Общественным инициативам прописали долгий путь Общественным инициативам прописали долгий путь спецпроект
Санкт-Петербург +5 погода в Петербурге
Доллар 71.24
Евро 82.73
Юань 1.11

Владимир Илляшевич: В Эстонии действует режим языкового апартеида

 Фото из личного архива В. Илляшевича Фото из личного архива В. Илляшевича О том, с какими социальными, политическими и просто бытовыми трудностями приходится бороться тем, кого в Литве, Латвии и Эстонии принято называть русскоязычными, пишут и говорят немало. Одни - с возмущением, другие, напротив, горячо одобряя политику нынешних правительств этих государств

Разобраться в том, что происходит в действительности, кому и зачем это нужно и можно ли с таким положением вещей бороться - совсем не просто, поэтому «Общественный контроль» обратился к эксперту, который лучше многих разбирается в том, о чем идет речь.

На вопросы ОК-информ ответил секретарь Союза писателей России, председатель Эстонского отделения СПР, член Исполкома Международного Сообщества Писательских Союзов, возглавляющий Фонд международной литературной премии имени Ф. М. Достоевского Владимир Илляшевич.

Откуда есть пошла Балтия

- Вы, Владимир Николаевич, давно и - не обижайтесь! - по-донкихотски боретесь с теми, кто пытается лишить русскоязычных права говорить на родном языке в странах Балтии…

- Стоп, стоп! Давайте сначала разберемся с двумя вашими терминами. Первое - почему вы говорите «страны Балтии», а не «Прибалтика»?

- Но так ведь, кажется, тут принято?

- Принято кем и зачем? Историко-культурное и географическое название территорий на юго-востоке Балтийского моря искони звучало как «Прибалтика». Латинизированное «Балтия» - калька с литовского языка. И, между прочим, сами эстонцы не собираются отказываться, к примеру, от своего традиционного прозвания Пскова - Пихква. К слову, в начале 1990-х годов один известный местный политик требовал, чтобы какое-то кафе в Тарту сменило вывеску «Бистро» на «Бистроо», так как это соответствует эстонскому произношению французского слова. А уж написание названия эстонской столицы с двумя буквами «н» и вовсе считается некоторыми деятелями признаком лояльности к эстонскому народу. Был даже такой случай, когда директора школы оштрафовали за «Таллин» с одним «н».

- Неужели все настолько серьезно?

- Более чем! И вы себя спросите: откуда такая бешеная пристрастность - обязательно не «Прибалтика», а «Балтия»?

- Честно говоря, не представляю.

- Как журналист-международник со стажем, знающий фокусы из арсенала западной пропаганды, скажу вам прямо: все это было запланировано очень давно, и я знаю, как это делалось. Помните, как словно грибы во время дождя, возникли скроенные по одному шаблону «Народные фронты», и повсюду началось одно и то же - поощрение национальных движений в республиках и полное забвение интересов русского народа? «Новшествами» типа «Балтия» и «Таллинн» для молодых русских прибалтов создаются новые стереотипы восприятия исторической Прибалтики как территории, которая никогда не была связана с Россией и русскими…

Лояльность - мать порядка

- Не пойму, Владимир Николаевич, вы все-таки русский или эстонец?

- Я гражданин Эстонии по праву рождения, у меня мать - эстонка, эстонский язык - мой родной. А мой отец - славянин, но не великоросс. Так что меня трудно обвинить в пристрастности к вопросу о положении русских Прибалтике. Тем не менее я еще 15 лет назад прямо заявлял: в Эстонии осуществляется режим апартеида. В ответ слышал: «Ой! Зачем эти клише?!» Но я ведь по основному образованию юрист и знаю принятую в международном праве классическую формулу апартеида! Скажу даже больше: наша внешняя политика с начала 1990-х годов противоречит национальным интересам и самого эстонского народа.

- В чем это выражается?

- Сначала осуществлялась сегрегация групп населения по национально-языковому признаку. Затем была создана система привилегий одной части населения за счет другой на основе национальных, расовых и/или языковых различий. И теперь положение следующее. Закрытие русских школ и ВУЗов - раз. Только 2,5% русскоговорящих чиновников при русскоговорящем населении почти в 40% - два. И уровень жизни русскоговорящих примерно на 30% ниже, чем эстонцев - три.

- Вы имеете в виду тех русских, кто не имеет эстонского гражданства и не знает государственного языка?

- Вот слушайте. Не так давно мой приятель сдавал языковой экзамен на категорию С1. У нас ведь ты человек только в том случае, если имеешь С1, а когда его у тебя нет, невозможно получить даже самую паршивую должность. Так вот. Я - человек с родным эстонским и высшим образованием - не смог бы сдать этот экзамен!

- Почему?

- Как может, к примеру, строитель за полчаса написать эссе на две страницы о свободе эстонской прессы? Или рассказать о преимуществах принадлежности Эстонии блоку НАТО?

- Честно говоря, не понимаю, почему для экзамена выбраны именно эти вопросы!

- Потому что речь идет совсем не о знании языка. Просто ставятся непосильные задачи, чтобы провалить. Но главное - это проверка лояльности. Этакий элемент племенной системы распознавания «свой-чужой». Помните, был в советское время анекдот: диктор на детском радио говорит: «Дорогие маленькие слушатели, напишите нам, как ваши родители относятся к XXVII съезду КПСС. Наш адрес: Москва, Шаболовка, детская передача КГБведейка»...

Язык до ТаллиННа доведет

- Ваш анекдот, наверное, смешной, но…

- Да я его просто вспомнил к слову. Но именно русский язык и русскую литературу первым делом принялись в Прибалтике вытеснять и истреблять. Вы спросите: кто? Отвечаю: те, у кого слова «Россия» и «русский» вызывают приступы ненависти. А язык - это, прежде всего, цивилизационный код, поэтому, когда говорят: «русскоязычная литература», - меня передергивает.

- Не понимаю - почему? Это же произведения, написанные по-русски!

- Вот смотрите. Чингиз Айтматов написал большинство своих произведений на русском языке, так? Но разве он от этого перестал быть классиком киргизской литературы? А что вы скажете о Шолом Алейхеме - создателе написанного на русском языке великолепного «Тевье-молочника»? Разве он не классик еврейской прозы?

Есть пушкинский критерий национального самоопределения. Потомок африканца, гениальный русский поэт писал, что хотел бы остаться в памяти поколений как «эхо русского народа». То есть, чьим эхом ты являешься, тому народу и принадлежишь.

- Вы, безусловно, правы, однако…

- Как вы не понимаете! Внедрение слова «русскоязычные» вместо самоопределения русскими себя именно как русских - безусловно, политический заказ! Не случайно же на заре так называемой «поющей революции» в Прибалтике идеологи отделения от СССР делали упор на лозунги, типа «Наш язык - в смертельной опасности!» Это стало началом процесса по повсеместному внедрению русофобии.

- И ведь люди верили в то, что для них русский язык - основной источник опасности!

- Повторяю, речь идет о политическом заказе влиятельных кругов. Но, поскольку им одновременно очень хочется попользоваться деньгами русских потребителей и голосами русских избирателей на выборах, они подсовывают понятие «русскоязычные».

- Тем не менее этот термин достаточно часто употребляют и сами носители языка!

- Существует определенная прослойка маргиналов, которых, можно отнести к категории «перекати-поле». Например, кое-кто из тех, кто называет себя «русскоязычными литераторами», таким образом зарабатывают себе возможность издать книжку, написанную по-русски. Есть у нас в Эстонии некий русскоговорящий молодой парень со средним образованием, который пять лет прожил в Англии, приехал и написал книжку. Издали. Но ее же невозможно читать! Дешевая, очень средняя беллетристика, в которой нет ничего русского - ни корней, ни ощущений, ни самозначимости! Как вам такой вариант?

- Обидно…

- А ведь русский язык в странах исконного проживания русского населения, к которым относится Прибалтика, надо развивать и поддерживать всеми силами!

- Как именно?

- По крайней мере, не так, как это делается сейчас, когда раз в полгода проводятся конференции по теме «Обучение русскому языку глухонемых эстонцев», причем на это тратятся совсем не малые деньги. И это гордо называется «мы боремся за русский язык»!

- Не знаю даже, что сказать…

- Однажды известный эстонский поэт и прозаик Уно Лахт спросил меня: «Когда же русские перестанут утираться от плевков и унижений, когда же поймут, что главное для них - отстаивать и отстоять свое достоинство и, в первую очередь, право быть русским, право на свою культуру и язык, право на полноценное участие в жизни общества?»

- Понимаю, что вопрос риторический, но можно же что-то сделать в такой ситуации?

- Можно. Например, начать переводить на эстонский произведения русской литературы. А что, допустим, мешает России открыть на границе Псковской губернии, в Печорах, свою радиостанцию, вещающую по-эстонски? Уверяю вас, в течение года все эстонцы слушали бы ее каждое утро! Почему? Да потому что эстонское радио слушать невозможно! Все, что о России и русских - только со знаком минус и с оскорблениями. Я переключаюсь на их каналы с единственной целью - хочу иметь интерпретацию эстонских властей о событиях.

- И как интерпретируют?

- Сообщаю. По интерпретации эстонских СМИ, если надвигается плохая погода, она идет из России. А если идет хорошая, то говорят, что она - с востока.

- Что называется - почувствуйте разницу…

- Вот именно. А вы еще называете прибалтийские страны - странами «Балтии»…

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Александр, программист, 32 года Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии