«Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб «Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб спецпроект
Санкт-Петербург +4 погода в Петербурге
Доллар 57.57
Евро 67.93
Юань 8.69

Погорельцы деревни Лопец

В сорока километрах от районного центра Волосово расположена небольшая деревенька Лопец. На дорогах, ведущих в деревню, Яндекс.Карты показывают высокую вероятность появления диких животных, мобильной связи практически нет, а пятикилометровый участок дороги от основной трассы до деревни находится не в лучшем состоянии. Здесь, в этой глуши, в начале апреля произошла трагедия, которая на удивление скупо освещалась в СМИ, особенно если сравнивать с тем, как подробно разбирали преступления, произошедшие на дачных участках в последний месяц.

На въезде в деревню, прямо на перекрестке трех дорог, стоит гранитная икона «Неопалимая купина», установленная и освященная в сентябре прошлого года. Вместе со всеми жителями деревни в установке и освящении иконы принимал участие пятидесятипятилетний Олег Герасимов. На тот момент он уже заготавливал в своем доме горючие материалы, возил из города ветошь и масло, а через полгода, в ночь с 4 на 5 апреля, Олег начал поджигать дома в деревне. Затем на своем автомобиле он протаранил машину пожарных, перегородил им проезд спиленной и заваленной поперек дороги елью, пытался остановить пожарных газовым баллончиком. Позже он объяснил свои действия тем, что в деревне обосновались бандиты и моджахеды, а он путем поджога защитил людей от очередного теракта.

К шести утра в пожаре сгорело одиннадцать домов из четырнадцати, вместе с хозяйственными постройками. Погибло девять кошек и одна собака, сгорело все имущество людей, которые жили в этой деревне почти круглый год. Сейчас, по прошествии почти трех месяцев, погорельцы задаются вопросом, почему ни районной, ни областной администрации нет до них вообще никакого дела.

Староста Анна Михайловна Иванова живет в деревне с 1958 года. На ее странице в соцсетях - десятки фотографий утопающего в цветах дома, от которого после пожара осталась только печка с трубой. Когда хозяйка участка рассказывает о произошедшем, ей с трудом удается держать себя в руках.

- Мы сами ремонтировали дорогу, сами оплачивали трактор, чтобы он чистил эти 5 км от трассы. У соседки нет машины, так она зимой на санках тащила от дороги газовый баллон и кошкам своим еду, представляете? XXI век! 25 лет мы жили без электроэнергии с генератором и, когда меня выбрали старостой, я решила, что женщины могут все, и «пробила» нам электричество. Скинулись, заключили договор с ЛенЭнерго, бились три года. Дважды обращались на прямую линию к Путину и, наверное, это нам наконец помогло. 30 декабря прошлого года у меня загорелась лампочка Ильича. Вы не представляете, какое это было счастье! Я сидела за столом и думала: «Господи, дай бог здоровья, чтобы пожить вот так - с электричеством». Вот и пожили…

Три года назад этот Олег купил участок с небольшим домиком. Очень верующий был человек, каждое воскресенье ходил в церковь на богослужения и исповедовался у батюшки Иоанна.

- Человек три года жил с нами, и я не могу понять, как он мог на такое пойти? – сокрушается моя собеседница. - После пожара, который он устроил, никто из местной Волосовской администрации не приехал и не спросил, нужна ли какая-то помощь. Мы подготовили письмо губернатору Дрозденко, и я хочу с ним просто побеседовать и понять, почему такое отношение к людям? Пусть мы не прописаны, но за землю платим, налог на имущество платим, что мы - брошенные какие-то? Сожгли целую деревню, и никто у нас не появился - вообще никто! Для меня это шок.

У Анны Михайловны сгорела техника, посуда, белье, одежда - все, что перевезли в деревенский дом, чтобы жить здесь круглый год. После смерти матери женщина привезла из Белоруссии все нехитрые сокровища: белорусские пуховые одеяла, расшитые ткани и тканые на станке половики - об утрате этих семейных реликвий она жалеет больше всего. Весь оставшийся после пожара садовый инвентарь убран в обгоревший контейнер, крыша которого деформировалась от высокой температуры, а сама Анна Михайловна живет в палатке, развернутой здесь же, на участке.

Владелица другого сгоревшего дома - Валентина Александровна - также живет в деревне с 1958 года. Когда она водит меня по участкам, нас сопровождает рыжий пес Чубайс, пострадавший, но все же выживший в пожаре.

- Когда Олег к нам приехал, мы сразу заметили, что он не совсем нормальный. Каждый раз, как с ним поздороваешься, зацепишься языком, он сначала нормально общается, а потом начинает говорить о том, что надо грехи замаливать, что будет конец света и что все мы будем в аду гореть. Этот Олег заранее ходил по домам, раскладывал горючее и только потом начал поджигать, причем, когда он поджег один из домов, в котором спали двое мужчин, то постучал в окно, чтобы дать им выйти. Три дома сгорели в пожаре частично, а одиннадцать - до основания. Температура была ужасная, взорвался газовый баллон, сгорел даже навес над прудом.

Но больше всего местных жителей удивляет реакция (а точнее - бездействие) властей.

- Странно и обидно, что никто ни из администрации, ни с района не приехал. Народ приезжал сам, обычные люди из Курска, из других деревень. Привезли продукты, одеяла. У Виктора Ивановича сгорели все вещи, документы, вообще все, а он 19 лет здесь жил и, когда мы уезжали на зиму, оставался тут сторожем.

Сам Виктор Иванович - один из тех двух мужчин, которые вызвали пожарных и смогли сами потушить часть хозпостроек. Он показывает мне, как обустроил металлическую хибару, в которой, судя по всему, будет встречать свой 79-й день рождения.

- Я родился в день рождения Путина, ну или это он родился в мой день рождения - я же старше. В огне у меня сгорело все, не осталось ни телефона, ни паспорта, ни пенсионного - вообще ничего. Три месяца уже в долгах, как в шелках. Совершенно чужие люди привезли какие-то тряпки, посуду, одежду, даже денег немного привезли. И молодежь приезжала, я им очень за это благодарен. Так-то вроде жив и здоров, руки ноги целы, значит прорвусь. Кунг этот был сгнивший совсем, но я в нем пол застелил, более или менее привел в порядок, сделал потолок, чтобы дождем не заливало. Еще утеплить надо, и можно будет жить спокойно. Есть где посидеть, ночевать можно.

У Виктора Ивановича в огне, помимо семейных фотографий, документов и книг, сгорела тетрадь со стихами, которые он писал. Стоя в дверях своего вагончика, он читает мне написанное 15 апреля, единственное пока стихотворение, в котором, среди прочего, такие строчки:

Шагай веселее с улыбкой и песней,
Все преодолеешь, всего добьешься!
Сторонись злости, гнева и лести
И ты к своему причалу прибьешься.

Некоторые хозяева участков забросили свои дома после произошедшего, и обгорелые остовы уже частично заросли травой. Среди остальных - пара семей - молодые, работающие люди, которые начали более-менее восстанавливать свое жилище, но по большей части погорельцы - пенсионеры, у которых нет ни сил, ни денег на то, чтобы отстраиваться заново.

В каменном основании дома Олега Герасимова жители устроили свалку, куда стаскивают мусор, оставшийся от пожара.

Похожие фоторепортажи
 
Яндекс.Метрика