Еще одна маленькая победоносная война

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости Фото: Андрей Стенин/РИА Новости
О том, какие правды о международных организациях обнажила ситуация с Сирией, и почему США получит максимум выгоды от грядущих военных действий, а вот союзники Штатов - минимум

Европейские державы, которым хватило политических последствий после Ирака, без особого энтузиазма отреагировали на информационную кампанию США по поддержке оппозиции Сирии, и практически все отказались от участия в военной интервенции. Лишь только президент Франции Франсуа Олланд однозначно высказался за интервенцию в своем комментарии немецкому интернет-изданию. OK-inform проанализировал, что за игры ведутся вокруг сирийского вопроса.

Сохраняется психология войны и подрастают поколения, не успевшие получить образование, но зато научившиеся убивать.

- Все указывает на то, что этот подлый поступок лежит на совести сирийского режима. Таким образом, мир вынес окончательный вердикт этому режиму. Использовать оружие, запрещенное во всех международных конвенциях международного сообщества уже как 90 лет, является позорным актом, - комментирует французский президент химическую атаку, забывая, видимо, что как раз «мир» в лице Совбеза ООН заблокировал проект резолюции по Сирии, наложив вето на документ, подготовленный западными странами.

В приготовлениях - политических и военных - НАТО не участвует. Еще 6 июня генсек Андрес Фог Расмуссен заявил, что Североатлантический альянс не намерен вмешиваться во внутрисирийский конфликт. А потому американо-французский военный контингент ступит на сирийскую землю без какого-либо дипломатического прикрытия.

Между тем, предстоящая военная интервенция в обход резолюции Совета безопасности ООН становится все вероятнее, а Сирия продолжает медленно скатываться к «демократии».

О том, что целью возможной интервенции станет установление демократии, как и в случае с Афганистаном, Ираком и Ливией, уже сложены политические анекдоты. Нетрудно с помощью инфраструктурного и системного анализа доказать, что гражданская война между оппозицией и диктатурой приводит лишь к установлению еще большей и гораздо более бедной диктатуре. Ведь предпосылки, лежавшие в основе режима Башара Асада или какого-либо другого авторитарного лидера в арабском мире, с приходом гражданской войны никуда не девались.

Надеяться, что проводящий демократию класс появится в Сирии после того, как вся собственность была разрушена и разворована, особо не приходится.

Экономические основы гражданского благоденствия значительно деградируют: рушится экономическая инфраструктура, разрушается рынок, возрастает социальная нагрузка, на которую нет никаких средств. Сюда же следует добавить то, что сохраняется психология войны и подрастают поколения, не успевшие получить образование, но зато научившиеся убивать.

Сама по себе диктатура возникает не из прихоти или алчности правителя, случайно оказавшегося у власти. Диктатуры отражают ту систему распределения экономических благ, для которой не подходит демократия. Если в стране с невысоким уровнем благосостояния установить демократический режим, то лидер начнет обворовывать народ вполне рыночными и законными методами. Президентский пост будет ассоциироваться с благосостоянием и личным доходом, а результаты на выборах придется доказывать регулярными артобстрелами президентского дворца, как это делал в демократичном Кот-д'Ивуаре победивший на выборах Алассан Уаттара.

Другими словами, диктатура не хороша и не плоха сама по себе. Ее существование обусловлено экономической ситуацией и международным положением страны. Одни диктатуры бывают плохи, другие хороши, третьи полезны. И борьба с диктатурами как таковыми - это борьба с ветряными мельницами.

Так диктатор Заира Мобуту Сесе Секо отменил демократию внутри страны, подчинил себе парламент, отменил выборы и свернул свободу слова, но он же впервые досыта накормил свой народ, отчего его многие вспоминают с любовью и глубоким уважением. И причина этого уважения в том, что он отдавал приоритет реальным ценностям - занятости, прожиточному минимуму и пропитанию, и не приносил их в жертву ценностям воображаемым - демократии, свободе слова, открытому рынку.

Богатство приводит к демократии, а не демократия к богатству.

Американский политолог Фарид Закария в своей книге «Будущее свободы» вполне убедительно доказывает, что либеральная демократия - это не идеал, а роскошь, которую могут позволить лишь только самые богатые страны мира, и где есть устойчивый класс политически активных собственников. Надеяться, что проводящий демократию класс появится в Сирии после того, как вся собственность была разрушена и разворована, особо не приходится.

Между тем, демократия в Ираке, Ливии и Сирии могла появиться только одним путем - включения этих стран в торговый и экономический блок Европы, открытия европейских рынков для иракских, ливийских и сирийских товаров и временный протекторат их экономической инфраструктуры от рейда транснациональных корпораций. Это было бы необходимо до тех пор, пока ливийские компании не обретут ту независимость и мощь, которая позволит вести равную конкуренцию с европейскими лидерами рынка. Потому что богатство приводит к демократии, а не демократия к богатству. В самом деле, как можно рассчитывать на экономический бум после победы племен в Ливии, курдов в Ираке и оппозиции в Сирии?

Непотопляемый авианосец США в Европе - Великобритания - дал течь.

США предпринимала 32 попытки навязать демократию после Второй мировой войны. Проросла она только в 4 странах, имеющих и без того высокий уровень жизни: Германия, Япония, Панама и Тайвань.

Другая цель военной интервенции, озвученная Джимом Керри, это установление мира. Его коллега по работе в президентской администрации Эдвард Люттвак, американский военный стратег и в прошлом советник президента Рейгана, не согласился бы с методами демократов. Его фундаментальное произведение о войнах и миротворческих операциях «Стратегия. Логика войны и мира» не отличается политкорректностью, но дает ценные советы по практическому ведению боевых действий.

В своем исследовании автор смело осуждает практику интервенций на стороне слабого, заявляя, что если целью операции является мир, то единственно логичный путь - это помочь сильной стороне разрушить инфраструктуру слабой, и лишить их иллюзий на победу в будущем. И в этом есть смысл: в то время как другие государства, некоммерческие организации и военные блоки поддерживают и снабжают слабое сопротивление, у последнего есть время и возможности рекрутировать новых бойцов и пополнить припасы, тем самым продолжая войну и увеличивая количество жертв среди мирного населения. По логике исследования нет ничего хуже перемирия, так как это позволяет оппозиции перегруппироваться и продолжить гражданскую войну.

Вспомним хотя бы, как Николя Саркози суетился по поводу Нагорного Карабаха, когда его рейтинг начинал падать.

Чем же на самом деле руководствуются страны-участницы антисирийского блока? Цели у сторон разные, и Сирия предоставила удачные возможности для их достижения.

Главным предвестником того, что подобные «гуманитарные интервенции» подходят к концу, является тот факт, что непотопляемый авианосец США в Европе - Великобритания - дал течь. Дэвид Камерон под давлением парламента отказался принимать участия в дальнейших американских авантюрах на Ближнем Востоке. Эту же позицию разделили лидеры Евросоюза за исключением Франции.

Как следствие - такой пережиток «холодной войны» как блок НАТО, - который расширять и содержать хоть и дорого, но дешевле, чем расформировать, - отказывается принимать участие в интервенции, будучи неспособным играть в новом мире ни военную, ни политическую роль.

Интересы Франции никогда полностью не совпадали с интересами ЕС. А поскольку президент Олланд оказался очень слабым, не готовым решать основные проблемы страны, то он пытается решать внутренние проблемы за счет внешних демаршей с имперским пафосом - традиционный политтехнологический ход французских президентов. Вспомним хотя бы, как Николя Саркози суетился по поводу Нагорного Карабаха, когда его рейтинг начинал падать. Небольшая победоносная война - попытка сохраниться социалистам у власти.

США получат больше выгод, чем ее европейский союзник с примыкающими странами поменьше.

Барак Обама же, несмотря на взятку в виде Нобелевской премии мира, сам является заложником грядущих подготовок к войне. Считать, что США нужен хаос - это упрощать ситуацию. Хаос, а вернее война, нужна, чтобы не утратить контроль над парламентом. Впервые за последние годы ему удалось прийти к консенсусу с республиканцами, дав надежду на крупные оборонные заказы близким к ним производителям оружия.

Но и сама эта односторонняя гонка вооружений не изобретение республиканцев: Эдвард Люттвак определяет только одну судьбу победившей сверхдержаве - повсеместно вести войну, чтобы не осталось ни одного государства и ни одного лидера, ставившего под сомнение моральный авторитет США. В противном случае блоки и союзы, вырастающие из недовольства гегемоном, быстро приведут и к падению доллара, и к изгнанию его из Евразии, обрекая государство на геоэкономическую смерть.

Таким образом, следует полагать, что военная операция будет. И США получат больше выгод, чем ее европейский союзник с примыкающими странами поменьше, Румынией, Венгрией и другими потенциальными членами коалиции. И, скорее всего, химическое оружие интервенты в Сирии так и не найдут, как это уже было в Ираке.

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама