Освобожденных от уголовной ответственности не заставят лечиться

Нормы, касающиеся принудительное лечения освобожденных от уголовной ответственности из-за невменяемости, признаны не соответствующими Конституции РФ

Дело о проверке конституционности частей 2 и 4 статьи 443 УПК РФкасающихся принудительного лечения, проводилось по жалобе Сергея Первова и запросу мирового судьи судебного участка №43 Кургана. По действующему законодательству в случае признания невменяемым совершившего преступление, УПК (по общему правилу) обязывает суд освободить его от уголовной ответственности и применить к нему принудительные меры медицинского характера.

Оспариваемые нормы предписывают не применять данные меры, если совершено преступление небольшой тяжести. Это требование распространяется и на случаи, когда психиатрическая экспертиза признает лицо опасным для себя и окружающих.

Этими принципами руководствовался мировой судья Советского района Красноярска в деле, потерпевшими по которому являлись заявитель Первов и его дочь. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили данное решение в силе.

Мировой судья судебного участка №43 города Кургана, рассматривая похожее дело, приостановил производство по нему и обратился с запросом в КС РФ.

Заявители считают, что оспариваемые нормы нарушают законные права и интересы потерпевших в результате преступлений и не согласуются с требованиями справедливости и соразмерности. Они отмечают, что спорные положения ставят вопрос при оказании психиатрической помощи признанному невменяемым человеку, на усмотрение органов здравоохранения. При этом не учитываются существенные обстоятельства уголовного дела, а потерпевшие не участвуют в процедуре. Исходя из этого, заявители полагают, что оспариваемые нормы противоречат положениям статей 1, 2, 17, 18, 21 (ч.1), 45 (ч.1), 46 (ч.1), 52, 55 (ч. 1 и 3), 71 (п. «в» и «о»), 72 (ч. 1 п. «б») Конституции РФ.

Суд решил, что в обязанности государства входит как защита граждан от преступных посягательств, так и предоставление медпомощи.

Освобождение от уголовной ответственности признанного невменяемым человека не устраняет общественной опасности и противоправности совершенного им деяния. В связи с этим УК РФ предусмотрено применение принудительных мер медицинского характера. При этом решающим фактором для суда должна являться степень опасности психического состояния, а не категория тяжести инкриминируемого деяния, расценил суд.

Оспариваемая норма УПК РФ противоречит этому принципу, поскольку при совершении  преступления небольшой тяжести страдающим психическим расстройством человеком к нему не применяются принудительные меры медицинского характера. Оценка опасности его состояния, по сути, утрачивает свое правовое значение.

Принудительное лечение такого человека возможно лишь в порядке, установленном Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и ГПК РФ.  Но применительно к указанным ситуациям специальная процедура принятия соответствующего решения не установлена. Это не обеспечивает преступнику возможность лечения в необходимых условиях и подвергает как его самого, так и потерпевших, других людей новым дополнительным рискам.

- Таким образом, дефектность оспариваемой нормы порождает неопределенность, создает противоречивую правоприменительную практику, которая приводит к нарушению конституционного принципа равенства, ставит под угрозу неприкосновенность личности, ее честь и достоинство, право на жизнь и здоровье, - говорится в решении суда.

Оспариваемые нормы УПК признаны противоречащими Конституции РФ. «С учетом принятого постановления суды вправе назначать принудительные меры медицинского характера в отношении лица, совершившего в состоянии невменяемости уголовно наказуемое деяние небольшой тяжести, если установлено, что такое лицо по своему психическому состоянию представляет опасность для себя или окружающих», - установили судьи. С учетом этого решения дело гражданина Первова подлежит пересмотру.

Материалы по теме
Комментарии
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама