Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +16 погода в Петербурге
Доллар 76.35
Евро 89.25
Юань 1.12

15 лет путинской России: от клинической смерти к прогрессу

 Фото: http://news.kremlin.ru Фото: http://news.kremlin.ru 9 августа исполнилось ровно 15 лет с того дня, как престарелый и больной президент Борис Ельцин подписал указ о назначении вице-премьером тогдашнего главы ФСБ Владимира Путина. Параллельно в отставку был отправлен премьер Сергей Степашин, и через несколько дней на его место был назначен тот же Путин - чиновник, имя которого было мало кому известно

«Демократическая общественность» пришла тогда в ужас: как же - столько боролись все 1990-е против «кровавой гэбни», и вот теперь ее чистый представитель возглавил правительство РФ! Впрочем, первый шок прошел очень быстро - и столь же быстро превратился в энтузиазм. Почему? Для того чтобы понять это, стоит вспомнить обстоятельства, при которых проводилась эта «рокировка премьеров».

- Мы будем преследовать террористов везде. Вы уж меня извините, в туалете поймаем - мы и в сортире их замочим.

А обстоятельства были тяжкие. За два дня до назначения, 7 августа, отряды из более чем 2 тысяч исламских боевиков, подготовленные в спецлагерях на территории Чечни, под руководством Шамиля Басаева и Хаттаба вошли в Ботлихский и Цумадинский районы Дагестана и начали захватывать один населенный пункт за другим. Тогдашние российские власти на время постиг некоторый паралич…

Собственно, власть РФ к тому моменту уже довольно долго находилась в состоянии частичного паралича. Премьер-министры и правительства менялись как перчатки, страна долго и тяжело отходила от последствий дефолта 1998-го, большинство товаров в магазинах были доступны далеко не всем россиянам. Лидеры Запада вовсю вели войну в Югославии, протесты России вызывали у них лишь легкое раздражение.

- В августе 1999-го Россия находилась в состоянии острого кризиса. Главный вопрос повестки дня заключался в выживании страны как целостного субъекта. В буквальном смысле - в избежании распада собственной территории. И в фигуральном - в сохранении единства общества и его политического класса, расползавшихся после шоков постсоветского периода. России тогда было не до глобального влияния, - говорит политолог, глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Во внутренней политике дела тогда и правда шли из рук вон плохо: губернаторы регионов РФ, особенно южных и восточных, вроде лидера Татарстана Минтимера Шаймиева, чувствовали себя «маленькими царями» и активно правили местные законы под свои нужды, а президент…

- Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А кто хочет его восстановления в прежнем виде - у того нет головы.

Сейчас в это трудно поверить, но тогда новостей про деятельность президента могло не появляться в публичном пространстве неделями. Или вместо Бориса Ельцина возникал  его пресс-секретарь, который говорил: мол, «глава государства работает с документами, и рукопожатие у него твердое». В такие периоды управление огромной страной, находящейся в тяжелом кризисе, было сконцентрировано в руках «семьи» - ближнего круга Бориса Николаевича. А по сути - в эти моменты контроля не было вовсе.

Тем не менее даже переживавший «сумерки сознания» Ельцин понимал: если Дагестан попадет в руки боевиков и там хотя бы на какое-то время установятся шариатские  порядки, то это повлечет за собой выход из состава страны других регионов - по «принципу домино». И президент приказал тогдашнему премьер-министру Сергею Степашину лично выехать в Дагестан - разобраться в обстановке и принять неотложные меры. Степашин приехал на Северный Кавказ - но поставить ситуацию под контроль он просто не сумел: не хватило то ли опыта, то ли решительности…

Выяснилось, что, несмотря на продолжавшую накаляться обстановку, на границе с Чечней для предотвращения новой войны не было сделано ничего. Не был приведен в действие давнишний план Генштаба ВС РФ, который предусматривал занятие российскими войсками левобережья Терека. Не был установлен военный контроль над господствующими высотами на дагестано-чеченской административной границе - и там вовсю хозяйничали боевики Басаева. Все, на что оказался способен премьер Степашин, - это приказать военным «атаковать Басаева и Хаттаба где бы то ни было».

- В сердце и в сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России. Крым по факту может быть только российским.

Ельцин был взбешен: он неожиданно для себя выяснил, что оперативного руководства у России перед лицом внутренней агрессии просто нет. Он вызвал Степашина к себе «на ковер» и объявил ему о скором смещении с поста премьера. А также предложил подписать проект Указа о назначении вице-премьером страны главы ФСБ Путина.

Я хорошо помню выпуск теленовостей следующего дня. В первую очередь шли кадры с Северного Кавказа: бородатые люди в камуфляже устанавливали зеленый исламский флаг над каким-то горным селом. Второй новостью показали уникальные кадры с заседания правительства - на них подавленный, красный как рак, чуть не плачущий Степашин объявляет министрам о своем уходе. Говорит: мол, «старался, все делал правильно, но так решил президент». Многие тогда подумали: видимо, дела в стране и правда плохи, как никогда… Что будет дальше? Сколько мы еще протянем?

Поэтому, когда через пару дней после назначения исполняющим обязанности премьер-министра Владимир Путин объявил о начале «антитеррористической операции» на Северном Кавказе, российское общество поддержало его практически единогласно. Новый премьер начал действовать, и уже через пару месяцев россияне забыли, что о важнейших шагах власти можно не слышать по телевизору неделями…

Сегодня, полтора десятилетия спустя, фамилия «Путин» звучит на международной арене почти как синоним понятия «Россия». Ведущие мировые политики и эксперты с жаром обсуждают его шаги и намерения, о феномене «путинизма» пишут научные работы. Причем авторы многих из этих монографий склонны изображать годы правления нынешнего президента как сплошную «историю успеха».

- Я, наверное, плохой христианин. Когда бьют по одной щеке, надо подставить другую. Но я пока к этому морально не готов. Если нас шлепнули, надо ответить, а то нас так и будут шлепать. 

А ведь моментов, когда Путин стоял в шаге от неудачи, проходя по лезвию бритвы, было предостаточно. Здесь можно вспомнить и взрывы жилых домов по всей стране в 1999-м - тогда общество чуть было не ополчилось на власть, и ситуацию с трудом удалось переломить. И историю с катастрофой подлодки «Курск» - когда спустя целых двое суток после аварии о президенте не было ни слуху, ни духу. Позже выяснилось, что находившегося в отпуске Путина высшие военные чины заверили: «ничего страшного, с ЧП справимся сами».

Чтобы хотя бы частично компенсировать свою несвоевременную реакцию на гибель «Курска», Путин тогда пошел на беспрецедентный для главы государства шаг. В сентябре он лично встретился в Северодвинске с родственниками погибших подводников - злыми на весь мир, полными отчаяния и горя людьми. Стенограмму той встречи опубликовал тогда один лишь «Коммерсант» - и, судя по ней, все свое зло и досаду они попытались вылить на президента. Путин в ходе встречи был спокоен, корректен, находил правильные слова - и в итоге вышел из ситуации победителем. Ему даже пришлось пообещать, что остов «Курска» будет поднят с километровой морской глубины - и это обещание было выполнено. 

Кстати, сегодня многие как шутку воспринимают сцену в прямом эфире американского «Шоу Ларри Кинга», когда звездный ведущий спросил начинающего лидера РФ: «Так что же случилось с вашей подлодкой, господин президент?» - «Она утонула», - ответил Путин. Ему тогда было явно не до шуток.

Эти первые, может быть, самые сложные вызовы закалили главу РФ. Уже в 2001-м он начал строить «вертикаль власти» - за этим фигуральным выражением стояло главным образом уравнивание регионов в правах и жесткое подчинение Москве. Этот процесс занял не один год: региональные элиты с огромной неохотой расставались с былым влиянием и финансовыми возможностями. Однако, используя метод кнута и пряника, Путину удалось-таки призвать к порядку все субъекты федерации. А самых вольнолюбивых губернаторов отправить в отставку.

Не меньших усилий стоило главе РФ и «привести в чувство» олигархов, с середины 1990-х фактически правивших страной. Журналисты, работавшие в то время в политике и бизнесе, хорошо помнят: те же Вяхирев, Ходорковский, Березовский, Гусинский, Абрамович и иже с ними не воспринимали президентскую администрацию или правительство всерьез - у этих структур было слишком мало денег, которые тогда считались мерилом всего. И Путин, впервые придя на собрание всемогущего тогда Союза промышленников и предпринимателей, столкнулся тогда именно с таким пренебрежением: мол, «говори-говори, а решать-то серьезные вопросы будем мы». Следствием такого отношения стало знаменитое «равноудаление олигархов».

- Нас пытаются загнать в какой-то угол - за то, что мы не лицемерим. 

Для Гусинского и Березовского оно закончилось изгнанием. Для Ходорковского, который осмелился сказать президенту один на один «пару ласковых» сразу после заседания, - тюрьмой. Для Вяхирева и Черномырдина - потерей акций «Газпрома». Единственным исключением стал Абрамович, имеющий потрясающее чутье на людей: он сумел стать для Путина партнером. Хотя лишиться столь любимой «Сибнефти» пришлось и ему.    

И только более или менее наведя порядок во внутренней политике, лидер РФ начал укреплять позиции страны на внешнем «фронте». Бывший замминистра иностранных дел в частной беседе рассказывал мне, как молодой президент Путин впервые встретился с тогдашним «хозяином мира» - находившимся на пике популярности и влияния лидером США Биллом Клинтоном. После того, как, говоря о ближайших задачах России, Путин сказал, что «РФ хотела бы сохранить и усилить свое влияние на постсоветском пространстве», возникла пауза. Клинтон покосился на собеседника и произнес «Э-э-э… А вы действительно сможете это сделать?» Как все мы знаем, Путин дал ему ответ на этот вопрос.  

- Я мечтаю, чтобы все мы были счастливы, каждый из нас, но как это сделать?

Обладая даром личного обаяния, Путин сумел подружиться с тогдашними главными лидерами Европы: французом Шираком, итальянцем Берлускони и немцем Шредером. И даже с преемником Клинтона - американцем Джорджем Бушем-младшим. Правда, для того чтобы мировые политики начали разговаривать с главой России на равных, РФ пришлось отдать все долги - и Международному валютному фонду, и Парижскому клубу, и многие другие.

Позже лидер РФ на собственном опыте убедился: прекрасные личные связи с президентами все равно не гарантируют его стране лояльности со стороны стран - мировых лидеров. Именно поэтому у России появился многомиллиардный «загашник» в виде золотовалютных резервов, а российская армия была подвергнута масштабной реформе и перевооружению. Параллельно Москва все годы путинского правления вела максимально осторожную и взвешенную внешнюю политику, лейтмотивом которой был лозунг «Не надо делать резких движений». И, в конечном счете, успехи пришли.  

- К концу 2013-го международный вес Москвы несравнимо возрос по сравнению с исходом девяностых или даже серединой 2000-х. Страна вернула себе инструментарий глобального игрока - не сверхдержавы, но государства, без которого не обойтись при разрешении наиболее важных мировых проблем. Реализм Путина, его способность ставить верные текущие задачи и решать их с холодным прагматизмом, принесли плоды, - резюмирует политолог Федор Лукьянов.

- Все эти восемь лет я пахал, как раб на галерах - с утра до ночи.

По мнению экспертов, та скорость, с которой Россия в считаные годы восстановила свое благосостояние и влияние в мире, вызвала острое раздражение среди элит ведущих западных стран. А вынужденное присоединение Крыма к РФ в марте - многократно его усилило. Именно поэтому Россия и ее лидер стоят сегодня перед новым, опаснейшим вызовом - украинским кризисом, который грозит превратить во врага крупнейшую страну-соседа, к тому же имеющую с нами тысячекилометровую общую границу.

Инициировав переворот на Украине и столкнув лбами две ее части, западные политтехнологи превзошли самих себя. По сути, они поставили Путина в положение, которое в шахматах называется «цугцванг» - когда любой совершаемый игроком ход лишь ослабляет его позицию. Однако, учитывая опыт, осторожность, прозорливость и удачливость нынешнего лидера РФ, можно с уверенностью предсказать: он сумеет  обернуть исход даже этой тяжелейшей партии в свою пользу. И, разумеется, в пользу России.

Самые знаменитые фразы Владимира Путина

- Мы будем преследовать террористов везде. Вы уж меня извините, в туалете поймаем - мы и в сортире их замочим.

- Крушение СССР было крупнейшей геополитической катастрофой XX века.

- РФ при развале Советского Союза пошла на беспрецедентные в истории человечества жертвы: отдала десятки тысяч километров своих исконных территорий.  

- Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А кто хочет его восстановления в прежнем виде - у того нет головы.

- Нас пытаются загнать в какой-то угол - за то, что мы не лицемерим.

- Товарищ волк знает, кого кушать. Кушает - и никого не слушает (про США)  

- Украина - это даже не государство. Часть ее территорий - это Восточная Европа, а другая часть, и значительная, подарена нами.

- В сердце и в сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России. Крым по факту может быть только российским.

- Являюсь ли я демократом чистой воды? Да, я абсолютный демократ. Но в чем беда? В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. После смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем.

- Мы спим по очереди. Все под контролем, не сомневайтесь (про отношения с Медведевым)

- Все эти восемь лет я пахал, как раб на галерах - с утра до ночи (про свою работу)

- Я, наверное, плохой христианин. Когда бьют по одной щеке, надо подставить другую. Но я пока к этому морально не готов. Если нас шлепнули, надо ответить, а то нас так и будут шлепать.

- Я мечтаю, чтобы все мы были счастливы, каждый из нас, но как это сделать? 

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Светлана, педагог, 30 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика