«Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб «Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб спецпроект
Санкт-Петербург +3 погода в Петербурге
Доллар 57.57
Евро 67.93
Юань 8.69

Огородами от Питера до Москвы

В районе Шушар на участке между Петербургским и Московским шоссе неторопливо идут работы по возведению новой платной трассы «Петербург - Москва». Строители пробивают тоннель под железнодорожной веткой, строят пункт приема оплаты, а часть будущей трассы уже покрыта асфальтом. Здесь же, окруженные со всех сторон стройками, скоростными шоссе и новыми жилыми кварталами, расположены огороды, где жители Пушкина, Петербурга и других соседних населенных пунктов выращивают сельскохозяйственную продукцию для личных нужд, строят небольшие сарайчики для садового инвентаря.

Большинство этих огородов - нелегальные, они никак не оформлены, и при реализации крупных инфраструктурных и жилищных проектов интересы владельцев этих участков не принимаются в расчет, да и сами пользователи участков осознают свое бесправное положение

Большинство этих огородов - нелегальные, они никак не оформлены, и при реализации крупных инфраструктурных и жилищных проектов интересы владельцев этих участков не принимаются в расчет, да и сами пользователи участков осознают свое бесправное положение. Но, вне зависимости от формальной стороны вопроса, по мере того, как большие стройки окружают кольцом этот участок Ленобласти, огородники, а это в основном пенсионеры, теряют уголок земли, на котором создавали какой-то нехитрый уют, выращивали для себя зелень и находили себе какое-то применение.

Местами стройка добралась до садовых домиков, и владельцы покинули участки, забрав с собой самое ценное и оставив на грядках недозревший урожай. В других местах трасса проходит по соседству с участками, и есть шанс, что, пока не началось обустройство прилегающей к трассе территории, огородники еще смогут какое-то время пользоваться своим клочком земли.

Людмиле 74 года. Свой небольшой огород недалеко от строящегося туннеля под железной дорогой она начала обустраивать еще в середине девяностых, несмотря на протесты мужа, который наотрез отказывался заниматься земляными работами, будь то дача или даже пара грядок.

- Сама я из Пушкина, город свой люблю, но сколько можно по этим паркам ходить?! Муж был против, конечно, говорил все время: «Люда, здесь воронки! Зачем тебе это надо? Если хочешь моей смерти, давай дачу возьмем». Мы с ним от звонка до звонка на «Электросиле» трудились, только он до последнего звонка не доработал. После его смерти друзья сделали мне вот эту хибарку 2х2 метра и все спрашивали меня: «Зачем ты забралась в это болото?» А я была рада клочку земли. У меня тут грибы, лес, зайцы приходили и даже лиса, правда, звери все исчезли, как начали строить трассу. Да и затопило здесь все пару лет назад, видимо, что-то не то сделали с водоотведением.

Понятно, что и без строительства трассы условия здесь были непростыми. Ни электричества, ни нормальной воды, ни подъезда к участкам, так что и садовый инвентарь, и урожай огородники носят на себе

Понятно, что и без строительства трассы условия здесь были непростыми. Ни электричества, ни нормальной воды, ни подъезда к участкам, так что и садовый инвентарь, и урожай огородники носят на себе (все на участке не оставишь, место проходное, могут и украсть). Несмотря на это, по словам Людмилы, когда-то здесь было гораздо больше народу, и земли не всем хватало. Огородничество было зарегистрировано в исполкоме, и каждый раз аренду земли продлевали. Но кто-то из огородников умер, кто-то переехал на нормальные садовые участки к родственникам, так что людей вокруг становится все меньше, а администрация в Пушкине год назад и вовсе не продлила аренду участков.

Сосед Людмилы Виктор только пару недель назад вернулся на свой участок почти у самой трассы, выкосил траву, освободив площадку, и сейчас ремонтирует дверь у небольшого сарайчика, который сам же и построил.

- Когда тут затопило все, я ушел на ту сторону Петербургского шоссе, у меня там был маленький участок. Но когда там началось строительство жилых домов, нам на дома повесили объявления, что, мол, убирайтесь. Я и перебрался опять сюда, на старое место. Мне 75, старый уже, так что мне и осталось-то здесь всего год - два. Сделаю несколько грядок, буду сидеть, курить и смотреть, как машины туда-сюда по шоссе носятся. Ну, это если достроят, конечно, а то, говорят, у них там деньги кончились.

- Вы знаете, мне бы дали три сотки - я была бы рада, - продолжает Людмила. - Дачи у меня нет и уже не будет, в городе я постоянно сидеть не хочу. Мои две дочери уже создали свои семьи, у них свои дети уже. В семье вечно говорят мне: «Бабушка, да что ты там копаешься?» А я не могу, мне нужна земля, нужно к чему-то себя применить. Ведь пока живет человек, он должен куда-то двигаться, откуда-то черпать энергию.

Похожие фоторепортажи
 
Яндекс.Метрика