«Живое право» входит в Россию

Фото: Дарья Румянцева для ОК Фото: Дарья Румянцева для ОК
Непривычные России принципы «живого права» укрепляются с каждым годом, но буква закона все равно отстает от правоприменительной практики, считают в Конституционном суде РФ

Конституционный суд, по мысли его представителя, судьи Гадиса Гаджиева — едва ли не пионер в стране по внедрению «живого права». С одной стороны, в России есть законы, с другой — правоприменительная практика не всегда однозначно с ними соотносится, поэтому обиженные и обращаются к судьям КС за помощью.

Одним из примеров тому стало недавнее постановление КС РФ, касающееся обжалования результатов выборов рядовыми избирателями, которых не устроил исход голосования, считает Гаджиев. Напомним, заявители, среди которых был и уполномоченный по правам человека в РФ, полагали, что трактовка оспариваемых норм судами ограничивает права избирателей на судебное обжалование итогов выборов.

Но как признал суд, акт голосования не сводится лишь только к реализации частных политических интересов – он также служит осуществлению принципов народовластия. Соответственно, избиратель вправе рассчитывать на то, что его голос будет должным образом учтен при определении результатов выборов. Одновременно и общественный интерес состоит в объективных итогах выборов и формировании на этой основе органов власти. 

КС РФ сделал вывод о том, что оспариваемые нормы - в силу неопределенности нормативного содержания - рассматриваются в правоприменительной практике как не допускающие возможность для избирателей обжаловать решения и действия (либо бездействие) избирательных комиссий, связанные с подсчетом голосов и установлением итогов голосования на том избирательном участке, на котором проголосовали обратившиеся за защитой своих прав, и в этой части оспариваемые законоположения противоречат Конституции РФ.

- Большинство экспертов считает, что решение могло быть противоположным принятому, Конституционный суд согласует его с правоприменительной практикой. Сама по себе запретительная норма была создана судами общей юрисдикции, а не законодателем, - поделился он своим видением с участниками ежегодной практической конференции «Формирование общих принципов законодательства».

Она организована с участием «Объединения корпоративных юристов».

По наблюдениям Гаджиева за мировой судебной системой, она приобретает большую экономизацию и социологизацию. По мнению председателя Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов ранее заявлял, будто Высший арбитражный суд не может руководствоваться правилами, которые устанавливались годами. Источники права и практические обстоятельства, с которыми приходится сталкиваться судьям в каждом деле, по этой мысли, могут противоречить друг другу. Возможно, поэтому отдельные судебные решения иногда нелогичны, считает судья КС РФ.

Сам он провел исследование среди коллег, какие суждения для них важнее при принятии решений — нравственные или юридические.

- Я заметил, что мы не юридические пуритане. Есть оценка традиций, экономического резона — все это реально присутствует, - поделился Гаджиев, поставив под сомнение работу судов исключительно по букве закона, в обход нравственных принципов.

Соединение аргументов из смежных юридическому пространств он считает чрезвычайно сложной задачей для юристов. Высший арбитражный суд, к примеру, считает идеальным сочетание в постановлениях и нравственного, и юридического.

Что касается социологизации судебной системы, эксперт считает первоочередным развитие «живого права» или правоприменительную практику.

Законотворцы, считает Гадис Гаджиев, должны оценивать свои инициативы не только с юридической точки зрения, но и с позиции последствий — проще говоря, как будет претворяться в жизнь то или иное их решение, какое определения будут выноситься в судах. В нынешней же ситуации принимать решения о соответствии той или иной норме главному закону страны приходится Конституционному суду.

Правовой реализм, зародившийся в США век назад, постепенно доходит до России, констатирует судья.

- Исходя из опыта работы за последний год, есть правовая реальность и реальность права. Это не слова-перевертыши. «Правовая реальность» - не юридическое понятие, а происходящее после институционализации нормы права. До судебного признания можно сказать, это «фактическое право» или «протоправо».

Новое право должно формироваться судами, а не законодателями, говорит Гадис Гаджиев. Сейчас же суды руководствуются только принципами права.

Особые надежды у судейского сообщества на новую редакцию Гражданского кодекса РФ. По словам коллеги Гаджиева, судьи КС РФ Владимира Ярославцева, в соответствии с принятыми поправками резюмируется добросовестность участников правового процесса, в то же время не определено, кто ее определяет.

- Мы сейчас стоим на перепутье: остаться со старым судебным сознанием или продолжить путь правовой конвергенции. Конвергенцию не надо бояться, она будет лучше защищать права участников правовых отношений, судами будут приниматься весьма интересные решения, - полагает Ярославцев.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама