Солонников: На «прямой линии» имидж Путина начал меняться

Фото: пресс-служба Кремля Фото: пресс-служба Кремля
Сегодня состоялась очередная, 15-я по счету «Прямая линия с Владимиром Путиным». По традиции, она длилась целых четыре часа и за ней пристально наблюдали десятки миллионов россиян

Президент на этот раз предпочел сосредоточиться на вопросах внутренней политики и всего буквально два-три раза отвлекся на международное положение. Но, как считает эксперт ОК-информ, за этой вполне рутинной для Путина «встречей с народом» скрывался куда более важный процесс: президентская пиар-команда, по сути, дала старт смене его публичного имиджа.

Дмитрий Солонников, политолог, директор Института современного государственного развития:

- Как обычно, в ходе своей «прямой линии» президент прошелся по всем основным трендам российской политики. Это борьба с коррупцией («я не считаю их своими»), проблемы ЖКХ, зарплаты бюджетников, резонансные федеральные темы и т.д.

Традиционно мы увидели «решение в прямом эфире» самых наболевших проблем по заданным людьми вопросам – вроде судьбы горящей мусорной свалки в Балашихе,  проблемы с жильем у жителей Ставропольского края или угольной пыли в порту Находка. Это вполне стандартный ход для «прямых линий»: россияне очень любят видеть, как чьи-то насущные проблемы решаются прямо «по ходу пьесы».

В ходе нынешней «линии» Путина впервые попытались показать в образе «умудренного жизнью аксакала» – который много прожил и знает, и с высоты своих лет и опыта может рассматривать ситуацию в стране и мире.

Также по традиции президент коснулся международных «болевых точек» – отношений с Соединенными Штатами и Украиной. И там, и там президент показал, что Россия намерена продолжать ту же политику, которую она ведет в последние несколько месяцев. Президент послал сигнал – «да, в Соединенных Штатах, несмотря на агрессивную риторику, у нас много друзей, мы хотели бы улучшить отношения с этой державой, и видим все возможности для этого». Эта тема возникала и в его выступлении на последнем ПМЭФ, и в ходе интервью режиссеру Стоуну, и т.д. Тем самым Путин пытается создать позитивный фон для выстраивания отношений с США.

Как обычно, в речи Путина было немало ярких фраз, которые наверняка разберут на цитаты мировые масс-медиа. Особый фурор в Америке наверняка вызовет предложение Путина «в случае чего предоставить политическое убежище экс-главе ФБР Коми». Это было действительно красиво и неожиданно. Вполне ожидаемым был посыл и по украинской теме – «мы не считаем украинцев врагами, это братский народ», «Петр Алексеевич не совсем прав» и т.д.

Но главным скрытым трендом мне лично показалась попытка в ходе «прямой линии» изменить имидж самого Владимира Путина. Раньше его позиционировали как «молодого, активного лидера», который скачет на лошадях, ловит рыбу с голым торсом, с голыми руками может выйти на тигра и т.д. Именно этот образ до последнего времени формировали пиар-служба и советники президента.

В ходе нынешней «линии» Путина впервые попытались показать в образе «умудренного жизнью аксакала» – который много прожил и знает, и с высоты своих лет и опыта может рассматривать ситуацию в стране и мире. Тут же публично педалируются вопросы о его отношениях с дочерьми, внуками, обсуждается тема «второй раз стал дедушкой». Это переход публичного образа Путина в новый формат. Из него больше не делают «молодого волевого лидера», теперь у Путина другая функция и другой имидж.

За четыре часа общения с президентом люди успели поднять и наболевшие вопросы из сферы культуры, такие как организованная депутатом Поклонской шумиха вокруг фильма Учителя «Матильда» или передача Исаакиевского собора в Петербурге в ведение Русской православной церкви. Но ни в одном, ни в другом вопросе президент не дал перетянуть себя на какую-то сторону. Он занял взвешенную позицию, призвав решать такие проблемы «в соответствии с законом», то есть остался «над схваткой».

Какой главный посыл хотел дать Владимир Путин россиянам? Он хотел показать – в стране все спокойно и стабильно. В ходе каждой «прямой линии» самое важное – не в вопросах россиян или ответах президента, а сам факт того, что она проводится. Если бы очередное общение лидера с народом не состоялось, то это неизбежно вызвало бы пересуды («Что случилось? Здоров ли президент?»), а в СМИ вполне могла бы возникнуть локальная паника.

Раз люди идут со своими вопросами к главе государства, то чем, собственно, заняты муниципальные и региональные власти? Не пора ли там кое-кого поменять?

А если «линия» с президентом проходит, значит, в стране все стабильно, все под контролем, президент «держит руку на пульсе», как и 17 лет назад. Путин сам по себе транслирует людям уверенность и преемственность всех происходящих в стране и мире событий. Важнее всего – то, что эта беседа вообще происходит.

Понятно, что большинство тем, обсужденных на «прямой линии», так или иначе относились к компетенции не президента, а премьер-министра. Но для нашей страны в этом нет ничего странного: большинство жителей РФ уверены, что в компетенцию Путина входит вообще все – от сломанного водопровода во дворе до отношений с Америкой. Люди охотно жалуются, пишут ему письма, просят помочь и т.д. Очень многие вопросы, с которыми россияне обратились к Путину, – в компетенции региональных властей. Но, поскольку власти «на местах» их решать отказываются, люди идут со своими бедами к Путину.

«Прямая линия» тем и важна для россиян, что только в ее ходе они могут обратиться к Путину напрямую, минуя все инстанции и барьеры – в надежде, что «уж он-то наверняка поможет». И в этом – повод серьезно задуматься для правоохранительных органов. Раз люди идут со своими вопросами к главе государства, то чем, собственно, заняты муниципальные и региональные власти? Не пора ли там кое-кого поменять?

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Как Вы проводите свободное время?
Реклама