Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +4 погода в Петербурге
Доллар 63.89
Евро 70.41
Юань 9.11

Владимир Путин замерил среднюю температуру по больнице

 Рисунок: Александр Зудин Рисунок: Александр Зудин По итогам двенадцатой по счету «Прямой линии с Владимиром Путиным» политологи и журналисты лихорадочно обсуждают тезисы, высказанные президентом РФ за неполных четыре часа общения с народом. Многочисленные «толкователи Путина» спорят - что хотел сказать национальный лидер той или иной «случайной» фразой? Какой сигнал он хотел послать россиянам, международному сообществу, чиновникам и т.д.?

У большинства наблюдателей, с начала «нулевых» освещающих путинские «всероссийские эфиры», главным впечатлением от вчерашней «прямой линии» стало следующее: Владимиру Путину как политику, чутко реагирующему на общественные настроения, в ходе общения было крайне важно понять, как изменилось российское общество после присоединения Крыма к России и что думают о текущих событиях его ведущие представители. То есть в данном случае роль президента была чем-то сродни роли драматурга, сидящего на премьере своей пьесы в углу сцены и наблюдающего, как зрители занимают свои места в зале и как они воспринимают увиденное.

Отличий у нынешнего «всероссийского эфира» от 11 предыдущих нашлось немало

Как-никак геополитических сдвигов, подобных переходу Крымского полуострова из состава одной страны в состав другой, на карте мира не было уже более полувека. И Путину, думается, было еще и чисто по-человечески интересно, как реагируют на этот шаг самые разные слои российского общества, включая оппозиционно настроенную интеллигенцию, представленную в студии двумя Иринами - Прохоровой и Хакамадой. В повседневной жизни президент в основном окружен людьми, мало напоминающими «средних россиян», и ему было важно лично замерить «среднюю температуру по больнице».

Отличий у нынешнего «всероссийского эфира» от 11 предыдущих нашлось немало. По мнению экспертов, почти все прошлые прямые линии были суммой самых разных «народных просьб» к президенту - от починки водопровода до снижения цен на коммунальные услуги. Но на этот раз многие россияне просили Путина о другом - объяснить, «что же будет с Родиной и с нами?». Это вполне понятно - за годы «путинской стабильности» люди отвыкли от того, что отношение к каким-то шагам РФ за границей, тем более - в соседних странах, может быть резко негативным. И ждали от лидера аргументов в пользу того, что «все будет хорошо».

Как отметили некоторые аналитики, эта «прямая линия» была первой, столь явно обращенной «вовне» - большая часть вопросов касалась Украины и внешней политики РФ. Внутренние проблемы были затронуты в ее ходе лишь по отраслям и регионам: да, есть проблемы в здравоохранении, все не очень хорошо на Северном Кавказе, в Сочи беспокоятся за судьбу туристического сезона, а на Дальнем Востоке переживают из-за последствий паводка.

Да, киевская власть неконституционна и нелегитимна, но с ней все же придется говорить - пусть и не на уровне президентов

Но на фоне украинского кризиса и экспансии в Крым все внутренние неурядицы выглядели мелкими неудобствами - и это четко отразилось на содержании беседы. Впрочем, в этом плане один крайне важный, пусть и внешне ироничный, момент возник, когда Путин зачитал вопрос с призывом «расстрелять хотя бы 350 главных воров и коррупционеров» - мол, «тогда и весь народ будет с вами». В ответ Путин сообщил: «у нас за воровство не расстреливали», но подчеркнул, что специально прочел этот вопрос, чтобы те самые коррупционеры увидели настроения россиян. Это значит, что грядущее ужесточение антикоррупционных мер, скорее всего, не ограничится «возвращением капиталов на родину». А ежегодное заполнение чиновниками и депутатами (и их семьями) деклараций о доходах и расходах - не предел ограничений для «слуг народа».

Не менее важно, что Владимир Путин несколько раз публично вступился за наших военных в Крыму, тем самым легетимизировав их присутствие на полуострове. Президент дал понять, что это наши люди, и они останутся там надолго. Этого признания, в конечном счете, в России (и на самом полуострове) ждали еще с марта. По Украине президент, по сути, не сказал ничего нового - сверх того, что все мы могли слышать в последние недели в новостях.

Да, киевская власть неконституционна и нелегитимна, но с ней все же придется говорить - пусть и не на уровне президентов.

Да, Украина должна сама бескровно решать свои проблемы как государство, и при этом исправно платить России за газ (на что ей был дан еще месяц).

Да, Москва не будет вмешиваться в дела Украины, но при этом постарается помогать ей выбираться из кризиса вместе с США и Евросоюзом. Но, несмотря на внешнее отсутствие новизны, все эти тезисы вчера должны были быть произнесены именно Путиным - на всю страну и на весь мир. Причем, что особенно важно, произнесены без тени милитаристской риторики. Посыл вполне ясен: Россия - мирное государство, и в случае с Крымом просто вернула себе то, что принадлежит ей по праву.

В президентских высказываниях по ходу общения с людьми «красной линией» сквозила главная мысль: у РФ - новая политика: «нам нужны все и всякие»

По сути, Путин выступил в этот раз не столько как президент РФ, сколько как лидер почти необъятного русского мира. В президентских высказываниях по ходу общения с людьми «красной линией» сквозила главная мысль: у РФ - новая политика: «нам нужны все и всякие». И вчерашние враги (если они уже раскаялись), и давние партнеры, запутавшиеся в собственных амбициях и обязательствах, и даже геополитические противники. Лишних для России в современной системе политических координат нет - в интересах мира мы готовы говорить и сотрудничать с каждым.

Впрочем, одна небольшая параллель с предыдущими «линиями» к концу четвертого часа все же возникла. Владимир Путин сделал единственный «подарок в прямом эфире», причем не одному «мальчику Ване из Приморья», а целому СМИ. Им стал телеканал «Дождь», находящийся на грани выживания после разрыва контрактов с компаниями-ретрансляторами его сигнала. Напомним, причиной бед телеканала стал эфирный соцопрос «Стоило ли оборонять Ленинград в период блокады вместо того, чтобы «сдать» город немцам и спасти сотни тысяч жизней?». Президент заявил - мол, если причиной того, что «Дождь» не выходит на экраны, стали проверки контрольных органов, то «я сделаю все возможное, чтобы избавить канал от их избыточного внимания». Больше говорить об этом президенту не понадобится - скорее всего, уже сегодня утром «злые» компании-ретрансляторы сами выстроятся в очередь перед офисом «Дождя» с предложением переподписать контракты на вещание. И это - еще один безусловный президентский «шаг навстречу» либеральной части общества.

Думается, что в конечном итоге «прямой линией» в равной степени оказались довольны и россияне, и сам президент. Народ вновь увидел: глава государства здоров, бодр, остроумен, прекрасно осведомлен как о внешних, так и о внутренних проблемах страны, и по мере сил старается их решать. А Владимир Путин, со своей стороны, убедился: «средняя температура по больнице» - в пределах нормы.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Сергей, специалист по работ с молодёжью, 29 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика