Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +5 погода в Петербурге
Доллар 65.31
Евро 74.86
Юань 9.41

На дорогах Ленобласти разбойники с ружьем грабят и калечат проезжающих

 Фото: pixabay.com Фото: pixabay.com В Кингисеппском районе Ленинградской области, между деревнями Вистино и Старое Гарколово, на выходных было совершено разбойное нападение на членов петербургского клуба веломарафонцев «Балтийская Звезда». Четверо мужчин, вооруженных двуствольным ружьем, напали на велосипедистов, ехавших по автомобильной дороге 41К-109, избили их, ограбили и нанесли ущерб снаряжению

Валерий Расков и Алексей Булычев ехали по маршруту 200-километрового бревета «Кургальский» (о том, что такое веломарафоны - или бреветы, как их называют во всем мире - мы уже рассказывали), старт и финиш которого были в городе Сосновый Бор. Каждый двигался по маршруту в своем темпе, поэтому ехали не парой: Алексей - впереди, а Валерий несколько отстал. Все произошло, когда до финиша оставалось около 40 километров.

Рассказывает пострадавший Валерий Расков:

«Было уже темно - около 19 часов вечера. Ко мне подошел мужчина - я думал, что он что-то хочет у меня спросить. Но, оказавшись рядом, он попытался меня ударить в лицо. Я успел среагировать, увернулся - ушел в сторону, ускорился и поехал дальше. Но там стояли еще трое, и вот они уже меня свалили, схватив за куртку, и молча начали избивать. Я вырвался, попытался бежать, но они меня поймали и опять завалили. Вся эта возня происходила на самой дороге. Одна машина притормозила, чтобы в нас не врезаться, они от света фар немного оторопели, я воспользовался моментом, опять вырвался и бросился к машине, но она ушла в сторону и укатила. Если бы машина хотя бы начала сигналить, то она могла бы спугнуть их, но этого не произошло - она просто уехала.

«Я опять вырвался и бросился к машине, но она ушла в сторону и укатила. Если бы машина хотя бы начала сигналить, то она могла бы спугнуть их, но этого не произошло - она просто уехала».

Мне сломали фонари на велосипеде и стащили на обочину, чтобы не было видно - у них методы отработанные, и каждый выполнял свою функцию. Было видно, что они действовали по определенному плану, выйдя на разбой на большую дорогу. Они говорили: “Мы здесь машины останавливаем, а вы тут на своих велосипедах катаетесь. Нечего вам тут делать - это наша территория, наша земля”. Такие местные царьки. Слышу: “Потащили его в лес, и там с ним разберемся!”. Спинным мозгом понял, что это будет последняя моя прогулка по лесу. Я сопротивлялся, цеплялся за что мог: понимал, что с дороги мне уходить нельзя. Одного схватил за ноги в области коленей, повалил его на асфальт, и вместе с ним мы скатились на обочину - там идет небольшой склон вниз. И тут произошел выстрел. Попали в ногу, но не в мою, а в нападавшего. А мне в районе сердца только куртку разорвало. Скорее всего, это была дробь - пулей такого рикошета не было бы. В районе груди у меня ожог, и куртка пахнет до сих пор порохом. Начался замес, доставалось и мне, и раненому - он кричал громче меня. Потом они за шею меня оттянули от простреленного и начался грабеж. Тех денег, что у меня были, им оказалась мало - требовали еще, постоянно тыкая двустволкой в лицо.

Раненый тем временем просил ловить тачку и везти его в больницу - крови потерял он немало. Один ловил машину, второй придушивал меня за шею, чтобы я не брыкался. Мне постоянно прилетало то кулаком, то ногой. Пытались содрать велосипедную каску, но ремешок держал. Она меня здорово выручила - был удар ногой в височную часть головы, каска треснула и удар смягчила. Меня постоянно укладывали лицом в снег, чтобы я не орал, когда проезжает машина. Параллельно они ломали все, что у меня было: нашли фотоаппарат в кармане, смартфон разбили и выкинули. Понимали, что любой гаджет может привести к их обнаружению. Им ничего не надо было, кроме денег. Ломали велосипед - били по нему ногами, сумку, которая была на велосипеде, рвали.

Еще обсуждали, как меня убить. Один говорит: “Я его придушу”. Второй говорит: “Лучше его зарезать”. Третий говорит: “У меня еще выстрел есть, я просто прибью его”. Я понимал, что, раз у них сразу не получилось меня убить, они запугивают, рассчитывая, что я им еще какие-то деньги отдам.

Машину они долго не могли поймать - мне показалось, что прошло около получаса или даже больше. Но потом кто-то все-таки остановился, и они уехали. Подстреленного им пришлось нести. Я вытер лицо от крови, попытался что-то найти из своих вещей, которые они поломали и разбросали, но почти ничего не нашел: было темно».

По словам Валерия, возраст нападавших - около 30 лет плюс-минус. Предполагает, что они русские, поскольку говорили без акцента. Но смотреть на себя они не давали: как только он поднимал голову, сразу били в лицо.

Поскольку на сломанном велосипеде ехать было невозможно, Валерий пошел пешком в сторону Соснового Бора. Как он ни старался остановить машину, все проезжали мимо. Но потом все-таки повезло: его вместе с велосипедом подобрала «Газель» и довезла до отделения полиции в Сосновом Бору. По пути они догнали второго веломарафонца - Алексея Булычева, на которого, как оказалось, незадолго до нападения на Валерия теми же самыми людьми тоже было совершено разбойное нападение! Но Алексей отделался гораздо более легкими потерями: синяк под глазом, сломанные велофонари и отнятые деньги. Схема нападения на него была точно такая же.

«Я увернулся от первого нападавшего, а он нет, - продолжает рассказ Валерий Расков. - Ударили в лицо, он упал, его оттащили в кусты, немного помутузили и ограбили. Причем Алексей сначала проехал мимо них, когда они стояли на обочине с ружьем. А потом они, видимо, целенаправленно обогнали его на машине и километра через три вновь стояли перед ним, чтобы уже его ограбить. Если бы все пошло по плану, они бы сделали со мной то же самое, что и с Алексеем. Но со мной у них что-то пошло не так. И если бы огнестрел попал не в ногу их кореша, а в меня, то, если бы я даже и выжил, они бы меня в лесу просто добили и закопали».

По словам Валерия, возраст нападавших - около 30 лет плюс-минус. Предполагает, что они русские, поскольку говорили без акцента. Но смотреть на себя они не давали: как только он поднимал голову, сразу били в лицо.

После посещения сосновоборского отделения полиции велосипедисты едва успели на последнюю электричку до Петербурга. В больнице имени Костюшко у Валерия были обнаружены многочисленные ссадины, синяки и ушибы, в том числе ушиб грудной клетки и шейных позвонков, но, слава Богу, обошлось без переломов.

Сейчас кингисеппская полиция ведет расследование по факту нападения на велосипедистов. Причем уже есть результаты: одного нападавшего - того, которого подстрелили - полиция взяла в тот же день. Его жизни ничто не угрожает, и он уже дает показания.

Фото пострадавшего Валерия Раскова

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Даниил, школьник, 14 лет Нужна ли в интернете цензура?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика