«Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб «Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб спецпроект
Санкт-Петербург +4 погода в Петербурге
Доллар 57.57
Евро 67.93
Юань 8.69

Российская политика-2015: от Путина до Навального

 Фото пресс-службы Президента России Фото пресс-службы Президента России Экономический кризис в России в наступившем году будет усиливаться и может привести за собой кризис политический

Что будет, если посадят лидера «Партии прогресса» Алексея Навального, снизится ли рейтинг президента РФ Владимира Путина и что может стать главным событием российской политики-2015, OK-inform рассказали политологи Дмитрий Гавра, Дмитрий Травин и Сергей Цыпляев.

Как будет развиваться ситуация на Украине? Станут ли Донецкая и Луганская народные республики действительно самостоятельными государствами, и будет ли Россия им помогать?

Дмитрий Гавра (ДГ): С моей точки зрения, шансов на то, что Луганская и Донецкая республики станут самостоятельными, немного. А Россия, очевидно, заинтересована в том, чтобы эскалация вокруг Украины пошла на спад. В то же время мы видим, что есть внешние игроки, которые подводят Россию к тому, чтобы Украина продолжала оставаться камнем преткновения. Последние решения по Крыму, включая санкции, блокаду и так далее, подталкивают РФ к принятию более жестких решений по Крыму. Некоторые горячие головы из числа депутатов предлагали открыть зеленую улицу для поставки вооружений в Донецкую и Луганскую республики. Вполне очевидно, что эскалация вокруг Донецка и Луганска не в интересах России, а, скорее, в интересах зарубежных спонсоров людей, находящихся у власти в Киеве. Я считаю, что если усиления давления на РФ не будет, то в рамках Минского протокола нужно будет организовать еще раз выборы в Донецке и Луганске, но только такие, которые так или иначе устраивали бы все стороны. Результаты этих выборов понятны: у власти останутся те же самые люди. И возможно, дальше будет сделано движение в сторону федерализации Украины. Причем это может не называться федерализацией, но по факту федерализацией будет.

Дмитрий Травин (ДТ):

У меня такое ощущение, что в настоящее время самый вероятный вариант развития - это превращение их в непризнанные государства. Россия, вроде, не собирается их отделять от Украины, но, вроде, и не собирается переставать оказывать им покровительство. Поэтому думаю, что реальной частью Украины они уже не станут и будут как-то развиваться сами, формально считаясь частью Украины.

Сергей Цыпляев (СЦ): Мне кажется, исторически эти образования как самостоятельные государства бесперспективны. Они экономически несамодостаточны. По существу, это 2 млн человек, которые могут жить, получая дотации либо из одного, либо из другого бюджета. Сейчас говорится о том, чтобы восстанавливались территориальная целостность Украины и единое политическое пространство. Я думаю, что, скорее всего, все будет двигаться в эту сторону, поскольку у России сейчас нет ни возможностей, ни, если посмотреть на мнение граждан, готовности финансировать эти новообразования, которые представляют собой небольшие части Донецкой и Луганской областей.

Крым не придется отдавать?

ДГ: Вполне очевидно, что для нынешней российской администрации сдача Крыма ни в каких форматах невозможна. По крайней мере, в 2015 году ситуация с Крымом не будет предметом сколько-нибудь серьезных переговоров. Хотя, разумеется, в повестке дня украинской власти и ее партнеров с Запада этот вопрос стоять будет. Вполне очевидно, что для нынешней российской администрации сдача Крыма ни в каких форматах невозможна

ДТ: Я вообще сомневаюсь, что его когда-нибудь отдадут Украине. Для этого Россия должна стать очень слабым государством, неспособным защищать свои территории. Потому что в противном случае я плохо представляю, как политический лидер, который будет отдавать Крым обратно, сможет оставаться политическим лидером России. Все-таки настрой в России такой, что Крым наш, и люди это ценят, даже несмотря на очевидную неэффективность этого приобретения.

СЦ: Эта ситуация находится в состоянии неразрешимой, поскольку точка невозврата пройдена, и мы не знаем сегодня возможностей решить этот вопрос. Я думаю, Крым останется на длительное-длительное время принципиальным препятствием для установления каких-либо нормальных отношений как с Украиной, так и с большинством стран мира. Я думаю, что это проблема, решить которую предстоит следующим поколениям: как из яблока раздора Крым превратить в связку, объединяющую Россию и Украину. Это находится сегодня за горизонтом понимания.

Экономические проблемы скажутся на рейтинге Владимира Путина?

ДГ: Разумеется, экономические проблемы скажутся на рейтинге Владимира Путина. Рейтинг сегодня, скажем так, запредельный. И его нормальное состояние, видимо, отражалось по результатам президентских выборов, когда было между 55% и 60%. Вполне очевидно, что, чем в большей степени риторика президента будет привязана к давлению на Россию со стороны западных держав - Соединенных Штатов и их европейских сателлитов - тем в большей степени удастся так или иначе придерживать рейтинг. Вполне понятно, что при соблюдении социальных обязательств, при инфляции меньше 20%, даже за пределами 15%, при сохранении устойчивости курса рубля, рейтинг в 2015 году ниже, чем нормальные уровни порядка 50%, уйти не должен. Разумеется, при условии, что не будет перехода в жесткие форматы подавления оппозиции. Любые жесткие форматы, связанные с применением силы на улицах и площадях негативно сказываются на рейтинге, даже если их не показывают по федеральным каналам.

