Коррупция, которая живет в каждом из нас

Кинокомпания "Каропрокат" Фото: РИА Новости Кинокомпания "Каропрокат"
Сотрудник управления по экономической безопасности и противодействию коррупции (УЭБиПК), пожелавший остаться неизвестным, рассказал OK-inform, почему ведомству не удается побороть взяточничество.

Борьба с коррупцией стала массовым трендом. Не проходит и дня без совещания, просвещенного этому многовековому российскому злу. Не бывает и недели, чтобы Владимир Путин не осудил коррупционеров и не призвал с ними бороться. В городах нашей необъятной родины повсеместно весит реклама, стилизованная под фронтовые листовки Второй мировой. Граждан призывают активнее доносить на взяткополучателей и вымогателей. Есть и официальные успехи. С телевидения не сходят новости об очередных эпизодах уголовного дела по «сердюковской команде». МВД отчитывается об арестованных коррупционерах рангом пониже. Но все эти действия – лишь верхушка айсберга, малая часть работа «соответствующих органов», которые раньше назывались УБЭП, а теперь УЭБиПК. И здесь, на низовом уровне, борьба с коррупцией не украшена победными знаменами. Оперативники тут становятся настоящим «креативным классом», чтобы изобрести технологии ловли коррупционеров. И они сталкиваются с нелицеприятной для российского общества правдой: коррупция выгодна самим гражданам России, и именно поэтому борьба с ней изнурительна и малоэффективна.

Принципиальные люди - редкость

Пострадавшие не заявляют о преступлении. Они делают все, чтобы никто не поднимал эту тему.

Зачастую завести уголовное дело невозможно, поскольку взяткодатель получает прямую выгоду от коррупционной сделки. Например, студент или студентка дают «на лапу» преподавателю, чтобы сдать экзамен. В этом направлении борьба с коррупцией отсутствует как явление, также как и борьба с сексуальными домогательствами преподавателей. Пострадавшие не заявляют о преступлении. Они делают все, чтобы никто не поднимал эту тему. Больше того, они могут угрожать, когда иной правозащитник решится публично озвучить ситуацию, пусть даже не упоминая их имен.

- Граждане заявляют о коррупционном предложении либо когда вымогатель уже потерял связь с реальностью и требует слишком большую сумму, либо если он что-то обещал, но не выполнил, то есть из мести, - комментирует OK-inform борьбу с коррупцией сотрудник УЭБиПК Иван Ч. - Бывают и принципиальные, но это редкий случай. Каждый такой человек - на вес золота, с такими людьми работать одно удовольствие.

Люди часто уверяют, что боятся заявить о фактах бытовой и должностной коррупции. Но уже не «девяностые». По улицам не разгуливают братки в черных куртках и с автоматами с глушителями. А страх, в данном случае, всего лишь маска. Например, Петербург - лидер по регистрации автомобилей, но крайне трудно найти здесь человека, который бы сдал на права, не «отблагодарив» при этом сотрудника дорожной полиции за успешно пройденный экзамен.

Нет заявителя – нет дела

Если кто-то решается бороться с коррупцией, он ищет «подушку безопасности» - какую-нибудь организацию или структуру-посредника между ним и УЭБиПК. При этом 70% граждан убеждают посредника, что дело возбуждать надо, но так, чтобы его фамилия при этом не фигурировала. Мол, вы воюйте с коррупционерами, а я посмотрю, говорит сотрудник УЭБиПК Иван Ч.

И мало кто отдает себе отчет в том, что борцы с коррупцией – это всего несколько оперативных групп, а не мегакорпорация вроде «Газпрома», которая может позволить себе подглядывать за всеми учреждениями, вузами, полицейскими участками, обрабатывать тысячи часов видеопленки и иметь специально обученных сотрудников для ловли коррупционеров «на живца».

К примеру, в первые дни работы на горячую линию «Стоп, коррупция!», организованную Общественной палатой России в 2011 году, поступило 364 звонка. Как рассказал OK-inform источник в палате, граждане поголовно просили взяться за расследование преступлений так, чтобы их в это не ввязывали.

- О коррупции громче всего кричат те, кого она напрямую не касается, - комментирует OK-inform правозащитник Олег Смирнов. - Если человек что-то краем уха слышал о коррупции, он возмущается. Непосредственные участники коррупционного акта предпочитают молчать о нем, сколь бы они ни чувствовали себя униженными и оскорбленными.

Взяткодатель ничего не боится

В подобной ситуации есть только один жесткий, но неизбежный выход. Взяткодатель, не написавший заявление, сам должен рассматриваться как преступник и соучастник. В коррупционном сговоре не должностное лицо, а простой гражданин является самым слабым звеном.

Взяткодатель, не написавший заявление, сам должен рассматриваться как преступник и соучастник.

Несколько лет назад в Москве дорожная полиция проводила акцию по ловле водителей, которые дают взятки. Владелец авто, который по привычке предлагал «решить дело по-другому», получал подписку о невыезде и обвинение в коррупции. При этом общественники и правозащитники осудили акцию. Возмущались, что власти не борются с полицейским произволом. Хотя в данном случае полиция была права. У коррупционной сделки есть два субъекта, и взяткодатель ничем не лучше взяткополучателя.

Поскольку наше государство так или иначе демократическое, а парламент формируется на основании голосов избирателей, объявить с депутатской трибуны о том, что борьба с коррупцией должна начинаться с самых нижних уровней – с уголовной ответственности взяткодателя – решится не каждый. Поэтому основные инициативы по наказанию взяткодателей исходят в основном из Следственного комитета МВД и Прокуратуры, структур, не связанных демократическими процедурами и электоральными циклами.

Один из самых активных сторонников ужесточения ответственности взяткодателей - Олег Логунов, который озвучил свою позицию журналистам, будучи (на тот момент) заместителем начальника СКП.

- Любой госслужащий всегда боится брать взятку, зная, что за такое преступление предусмотрен внушительный тюремный срок, - сказал он. - Взяткодатель ничего не боится, потому что закон освобождает его от уголовной ответственности, если он добровольно заявляет о своем преступлении после дачи взятки.

Логунов уже покинул правовое управление Генеральной прокуратуры Российской Федерации и с прошлого года занимает пост заместитель полпреда Президента в Северо-Западном федеральном округе, где занимается, в том числе, вопросами законности и правопорядка. Вполне возможно, вопрос самой низовой коррупции он будет решать хотя бы на уровне нашего федерального округа.

А каким организациям вы бы доверили борьбу с коррупцией в Петербурге? И если бы у вас на работе была возможность украсть безнаказанно, вы бы украли? OK-inform проводит опрос на эту тему. Свое мнение и фотографию присылайте на mail@ok-inform.ru.

Материалы по теме

Финансовый аппетит таможенника потянул на штраф в 3 млн рублей.

Стадион на Крестовском можно удешевить.

«Труба» снова привела в Петербург.

Отставка Анатолия Сердюкова почти никого не огорчила.

Коррупционный итоги 2012 года: из бюджета исчезло почти 92 млрд рублей.

Тема коррупции оказалась запретной.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама