Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +18 погода в Петербурге
Доллар 70.5
Евро 79.22
Юань 9.98

Александр Кононов: «Стокманн» на два порядка страшнее «Галереи»

 Фото: Trend/ Сергей Коньков Фото: Trend/ Сергей Коньков На днях в Петербурге незаконно снесли еще одно историческое здание - один из корпусов бывшей Обуховской больницы (ныне это городок Военно-медицинской академии). Понесет ли кто-нибудь за это ответственность, есть ли удачные примеры нового строительства в центре Северной столицы и как изменилось отношение городских властей к историческому наследию после ухода Валентины Матвиенко из Смольного, OK-inform рассказал заместитель председателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов

- Александр Александрович, при Георгии Полтавченко ситуация с охраной исторической застройки улучшилась или ухудшилась, если сравнивать с эпохой Валентины Матвиенко?

- Я бы сказал, что, безусловно, ситуация улучшилась, и до недавнего времени, до осени 2014 года, можно было говорить, что ситуация при всех проколах и издержках может характеризоваться как действительно новая градостроительная политика. Но то, что происходит в последние месяцы, вселяет, скорее, пессимизм. Есть ощущение, что происходит свертывание того нового градостроительного курса, который был. Во всяком случае, многие наши коллеги-градозащитники придерживаются сейчас такой точки зрения.

- Что стало причиной этого?

- Мне трудно сказать. Какие-то внутренние процессы, которые происходят в администрации - как кадровые, так и, видимо, какие-то политические. 

- А подчинение Комитета по государственному контролю и охране памятников (КГИОП) «строительному» вице-губернатору Марату Оганесяну как-то сказалось на этой ситуации?

Есть ощущение, что происходит свертывание того нового градостроительного курса, который был

- Честно говоря, хотя мы были против того, чтобы КГИОП подчинялся непосредственно руководителю строительного блока, мы считали, что необходимо сохранить подчинение губернатору; для такого города, как Петербург, это, безусловно, более правильное решение - я не думаю, что само по себе переподчинение уже каким-то образом задает однозначно негативный тренд.

Тут более комплексная ситуация, потому что в результате еще и старой схемы все равно была очень тесная координация между Оганесяном и КГИОП, но, скорее, другие вещи вызывают гораздо большую тревогу - то, что происходит с Советом по сохранению культурного наследия, в котором, с одной стороны, был достаточно серьезно изменен кадровый состав, с другой стороны, совершенно очевидно, что совет отодвигается от решения каких-то реальных, острых городских проблем в области сохранения культурного наследия, зачастую следует в хвосте событий. Потому что администрация, похоже, не заинтересована, чтобы совет играл прежнюю активную роль. По-моему, такая активность и неангажированность совета мешает там многим людям.

- Как вы оцениваете роль нового председателя КГИОП Сергея Макарова?

- Пока, честно говоря, недостаточно данных для какого-то окончательно сложившегося представления. Но в целом я считаю, что неправильно, когда во главе таких профессиональных структур становятся люди, приходящие из других сфер. Я считаю - и в отношении КГИОП, и в отношении КГА (Комитет по градостроительству и архитектуре. - OK-inform), и в отношении Комитета по культуре - в такие тонкие ведомства обязательно должны приходить люди из профессиональной среды.

- В последние месяцы участились случаи разрушения и повреждения исторических зданий?

- Да, участились случаи. Причем уровень осмысления и реакции администрации совершенно не соответствует тем вызовам, которые происходят. Потому что фактически целый ряд застройщиков совершенно безнаказанно демонстрирует администрации, что они этого не видят.

Та же самая история с «Баварией» (бывший пивоваренный завод на Петровском проспекте, 9, где снесли четыре исторических корпуса. - OK-inform). Мы еще летом обращались к Оганесяну, потом еще дважды обсуждали эту тему, говорили о том, что готовится снос исторических корпусов. Он все успокаивал, уверял, что все под контролем, и не нужно никаких выходов на объект, не нужно никаких экспертиз, что он полностью отслеживает концепцию развития этой территории. Но в результате опять все кончилось незаконными сносами и уничтожением ряда исторических построек.

У меня ощущение, что администрация сейчас либо теряет интерес к теме сохранения исторической застройки и недопущения сносов, либо продавливается под влиянием каких-то сильных лоббистских структур. И то и другое очень плохо.

- За снос корпусов «Баварии» и проведенный на днях демонтаж корпуса Обуховской больницы, на Ваш взгляд, кто-нибудь понесет ответственность? Снос корпуса Обуховской больницы только что состоялся, поэтому там еще разбирательство идет, еще есть надежда, что кто-то понесет ответственность

- Снос корпуса Обуховской больницы только что состоялся, поэтому там еще разбирательство идет, еще есть надежда, что кто-то понесет ответственность. А по «Баварии» я не вижу каких-то реальных шагов к тому, чтобы объективно разобраться в этой ситуации, наказать виновных и, самое главное, предпринять практические шаги по восстановлению этих исторических построек, которые все-таки еще не уничтожены полностью. Там еще сохраняется часть исторической структуры, и важно было бы дать внятную оценку.

Когда в предыдущие годы происходили такие кризисные сносы - и с Домом Рогова, и с Фонтанкой, 145 - голос губернатора был слышен: он выступал, говорил, что это безобразие, мы этого не допустим, что должны быть наказаны виновные, давал поручение возбуждать соответствующие дела, в том числе и судебные по расторжению инвестиционных договоров и так далее. В случае со сносом Мытного двора, «Баварии» и корпуса Обуховской больницы никто вообще не считает нужным реагировать в публичном пространстве. Государственные органы воспринимают это как какую-то еще одну фоновую информацию.

- А вообще Вам известно о случаях наложения этих гигантских штрафов за разрушение и повреждение объектов культурного наследия, введенных в 2013 году?

- Пока я не вижу, чтобы эта практика получила широкое распространение. Главная проблема, конечно, в том, что правоохранительные органы очень мало и слабо готовы к использованию этих статей. Можно вспомнить тот же самый Дом Рогова и другие объекты, по которым пытались возбуждать уголовные дела, и регулярно правоохранительные органы, какое-то время порасследовав их, закрывают. Потом снова кто-нибудь из депутатов вроде Ковалева (лидер фракции «Справедливая Россия» Законодательного собрания Петербурга. - OK-inform) обращается в прокуратуру. Прокуратура возвращает это снова с выявленными нарушениями - дело снова открывается: опять тянется, потом опять закрывается, и снова через прокуратуру или через суд возобновляется. По Дому Рогова эта ситуация длится уже фактически третий год, когда правоохранители так и не находят каких-то зацепок для того, чтобы применять ужесточившееся законодательство. Аналогичных примеров много.

Так же много случаев, когда по требованию губернатора КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом. - OK-inform) подает судебные иски на расторжение инвестиционных договоров, но не может довести ни один из этих процессов до конца. Уж не знаю, то ли в силу какой-то слабости и недостаточной компетентности, то ли КУГИ сознательно проигрывает эти процессы, но все остается как есть. То есть застройщики сохраняют свои земельные участки, свои здания и свои инвестиционные договоры в неприкосновенности. Ситуация, конечно, не очень благоприятная.

- В конце прошлого года появилась информация, что правительство города обяжет КГИОП исключительно своими силами проводить историко-культурные экспертизы. Реализована ли уже эта инициатива?

- Я думаю, что это невозможно, в первую очередь, с точки зрения федерального законодательства. КГИОП не может никаких историко-культурных экспертиз проводить самостоятельно, потому что по закону проведение историко-культурных экспертиз возложено на аттестованных Министерством культуры РФ государственных экспертов. Только эти эксперты и могут подписывать акты историко-культурных экспертиз. Больше ни у кого таких полномочий нет, и, соответственно, на региональном уровне эта проблема не может быть решена в пользу КГИОП или какого-то другого органа.

- Недавно «Главстрой-СПб» завершил строительство жилого комплекса «Панорама 360» на месте квартала между улицами Шкапина и Розенштейна, снесенного в середине 2000-х годов. Как вы оцениваете архитектурные достоинства этого объекта?

- Честно говоря, я не очень знаком с этим объектом.

- А можно ли было спасти здания в квартале Шкапина-Розенштейна? Наряду с постройками, которые действительно находились в очень плачевном состоянии, там были здания вполне добротные, с хорошей архитектурой - особенно те, которые были ближе к Обводному каналу

- Там были очень разные здания. Наряду с постройками, которые действительно находились в очень плачевном состоянии, там были здания вполне добротные, с хорошей архитектурой - особенно те, которые были ближе к Обводному каналу. Фактически произошла ситуация, когда под одну гребенку решили сносить весь квартал: спешно расселяли и сносили здания, которые были достаточно крепкими, и архитектура которых в общем не являлась безусловно какой-то уродливой. Было бы правильно хотя бы восстанавливать архитектурный облик таких зданий, но вместо этого там сейчас появился новый квартал очень сомнительных архитектурных достоинств.

- Петербургское отделение ВООПИиК выступало против строительства жилого комплекса «Гранвиль» на набережной Лейтенанта Шмидта, 21. Сейчас там уже продаются квартиры. Ваше мнение было учтено?

- Оно было учтено частично, потому что эта ситуация выносилась на Совет по сохранению культурного наследия по нашему требованию. Совет создал рабочую группу, которая произвела некоторые коррективы того проекта, который должен был быть реализован, и сейчас мы видим уже результат откорректированного проекта, хотя не могу сказать, что удалось решить все проблемы. Но, по крайней мере, удалось уйти от того первоначального варианта, который был совсем неудачен.

- На какой стадии находится разработка нового закона о границах зон охраны объектов культурного наследия?

- Дело в том, что только в июне была принята новая редакция, и я думаю, что следующий виток ждет нас не раньше 2016 года.

- Что будет со зданиями, которые попали в список диссонирующих объектов, включенный в закон в прошлом году?

- Эксплуатация этих зданий может продолжаться до тех пор, пока не наступит момент необходимости их реконструкции. Но я думаю, что постепенно будут вырабатываться механизмы работы с этими диссонирующими объектами. Пока это только первый шаг, который уже вызвал довольно бурную дискуссию. И очень хорошо. Эта дискуссия должна привести город к пониманию, как поступать с теми или иными объектами, в том числе с так называемыми градостроительными ошибками.

- Но пока никакого механизма работы с ними нет?

- Пока эти здания получили «черную метку», и в тот момент, когда для них наступит этап реконструкции, они должны будут приводиться в соответствие с режимами тех зон, в которых они находятся.

- Вы можете назвать хотя бы один удачный пример нового строительства в центре Петербурга?

- На самом деле, таких примеров можно привести несколько. Не хотелось бы кого-то обидеть, поэтому я скажу в общем. Есть объект архитектора Евгения Подгорнова, который даже получил премию «Связь времен» за дом на улице Полозова. Безусловно, это не единственный объект: на Петроградской стороне есть еще несколько зданий, которые достаточно деликатно вписаны в историческую среду. Есть объект архитектора Евгения Подгорнова, который даже получил премию «Связь времен» за дом на улице Полозова Еще несколько зданий есть в районе Клинского и Малодетскосельского проспектов, где идут улицы Рузовская и Бронницкая. Там тоже есть очень удачные жилые комплексы, вписанные весьма уместно. Есть и другие районы города - на Васильевском острове, например.

Я бы не сказал, что это такая уж редкость. Просто критика и общественность обращают свое внимание на негативные примеры. Но, так как мы считаем очень важным показывать этот положительный опыт, сейчас совместно с несколькими городскими СМИ градозащитники будут организовывать конкурс на лучшую архитектурную постройку последних лет в историческом центре и на лучшее приспособление к современному использованию. К концу мая этот конкурс пройдет все необходимые этапы и ближе ко Дню города состоится подведение итогов. Я думаю, это будут хорошие примеры того, как нужно строить в историческом центре, чтобы бережно сохранять историческую градостроительную ткань.

- А торгово-развлекательный комплекс «Галерея», на Ваш взгляд, удачный объект?

- «Галерея» в моих глазах неудачный объект из-за своей предыстории. Потому что восемь исторических домов погублено на том месте, где она сейчас стоит. Ее излишняя протяженность, тяжеловесность во многом задана тем участком, на котором приходилось работать. Но если мы посмотрим на противоположный угол площади, то «Стокманн» на два порядка страшнее «Галереи». Этот дикий парник, который возвышается над зданиями, уже стал притчей во языцех. Все, кто приезжает и выходит в город с Московского вокзала, сразу спрашивают, что это за чудовище. Горожане уже хорошо представляют себе, что это за здание. Такие примеры, конечно, гораздо более негативно сказываются на разрушении среды и видов города.

Беседовал Георгий Егоров

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Дарья, морской инженер, 25 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Комментарии
Яндекс.Метрика