ДТ: Думаю, скорее всего, скажутся. Трудно сказать, как быстро это произойдет, но то, что жизнь в России будет значительно хуже в 2015 году, это уже очевидно. Но вообще я думаю, что различными манипуляциями, правдами и неправдами Путин сможет и в 2015 году, и вплоть до выборов 2018 года поддерживать свой рейтинг на уровне достаточно высоком. Не существует стран, где экономические проблемы не сказывались бы на рейтинге руководства в целом

СЦ: Безусловно. Не существует стран, где экономические проблемы не сказывались бы на рейтинге руководства в целом. Естественно, в России рейтинг - своеобразная вещь, особенно что касается первого лица, потому что это называется «последняя надежда». Граждане предпочитают хоть на кого-то надеяться до самого последнего момента, после чего, как показывает практика, этот рейтинг рушится в одночасье. Сейчас в этом процессе эрозии находится рейтинг правительства, который уже, по-моему, почти рассыпался. Если и дальше будет продолжать заворачивать кризис, а он объективно должен продолжать заворачивать, пока только предвестник землетрясения прошел, я думаю, что придется решать вопрос о формировании дееспособного правительства профессионалов, технократов, которые получат карт-бланш и будут пытаться вытащить экономику из того состояния, в которое она попадет.

Будет ли нарастать масштаб уличных выступлений оппозиции?

ДГ: Разумеется, выступления будут присутствовать. И оппозиция, прежде всего несистемная, будет использовать любые формы, любые форматы, чтобы выводить людей на улицу. С моей точки зрения, здесь будет очень многое зависеть от того, как будут работать региональные власти, по той причине, что управлять уличным протестом и, соответственно, работой с протестующими из Москвы вряд ли возможно. И вполне понятно, что администрация президента и, прежде всего, управление внутренней политики должно выстроить очень тонкую политику, связанную с тем, чтобы те люди, которые выходят на улицу, не порождали неадекватного применения силы. В этом случае протесты для действующих политических элит не будут критическими.

ДТ: Это не исключено. Сказать трудно, потому что это зависит не только от экономической ситуации, которая будет ухудшаться, но и от эмоционального состояния людей, которые могут выйти на улицу. Если они будут чувствовать, что в стране все очень плохо, что просто нет другой возможности существования, то люди на улицу будут выходить. Но произойдут ли такие радикальные перемены именно в 2015 году, я не уверен. Пока у государства есть определенный запас прочности, есть Резервный фонд, из которого будут поддерживать экономику, то есть жизнь будет хуже, но до такой массовой нищеты, которая может спровоцировать уличные действия, может дело и не дойти.

СЦ: Сложно сказать. Это зависит не только от состояния экономики, но и от правильности, аккуратности и грамотности действий политического руководства. Вообще перспективы для этого есть. Мы в Москве и Петербурге не ощущаем, как заворачивает кризис, а в регионах это начинают ощущать серьезно. Только факт отмены всех электричек в Вологодской области тоже о чем-то говорит. Сейчас ключевым вопросом будет сохранение рабочих мест. Потому что вслед за драматическим изменением условий ведения любого бизнеса, а именно удорожанием импортного оборудования и всего остального и невероятным удорожанием кредитов начнется подстройка экономики под новые внешние параметры. А это означает, что многие люди будут просто разоряться, начнется кризис неплатежей и тому подобное. Так что фактически горючий материал для этого присутствует.

Что будет, если все-таки посадят Алексея Навального?

ДГ: Я полагаю, что Алексея Навального не посадят. Но даже если приговор будет связан с лишением свободы, массового протеста в Москве, сходного с Болотной или Сахарова образца 2011 года, это не вызовет.

ДТ: Кардинальных перемен не произойдет. И сейчас ожидали, что Навального посадят, и есть какая-то часть людей, которая готова выйти на улицы, но мы видим, что это не производит переворот в государстве. Поэтому, если Навального посадят, он будет сидеть и ждать того момента, когда режим развалится, и такие люди, которые ему противостояли на протяжении долгого времени, окажутся по-настоящему востребованными. Когда человек долго сидит, и о нем складывается миф как о герое, такой человек может быть очень востребован в случае развала режима.

СЦ: Я думаю, что это не является каким-то критическим моментом, но будет дальше способствовать радикализации политической ситуации в стране. Потому что это те, казалось бы, мелкие, но знаковые вещи, которые иногда оказываются очень важными.

Что может стать главным политическим событием 2015 года?

ДГ: Я не знаю ответа на этот вопрос. Никто не мог год назад прогнозировать Крым. В этом плане волевые решения и ручное управление уменьшают возможность для стратегического прогноза.

ДТ: Главное политическое событие может быть связано с новой попыткой Кремля как-то продлить жизнь политического режима. А вот что они для этого придумают, это сказать трудно. В уходящем году присоединяли Крым. Спрогнозировать это было очень тяжело. Но сама по себе задача остается. Вот начнет падать рейтинг - придумают что-то новое для продления жизни режима. Будет ли это новый Крым или будет что-то совершенно другое, сказать трудно.

СЦ: У нас в повестке дня абсолютно четко экономический кризис в полный рост и в перспективе секвестр бюджета. Мое ощущение, что это будет отставка правительства. Это вещь, которая просто напрашивается. Пора вскрывать так называемый второй конверт. Это будет одно из важнейших событий 2015 года. И второе: я надеюсь, что все-таки будет найден вариант урегулирования по Луганской и Донецкой областям, и это перейдет в плоскость международного урегулирования. Это позволит несколько ослабить санкционные тиски, которые нас сжимают достаточно мощно, усиливая и усиливая давление.

Беседовал Георгий Егоров.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Александр Луконин, историк-краевед, 35 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика