В истории с Мьянмой Кадырова использовали «вслепую»

Фото: Пресс-служба Кремля Фото: Пресс-служба Кремля
Подводя итоги саммита в Китае, президент Владимир Путин прокомментировал резкие высказывания Рамзана Кадырова. Глава Чечни заявил о «готовности выступить против позиции РФ», если Кремль поддержит «шайтанов в Мьянме». Однако президент «не увидел никакой фронды в словах Кадырова». По мнению экспертов, сегодня глава Чечни занял в российской политике такую позицию, что с ним предпочитает не связываться даже Кремль

По мнению Путина, слова Кадырова - лишь его частное мнение, на которое имеет право каждый гражданин, вне зависимости от должности. Президент попросил «всех успокоиться», сообщив - Москва выступает «против любого насилия» и призывает Янгон взять ситуацию под контроль. Казалось бы - ситуация исчерпана: и глава Чечни, и Кремль четко обозначили свои позиции, повода для конфликта нет. Но в ситуации Кадыровым есть какая-то логическая нестыковка, которая не дает оснований считать конфликт исчерпанным.

Российское «эхо» этнической резни в Мьянме выглядело внушительно. 3 сентября у московского посольства Мьянмы прошел массовый несанкционированный митинг против преследований мусульман-рохинджа. Полиция, обычно не слишком жалующая спонтанные митинги, почему-то не стала его разгонять. После митинга глава Чечни написал в соцсетях: «Если даже Россия поддержит шайтанов, которые совершают преступления в Мьянме, я - против позиции РФ. У меня есть свое видение и своя позиция». А 4 сентября Кадыров собрал в Грозном митинг в поддержку мусульман - по данным полиции, на него пришли 1,1 миллиона человек - большая часть жителей, так как все население республики - 1,4 миллиона.

Политологи говорят, что Рамзан Кадыров стал недюжинным политическим тяжеловесом. Все его действия и высказывания - на публике или в интернете - просчитаны на много ходов вперед

Политологи говорят, что Рамзан Кадыров стал недюжинным политическим тяжеловесом. Все его действия и высказывания - на публике или в интернете - просчитаны на много ходов вперед. И лихая «кавказская эмоциональность» тут ни при чем. Кадыров играет по-крупному и идет в направлении, известном лишь ему одному. Да, лидер Чечни периодически присягает на верность Путину и России, но столь же регулярно делает шаги, которые в Кремле воспринимают с испугом.

Самое тревожное - то, что в построении своей публичной политики ему никто не может помешать. Топ-политики РФ оправдывают самые рискованные шаги. А сам Кадыров постепенно увеличивает ставки в своей игре, набивая себе цену. Больше миллиона человек на митинге в Грозном - это, как ни крути, весомый политический аргумент.

На этот раз Кадырову не понравилась политика Мьянмы, и Кремль в итоге поддержал его позицию. А ведь контакты у РФ с этой страной - самые тесные. В 2014-м Мьянма была в группе стран, не поддержавших резолюцию Генассамблеи ООН, осуждавшую присоединение Крыма к РФ. Зато Янгон активно поддержал нашу резолюцию о «борьбе с героизацией нацизма», направленную против Украины и прибалтийских стран.

При этом Мьянма активно покупает оружие у «Рособоронэкспорта». С 2012 по 2016 год объем поставок наших самолетов, катеров и стрелкового оружия в эту страну превысил 620 млн долларов. А в 2016-м страны стали официальными военными партнерами: в соглашении между Москвой и Янгоном прописано взаимодействие в военно-морской области, сфере военной медицины и военного образования. Согласитесь - на этом фоне Кремлю крайне невыгодно, чтобы в Янгоне вдруг обнаружились «шайтаны, притесняющие мусульман».

Политологи уверены: нужно жестко разделять «геноцид в Мьянме» и мотивы Кадырова. Медиа-история с «геноцидом рохинджа» сильно отдает спецоперацией СМИ в рамках геополитической войны. У этой спецоперации может быть несколько целей: отвлечь внимание исламского мира от других стран, где права мусульман грубо нарушаются, или «надавить» на важную для Китая страну-соседа, переориентировав ее на Запад. Самые ярые мусульмане поддались на эти провокации, в их числе и Кадыров. По его словам, он является «в первую очередь мусульманином, а во вторую - гражданином России».

в 2016-м страны стали официальными военными партнерами: в соглашении между Москвой и Янгоном прописано взаимодействие в военно-морской области, сфере военной медицины и военного образования. Согласитесь - на этом фоне Кремлю крайне невыгодно, чтобы в Янгоне вдруг обнаружились «шайтаны, притесняющие мусульман»

Политологи говорят, что Кадыров не просто стал поддерживать Путина в ответ на финансовую поддержку Чечни. Он понял, что Россия - не враг ислама и чеченцев. Для мусульманина Кадырова Россия - на втором месте после веры в Аллаха, но это не значит, что он способен ее предать.

Как считает политолог и член Общественной палаты Сергей Марков, Кадыров, резко выступив по поводу конфликта в Мьянме, решает несколько задач. «Он усиливает авторитет среди чеченцев и мусульман РФ, что помогает ему бороться с влиянием ваххабитов, салафитов и других джихадистов. России нужно больше влияния на исламский мир, а Кадыров - член команды Путина. Он также оказывает давление на Кремль, чтобы тот занял более критическую позицию в отношении событий в Мьянме. И это нормально. В конце концов, позиция России по Мьянме должна включать в себя позиции всех сторон - российского бизнеса, нашего ВПК и нашей дипломатии. Также позиция Москвы должна отражать мнение мусульман РФ, позицию российских буддистов (осуждающих атаки мусульман на буддийские храмы), и РПЦ, выше всего ценящей принцип международной защиты религии от репрессий. Так формируется внешняя политика нормального государства», - считает Марков.

Многие мусульманские страны, заинтересованные в тесных связях с Россией, видят в Кадырове «истинного мусульманина» во главе одного из ее регионов, лидера 20-миллионного мусульманского населения страны. Кадыров уже стал заметной фигурой на мировой исламской политической арене. Но порой чеченский лидер слишком эмоционален, отмечают политологи. История с его реакцией на «геноцид рохинджа» - именно тот случай.

Эксперты уверены: в этом нет никакого «политического ислама имени Кадырова». Но миллионные митинги, подобные прошедшему в Грозном, вредны и для межнационального спокойствия в РФ, и для ее внешнеполитических интересов. Впрочем, считают аналитики, у этой истории вряд ли будет продолжение. Скорее всего, Кадырову «на пальцах» разъяснят и реальное положение дел в Мьянме, и то, как его «вслепую» использовали. Москва не позволит никому из недоброжелателей России разыграть «чеченскую карту» внутри страны.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Как Вы проводите свободное время?
Реклама