В Петербурге всего 4% охраняемых природных территорий

Экологи поделились мнением о состоянии окружающей среды Петербурга. Пыль, повышенная влажность, радон и диоксин азота – лишь немногие из опасностей, каждый день угрожающих жителям нашего города. Но есть специалисты, которые учитывают степень риска и пытаются её уменьшить.


За состояние окружающей среды в Санкт-Петербурге отвечает современная система государственного экологического мониторинга, соответствующая европейским стандартам. «Мы проводим постоянную оценку радиационной обстановки, атмосферного воздуха, подземных и поверхностных вод, геологических сред, зелёных насаждений, а также отслеживаем уровень биологического загрязнения вод Финского залива», - рассказывает председатель Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Дмитрий Алексеевич Голубев.

О вреде длительных пеших прогулок

Чистота вдыхаемого воздуха – ключевой показатель экологических замеров. В Петербурге бесперебойно работает 21 стационарная и 2 мобильные станции определения уровня загрязнения атмосферы. Инженер 2-ой категории лаборатории экологического мониторинга Научно-производственной организации «Минерал» Юлия Меньшова лично дегустирует питерский воздух: «Наши данные обновляются ежесекундно, а на сервере публикуются усреднённые показатели за 20 минут. Мы работаем в режиме онлайн, любой пользователь сети может узнать уровень загрязнения в режиме реального времени».

Один из самых опасных для здоровья человека загрязнителей атмосферы – диоксин азота. Он отравляет 6,7% территории нашего города, в эпицентре опасности – центральные районы. Экологическую обстановку в Петербурге метеоролог  Дмитрий Каргаполов называет далеко не безопасной: «Можно наглядно увидеть количество газов в воздухе. Они оседают в летнее время на светлой одежде. Вы и сами могли заметить, как после длительной прогулки по Петербургу белоснежная футболка приобретает серый оттенок».

Пить или не пить?

У нас в городе даже снег выпадает белым не всегда, а в питерском дожде очень велика доля микроскопической промышленной пыли и пепла. Зонт от таких осадков спасает мало. В условиях повышенной влажности микроскопические частицы уже загрязнённой воды в пасмурную погоду подвешены в воздухе, который нас окружает. 

В Северной столице повышенная влажность – восемьдесят процентов вместо оптимальных для человека сорока–шестидесяти. Постоянная облачность обрекает Петербург на нехватку солнечного света. По статистике в ноябре бывает двадцать дней без солнца, всего пять солнечных дней выпадает на декабрь, и семь – на январь. А ведь для здорового самочувствия человеку необходимо за год получить не менее 45 «порций солнца» – доз облучения ультрафиолетовыми лучами. Специальные исследования доказали, что дети, получившие достаточное количество ультрафиолета, в десять раз меньше подвержены простудным заболеваниям, чем не нагулявшиеся на солнце за год. Питерские ребятишки чаще входят во вторую группу. 

Совсем иное дело – петербургская водопроводная вода! «Воду из-под крана в нашем городе пить можно. Она является безопасной водой и контролируется по десяткам параметров», – информирует директор Департамента информации и общественных связей ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Ипатова Наталья Владимировна. Прежде чем попасть в трубу, вода проходит двухступенчатое обеззараживание. 

Город на Неве одним из первых отказался от использования жидкого хлора в пользу безопасного в хранении и транспортировке аналога. Раньше при утечке химиката – боевого отравляющего вещества, которым, по сути, является хлор, – в зоне поражения могло оказаться большое количество жилых и социальных объектов. 

Вторая ступень обеззараживания – избавление от вирусов, здесь на помощь приходит ультрафиолет. Его не хватает горожанам, зато с избытком у питерской воды. Косвенным подтверждением эффективности «лечения» воды ультрафиолетом выступают данные Роспотребнадзора: с начала применения этого метода в 2004 году заболеваемость Гепатитом А в городе снизилась в 21 раз.

Глубоко под нашими ногами…

Начальник управления государственного регулирования в сфере природопользования и охраны окружающей среды Иван Серебрицкий называет положение Петербурга уникальным в плане геологии: «Город расположен в зоне сочленения Балтийского кристаллического щита и Русской платформы, то есть, говоря грубо, на стыке поднимающегося блока гранитных пород и осадочных пород. Граница проходит на приличной глубине, порядка 400 метров», но такое положение отражается на поверхности. В том числе Петербург подвержен радоновой угрозе. Образующийся в недрах газ может способствовать появлению у человека онкологических заболеваний. Он накапливается в подвальных помещениях, в канализациях, и самый эффективный способ борьбы с ним – простое проветривание.

А вы когда-нибудь слышали, как кричит выпь?

Сегодня в Санкт-Петербурге существует 10 особо охраняемых природных территорий: заказники и памятники природы. Они занимают 5 гектаров – чуть меньше 4% от общей площади города. Здесь природу пытаются сохранить в максимально первозданном виде. «Например, в Юнтоловском заказнике гнездится 90 видов птиц и ещё 50 встречается во время миграции. Это одна из немногих в России природоохранных зон, имеющая общую границу с жилым кварталом мегаполиса, – восхищается начальник сектора экологического просвещения ГУ «Дирекция особо охраняемых природных территорий Санкт-Петербурга» Ковтун Екатерина Валерьевна. – В Юнтолово живёт 7 видов хищных птиц. Особое внимание мы обращаем на скопу. Это крупный рыбоядный хищник, который занесён в Красную книгу». Точные координаты гнезда скопы экологи тщательно скрывают, чтобы уберечь редкую птицу от варварства любопытных туристов и агрессии охотников.

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама