Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +1 погода в Петербурге
Доллар 74.36
Евро 90.41
Юань 1.15

Бенефис усталого президента

 Фото: http://kremlin.ru/ Фото: http://kremlin.ru/ Вчера в Москве в Центре международной торговли, ровно через две недели после оглашения послания Федеральному собранию, президент РФ Владимир Путин провел ежегодную большую пресс-конференцию

Общение с журналистами продолжалось 3 часа 10 минут и, по впечатлениям корреспондента «Общественного контроля», стало для лидера РФ нелегким испытанием - по нескольким причинам. Тем не менее Путин выдержал его с честью, а напряжение явно обозначилось лишь в самом конце встречи, которую он закончил словами: «Это невозможно закончить, это можно только волевым усилием остановить».

Поезд крепкого сна

На большую пресс-конференцию Владимира Путина корреспондент «ОК-информ» отправился ранним утром - знаменитый «Сапсан» уходил с Московского вокзала в половину шестого утра. Эта поездка стала для меня интересным опытом - как выяснилось, в этом поезде невозможно ни с кем познакомиться или даже перекинуться словом. Все его пассажиры впадают в сон, похоже, сразу же после захода в вагон и просыпаются только в момент, когда поезд подходит к перрону Ленинградского вокзала.

Когда я вошел в свой вагон, там было только одно свободное место - мое, но моего появления никто из соседей не заметил. Все они крепко спали, а девушки-проводницы старались им не мешать - они перемещались по вагону как тени и даже не спрашивали билеты у спящих (то есть практически ни у кого). Поэтому у меня возникла мысль, что в сверхмодный «Сапсан» легко может попасть обычный заяц - для этого ему достаточно незаметно проникнуть в вагон и тут же заснуть.

Коллеги почти из всех регионов России лениво попивали кофе и угощались лакомствами, которые подготовили для них организаторы. Нашлись и «хачапури по-имеретински», и бутерброды с «подсанкционной» красной рыбой, и пирожки с олениной.

Москва встретила легким морозцем и ярким солнцем - от этого ощущения все пассажиры, давно привыкшие в Петербурге к перманентной серятине и дождю, непроизвольно поеживались. Добраться до места встречи с Владимиром Путиным предлагалось двумя путями - либо пешком от станции метро «Улица 1905 года», либо на автобусе-шаттле от «Выставочной». Я выбрал второй вариант - и сильно об этом пожалел. Во-первых, «Выставочная» оказалась станцией с двумя длиннющими выходами на поверхность, во-вторых - ни у одного из них никаких шаттлов не наблюдалось и в помине. Не помогли ни звонки организаторам (никто не снимал трубку), ни принцип «язык до Киева доведет». В ответ на просьбу показать, где именно находится высоченный «Центр международной торговли», прохожие лишь растерянно пожимали плечами. После десятиминутного соцопроса наконец нашелся знаток топографии - он уверенно ткнул пальцем в модерновое здание, сверкавшее полированными стеклами в каком-то километре пешего ходу.

Больше не веря ни в какие бонусы от организаторов, я уверенно зашагал к ЦМТ - и едва не опоздал к окончанию аккредитации. Едва успев ухватить заветный бэйдж и оставшись без пресс-пакета (они, по слухам, закончились еще рано утром), корреспондент «ОК-информ» отправился в буфет. Там почти за час до начала пресс-конференции было немноголюдно: коллеги почти из всех регионов России лениво попивали кофе и угощались лакомствами, которые подготовили для них организаторы. Назвать их особо шикарными было трудно, хотя среди прочего в буфете нашлись и «хачапури по-имеретински», и бутерброды с «подсанкционной» красной рыбой, и пирожки с олениной. Впрочем, разобрать вкус этих яств почти никто не успевал - коллеги машинально запихивали в рот несколько пирожков и бежали занимать места в зале.

Впрочем, и здесь ажиотаж наблюдался только в ближнем партере, вплотную примыкавшем к президиуму, где должен был разместиться Владимир Путин. Немного побродив по залу, я без особо труда нашел удобное место - оно хотя и располагалось «на камчатке», но все же было на возвышении, и с него легко просматривался весь огромный конференц-зал.

Перед залом сновали пронырливые телекорреспонденты, которые отлавливали коллег, пытаясь выяснить, какой именно сокровенный вопрос они приготовили для президента. Меня тоже ловко отловили и даже наставили мне в лицо камеру и микрофон - но, услышав, что я из Петербурга, мгновенно потеряли всякий интерес ко мне и убрали аппаратуру. Как выяснилось, двое уроженцев Северной столицы им уже попалось ранее, и третий был категорически не нужен.

Испытание для Путина

Вопреки своим привычкам, на этот раз Владимир Путин практически не опоздал на встречу с прессой - она началась спустя всего пару минут после назначенного времени. По обе стороны от меня оказались две региональные журналистки: молодая корреспондентка издания «Биробиджан штерн» и умудренная опытом коллега из северодвинской газеты «Северный рабочий». Обе они, похоже, воспринимали происходящее как увлекательное приключение и перед началом мероприятия пытались выяснить у окружающих, каковы их шансы лично задать вопрос главе государства.

Там были и лозунги вроде «За Родину-матушку!», и территориальные привязки вроде «Екатеринбург просит слова» и «Вопрос от Севастополя», и вовсе загадочные - вроде «Беременным без очереди» или «Председатель ТСЖ».

- Девушки, не напрягайтесь так. Если хотите честно, то их у вас практически нет, - уверенно сообщил им я.

Собственно, так оно и вышло. Хотя Владимир Путин обошелся практически без вступительного слова и сразу же предложил работникам масс-медиа задавать ему вопросы, первая часть пресс-конференции состояла из его диалога с членами президентского пула СМИ. То есть людьми, по долгу службы имеющими возможность делать это по несколько раз в неделю. Остальным коллегам оставалось лишь махать плакатами и искренне надеяться, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков остановит на них свой пронзительный взгляд.

Повезло с этим, прямо скажем, очень немногим. Хотя плакаты могли привлечь внимание даже самого рассеянного человека - там были и лозунги вроде «За Родину-матушку!», и территориальные привязки вроде «Екатеринбург просит слова» и «Вопрос от Севастополя», и вовсе загадочные - вроде «Беременным без очереди» или «Председатель ТСЖ». Одна из коллег на переднем ряду простояла все мероприятие на своем стуле, держа в руках плакат с трогательным названием «Плотиночка» (вопроса ей так и не досталось). Другая вместо плаката держала в руке мягкую игрушку - мультгероя из «Миньонов» (ей тоже не повезло). Начиная примерно с середины мероприятия, когда Песков выбирал очередной вопрос, зал начинал глубинно стонать, пытаясь привлечь его внимание. Некоторые выкрикивали названия своих городов и изданий, а президент в эти моменты, судя по его лицу, искренне страдал - на него пытались оказать неприкрытое давление.

Президент в целом чувствовал себя не слишком хорошо - в ходе пресс-конференции он полтора десятка раз мучительно кашлял, а ближе к ее концу начал уставать даже визуально.

Впрочем, испытанием для главы государства стало не только это. Во-первых, в ходе общения с прессой ему пришлось в очередной раз повторить множество цифр и фактов, большую часть которых и он, и премьер-министр Дмитрий Медведев в последнее время уже озвучивали. Во-вторых, президент и в целом чувствовал себя не слишком хорошо - в ходе пресс-конференции он полтора десятка раз мучительно кашлял, а ближе к ее концу начал уставать даже визуально. Тем не менее ему удалось выдержать общий темп общения, постоянно держать внимание зала, и даже несколько раз рассмешить присутствующих.

Собственно, с самого начала Владимир Путин рассказал анекдот, который задал тон всей пресс-конференции. Он был о двух приятелях, которые, встретившись в первый раз, выясняют, что у них сейчас «черная полоса», а потом, через год - что время первой встречи, оказывается, было еще вполне благополучным по сравнению с нынешним. Собственно, это хорошо передает мироощущение российского руководства: если в декабре 2014-го, несмотря на падение рубля и локальную войну на Донбассе, многим в Кремле еще казалось, что выход из политической и экономической «черной полосы» уже близок, то сегодня такие настроения выглядят чистым самообманом. Западные санкции с России никто снимать не собирается, ситуация на Донбассе, несмотря на длительное затишье, вновь накаляется, а дела в экономике идут все хуже (тем не менее некоторый позитив в этом плане Владимир Путин все же нашел, озвучив его в самом начале встречи). К тому же общую картину омрачает и находящийся в разгаре политический конфликт с Турцией, в конце ноября сбившей российский бомбардировщик Су-24 над Сирией.

Кстати, именно турецкая тема, по впечатлениям «ОК-информ», стала для Путина самой болезненной. Комментируя нынешние отношения Москвы и Анкары, президент по-настоящему завелся, его лицо напряглось, а в голосе зазвучала искренняя горечь. Напомнив, что незадолго до инцидента он лично общался с турецким руководством и пообещал решить «весьма чувствительные двусторонние проблемы», он позволил себе несколько резких фраз в адрес Эрдогана и компании.

Всем в зале стало окончательно понятно: сбитый Су-24 лидер РФ воспринял как личное предательство Эрдогана и остальные геополитические аспекты для него в данном случае - вторичны.

Так, говоря о мерах, предпринятых Россией для взятия под контроль сирийского неба, Путин ядовито заметил: «Ну, теперь пускай турки там полетают!» - и еще более ядовито продолжил: «Если кто-то в Анкаре решил лизнуть американцев в одно место, то пусть для начала задастся вопросом: нужно ли это самим американцам?» В этот момент всем в зале стало окончательно понятно: сбитый Су-24 лидер РФ воспринял как личное предательство Эрдогана и остальные геополитические аспекты для него в данном случае - вторичны. Возможно, именно поэтому ближе к концу пресс-конференции он вновь заметил по этому поводу: «Да, мы не считаем Турцию враждебным государством. Но ссора сейчас - очень серьезная, и я даже не совсем представляю, как они будут выходить из этой ситуации».

«ОК-информ» отметил и еще несколько острых моментов, возникших по ходу общения с лидером РФ. Так, украинский журналист, не назвав своего издания, довольно вызывающе передал Владимиру Путину привет от двух якобы «кадровых российских военных из Тольятти, ныне сидящих в киевской тюрьме». После чего, явно нарываясь на конфликт, спросил у него: «Когда нам ждать от России нового наступления на Донбассе?»

Президент РФ воспринял этот выпад спокойно - объяснил, что Москва никогда и не отрицала наличия отдельных военных профессионалов на Юго-Востоке Украины, «но регулярных войск РФ там нет - как говорится, почувствуйте разницу». А затем долго, по пунктам пояснял, какие именно обязательства в рамках Минских соглашений не выполнила Украина, по ходу разыграв небольшой моноспектакль в лицах, одним из героев которого стал украинский лидер Петр Порошенко.

Президент РФ объяснил, что Москва никогда и не отрицала наличия отдельных военных профессионалов на Юго-Востоке Украины, «но регулярных войск РФ там нет - как говорится, почувствуйте разницу».

Второй напряженный момент возник, когда Владимира Путина спросили о «детях российской элитки», конкретно упомянув детей бизнесмена Ротенберга, генпрокурора Юрия Чайки и губернатора Турчака. Екатерина Винокурова из агентства Znak.сom спросила президента: «Вы уже 12 лет находитесь у власти. За это время выросло молодое поколение даже не элиты российской, а “элитки” - молодой Ротенберг, которому отдали систему “Платон”, молодой Турчак, которого обвиняют в избиении, молодые дети Чайки и прочие, прочие дети... Вы таких итогов своего президентства ожидали, когда приходили к власти?»

К этому выпаду президент также оказался готов.

- Ну, итоги не только в этом, - ответил Путин. - Объем ВВП России вырос почти в два раза - вот в чем итоги, борьба с терроризмом - вот в чем итоги. А такие вещи обычного характера - они возможны практически везде. А Ротенберг-старший нигде в госорганах не работает, как я помню, если он еще никуда не проник... Что касается Генпрокурора Чайки, Турчака - я знаю, что в СМИ появляется информация, что Турчак причастен к избиению журналиста... Хорошо, что вы обращаете на это внимание, но, что касается детей этих людей, надо еще понять, эти дети нарушили закон или нет.

Наконец Путину задали еще более болезненный вопрос. Корреспондент РБК спросил его о некоей Екатерине Тихоновой, которую многие СМИ называют дочерью президента РФ

- Я читал разные вещи о Катерине Тихоновой... О том, например, что мои дочери живут и учатся за границей. Но теперь, слава Богу, о них пишут правду - они живут в России и учились только в российских вузах. Я ими горжусь, они продолжают учиться, и мои дочери свободно говорят на трех европейских языках. Есть и успешное освоение одного восточного. Они делают первые шаги в своих карьерах, но добиваются успехов. Я никогда не обсуждаю вопросы о своей семье, не буду делать этого и сейчас, - спокойно отреагировал Путин.

Он отметил, что, вне зависимости от того, «кто там что говорит» о работе фонда, который якобы возглавляет его дочь в МГУ, «это в любом случае инициатива ректора, который дает такую возможность».

- Говорить, где конкретно мои дочери работают, я не буду - в том числе и по соображениям безопасности. Они никогда у меня не были «звездными детьми», никогда не получали удовольствия от того, что на них направлены софиты. Каждый человек имеет право на собственную судьбу, и они просто живут своей жизнью и делают это очень достойно, - заключил президент.

Внезапный финал

Ближе к концу президент в паузах общения стал тяжело вздыхать - он уставал на глазах. «Бедный, когда же они от него отстанут?» - спросила сидевшая рядом со мной коллега, опуская плакат с названием своего издания. Но многочисленные журналисты не успокаивались - казалось, каждый из них получил от своей редакции жесткий наказ хоть что-нибудь да спросить. Коллеги, уже не стесняясь, полезли на стулья, а зал буквально ощетинился покачивающимися из стороны в сторону плакатами. Президент ответил еще на несколько сложных экономических вопросов, но это только раззадорило аудиторию - казалось, они готовы спрашивать до глубокого вечера.

Ближе к концу президент в паузах общения стал тяжело вздыхать - он уставал на глазах. «Бедный, когда же они от него отстанут?» - спросила сидевшая рядом со мной коллега, опуская плакат с названием своего издания.

Конец этой вакханалии положил Дмитрий Песков. Он не стал, как обычно, отмерять один или два «последних и самых последних вопроса», а одномоментно закончил мероприятие. В этот момент самые благоразумные журналисты начали пробираться к выходу, а остальные возмущенно зашумели - и даже на какой-то момент заблокировали президенту выход со сцены. Впрочем, уже через полминуты охрана Путина решила эту проблему, и он устало убрел за кулисы.

После этого исход из зала стал общим, а кое-где образовались небольшие людские водовороты - это корреспонденты из провинции, не сговариваясь, начали фотографироваться в проходах, мешая остальным коллегам покинуть зал. Самые сметливые бросились вниз по лестнице в буфет - но там бесплатная раздача хачапури и пирогов с олениной уже закончилась. В меню оставался только горячий чай.

Расходясь с мероприятия, журналисты делились впечатлениями, которые оказались у всех разными. Корреспондент «Первого канала» Антон Верницкий уверял, что такой «живой и динамичной» пресс-конференции давно не видал. Египетский журналист, задавший Путину вопрос: «Когда Египет снова откроют для россиян?», поражался «открытости российского лидера». А импозантная коллега из Сибири, заглядывая в глаза окружающим, спрашивала их: «Разве вы не видели, что к концу уже устал? Зачем надо было продолжать мучить человека?» - «Да-а, укатали Сивку крутые горки…» - в унисон ей заметил пожилой журналист из Воронежа. И все направились к дверям - большинству присутствующих предстоял долгий путь домой.

«Сейчас мне пару часов до Шереметьево, потом - девять часов на самолете до Хабаровска, оттуда - еще три часа на машине, и я дома», - весело сказала журналистка из Биробиджана. «Не жалеете, что приехали?», - спросил ее я. «Не-ет, было здорово - все-таки живого Путина повидала. Жаль, вопрос ему не удалось задать - всю жизнь бы вспоминала», - ответила она. В этот момент мне и стало понятно, почему чинное официальное мероприятие закончилось так внезапно. Впрочем, осуществить свою мечту многие коллеги теперь смогут через год - и хочется верить, что к тому моменту проблем и у России, и у самого Владимира Путина станет значительно меньше.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Леха, студент, 19 лет Как вы оцениваете уровень своего образования?
Комментарии
Яндекс.Метрика