Кому выгодна коррупция в РПЦ?

Фото: Сергей Пятаков РИА Новости Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл Фото: Сергей Пятаков РИА Новости
OK-inform искал корни тренда проникновения православной церкви во все сферы светской жизни России

Как и в XVIII веке, в современной повестке дня – антиклерикализм. Есть и первые пострадавшие в лице теперь уже широко известной панк-группы. OK-inform решил проанализировать нынешние тенденции проникновение православной церкви в различные сферы общественной жизни.

Инквизиция как не богоугодное явление

В декабре прошлого года Министерство образования и науки предложило общественности обсудить ряд документов. В них используются формулировки, которые выдают «пастырское богословие» за одну из наук. Особое недоумение при этом вызывает статья 87 нормативно-правового акта «Особенности изучения основ духовно-нравственной культуры народов Российской Федерации и особенности получения теологического и религиозного образования».

Например, третий пункт этого акта, в переводе с канцелярского языка на русский, гласит, что содержание предмета в школе или в вузе будет определять не министерство образования, а «централизованная религиозная организация». На канцелярском языке это звучит так:

«Примерные основные образовательные программы в части учебных предметов, курсов, дисциплин, направленных на получение обучающимися знаний об основах духовно-нравственной культуры народов Российской Федерации, о нравственных принципах, об исторических и культурных традициях мировой религии (мировых религий), проходят экспертизу в централизованной религиозной организации…»

Может ли религиозная организация вмешиваться в образовательный процесс светского государства и давать какую-либо экспертную оценку?

Если совсем проще, то акт предлагает изменить содержание учебников. В них будут описывать не структуру инквизиции Российской империи, учрежденной Петром I в 1711 году, и не то, сколько, когда и кого она замучила, и по какому поводу. Там будут описывать, богоугодно ли вела себя инквизиция, и не погрешили ли начальники этой специфической спецслужбы своего времени. И уповая на Библию, касаться фактической стороны ее деятельности в количестве и социальном измерении загубленных человекодуш уже совсем необязательно.

Этот проект указа, как и многие подобные ему, ставит два этических вопроса. Первый: может ли религиозная организация вмешиваться в образовательный процесс светского государства и давать какую-либо экспертную оценку? И второй: почему эта религиозная организация только одна?

О светском и церковном

Обвинять православную церковь во всех злодеяниях и безудержном обогащении - это тоже глупость. Ведь совершенно очевидно, что деятельность этой организации приносит пользу многим людям. В некоторых регионах России на церкви лежит та социальная нагрузка, которая теоретически должна возлагаться на органы государственной власти. Где-то РПЦ запустила прекрасные проекты по реабилитации наркоманов. Где-то помогает в трудоустройстве бывших заключенных. РПЦ способствует даже интеграции трудовых иммигрантов. Но смущает не активность церкви, а ее явный выход за пределы законодательного поля.

- Процесс проникновения Церкви в разные сферы общественной жизни, безусловно, позитивный шаг к духовно-нравственному оздоровлению нашего раздробленного общества, - комментирует OK-inform православный активист Андрей Шкуренко. - Одухотворение дает надежду на то, что русский народ окажется верен высшим ценностям. Это гармонично сочетается со светскостью государства. Тут нет противоречия, ведь светское государство должно не просто терпимо относиться к религии или же подменять религию светским гуманизмом. Оно должно опираться на нее в созидании общего блага.

Казаки-разбойники

Но РПЦ опирается на теорию «Москва - Третий Рим». В качестве модели церковно-государственного устройства выбрана так называемая «византийская симфония», когда православная церковь превращается в инструмент государственной политики. И эта концепция в националистических кругах весьма и весьма популярна.

Перешагивая через писаные законы, церковь волей-неволей дает индульгенцию радикалам от религии.

У союза государства и православной церкви есть существенный недостаток. Союз этот противоречит Конституции России. Перешагивая через писаные законы, церковь волей-неволей дает индульгенцию радикалам от религии. Еще десять лет назад невозможно было представить себе православного фундаменталиста. Сейчас это расхожий феномен. «Казачьи патрули» и «Православный патруль» нападают на прохожих и срывают с них футболки и символику, а иногда и прямо преступают закон.

Так, например, «Казачий патруль» разогнал осенью прошлого года религиозное мероприятие кришнаитов «Харинама» в Сочи. Не имея на то никаких полномочий, патруль из 20 человек под предлогом «борьбы с сектами» задержал одного из участников и лишил его свободы перемещения, что может расцениваться как самоуправство и похищение человека.

А совсем недавно, вечером 8 февраля, группа из 30 человек, представившихся «казаками» и одетых в форму, отчасти напоминающую казацкую, напала и избила сотрудников «Воронежгеологии». Правда, в отличие от первого случая, во втором хотя бы возбудили уголовное дело.

Пожалуй, московская патриархия делает ставку на «казачий спецназ» умышленно. Патриарх Кирилл 13 февраля заявил, что единство разнородного казачества основано на православии. И хотя он явно грешит против истины, так как у казачества, в том числе, имеются основательные кавказские и мусульманские корни, а сам казаческий этногенез проходил под решающим влиянием тюркских народов, это не мешает церкви «национализировать» радикалов с нагайками.

Стоить отметить, что тогда же, выступая на Архиерейском Соборе, Патриарх Кирилл отметил, что именно казаки в первую очередь «встают на защиту Церкви». Патриарх попросил поддерживать «инициативы казачьих организаций» и делать все для объединения казаков вокруг церкви.

Сговор чиновников-коррупционеров с церковниками-коррупционерами

Клерикализации противостоит широкий гражданский фронт - выразитель идей атеистов и этнических христиан. Последние слабо разбираются в постановлениях патриархии и действуют на основании внутреннего чувства справедливости.

Один из лидеров этого фронта - проект «Россия для всех». Здесь популяризаторский подход противоречат позиции патриарха Кирилла. Недаром вокруг «России для всех» постоянно возникают митинги протеста экстремистски настроенных казаков и националистов.

Роман Багдасаров, религиовед и культуролог, считает, что экспансию в светские сферы осуществляет не вся православная церковь, а только коррупционеры от религии.

Позиция организации заключается в том, что для «византийской симфонии» слишком рано. «Сперва демократия, а потом уже симфония» - один из центральных лозунгов антиклерикального фронта.

Главный редактор портала «России для всех» Роман Багдасаров, религиовед и культуролог, считает, что экспансию в светские сферы осуществляет не вся православная церковь, а только коррупционеры от религии. Они и наживаются на практическом и законотворческом выражении «византийской симфонии».

- В этой ситуации надо понять главное: православная церковь не может иметь никакой официальной позиции, кроме догматики, - комментирует OK-inform Багдасаров. - Злоупотребления, которые мы видим, это результат сговора чиновников-коррупционеров с церковниками-коррупционерами. И те и другие коррупционеры долго присматривались-принюхивались друг к другу. И вот, наконец, они оформляют общие интересы в виде антиконституционных законов. Их акты позволяют церкви заявлять свои интересы в системе образования, вооруженных сил, в недвижимости и приобретении разных форм собственности.

Некоторые действия под прикрытием авторитета церкви, действительно, нельзя рассматривать никак, кроме как рейдерский захват. Например, прошлогоднее скандальное приобретение половины здания детской инфекционной больницы №12, расположенной по адресу Москва, Ленинградский проспект д.16, стр.1-2. Новые собственники превратили приобретенную половину здания в бизнес-центр, который сдавал помещения коммерческим медицинским фирмам. А добившись успеха, они не успокоились и начали захватывать оставшуюся половину здания.

Когда православию будут везде рады?

Клерикализация общества - процесс не положительный и не отрицательный. Однако для этого нужно соблюдать три условия, которые в целом разделяют организации и активисты, выступающие против экспансии РПЦ.

Те, кто нарушает закон государственный, прикрываясь законом Божьим, должны предстать пред судом по экстремистским и финансовым статьям Уголовного кодекса.

Во-первых, нужно обеспечить конституционность участия православной церкви в общественных делах. Нужно не писать законы, а вносить поправки в конституцию. Иначе любые законы, ориентированные на участие церкви – всего лишь шельмовство и казуистика.

Во-вторых, православная церковь должна участвовать в законотворчестве наравне с другими религиями, и в этом «состязании религий» приоритетом должны быть не интересы РПЦ, а интересы государства. Так, например, в школах в интересах государства логично изучать не православие, а как раз ислам. В православной культуре среднестатистический школьник худо-бедно разбирается, а вот «мусульмане», «ваххабиты», «салафиты», «кавказцы», «джихадисты», «таджики» и «гастарбайтеры» - для него одна большая непонятная каша.

В-третьих, необходимо расширить правовую практику в отношении спекулянтов от религии. Они промышляют лоббизмом, рейдерскими захватами, откатами и торговлей богословием. В социальном пространстве должны представлять себя не отдельные предприниматели под маской православия, а действующая церковь. А те, кто нарушает закон государственный, прикрываясь законом Божьим, должны предстать пред судом по экстремистским и финансовым статьям Уголовного кодекса.

После соблюдения этих условий, считают конституционалисты, можно будет говорить о том, что православию рады и в школах, и в социальной сфере, и в экономике России.

Материалы по теме

Новая стратегия нацполитики способна лишь разжечь конфликты на национальной почве.

Вместе помолимся.

Решение сильного человека.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Повышение каких цен опустошит ваш кошелек?
Реклама