Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +6 погода в Петербурге
Доллар 63.77
Евро 70.63
Юань 9.08

Прощание Ульянки

 Еще один проект реновации в Петербурге движется в тупик - компания «Воин-В» Олега Глущенко не успеет в срок завершить расселение и застроить квартал Ульянки, 2А. Руководство компании обвиняет в этом две ветви власти и так называемых «лжеградозащитников», но, как выяснил «Общественный контроль», большую роль в провале сыграл и конфликтный характер господина Глущенко, а также отсутствие у него дипломатического таланта

Сегодня, 26 апреля, заканчивается двухнедельный мораторий на стройку в кварталах Ульянки, 2А и 2Г, возле парка «Александрино» в Кировском районе Петербурга. По этому поводу (формально) генеральный директор компании-инвестора ООО «Воин-В» Олег Глущенко официально выступил перед городской прессой. Выступил впервые за двадцать лет - более замкнутого и нелюдимого руководителя строительного бизнеса в Петербурге, пожалуй, не найти.

Двухнедельная пауза в реализации проекта, впрочем, результатов не дала. Как рассказал господин Глущенко, в этот период должны были быть найдены некие компромиссные решения по проекту. Однако эти предложения, по его мнению, все ждали именно от представителей власти, но ни от вице-губернатора Игоря Албина, ни от свежеиспеченного главы Комитета по строительству Сергея Морозова инициатив не поступило. В итоге инвестору не осталось никакого другого выбора, кроме как продолжать работу, сделал вывод г-н Глущенко.

Сейчас на приемке госкомиссии находятся два дома ЖК «Усадьба Воронцовых», кроме того, компания ведет демонтаж уже начатого строительства ЖК «Шереметьевский дворец». «Мы планируем продолжать работать, так как у нас непрерывный цикл, мы не можем остановиться. Вообще строительство этого девятиэтажного дома - 7-8 месяцев. По идее, мы его должны были построить два года назад. Но нам никак не дают это сделать», - рассказал глава компании.

Продлить на декаду

Однако после окончания официальной части пресс-конференции топ-менеджер был настроен более пессимистично. Он напомнил, что программа развития застроенных территорий была запущена правительством города еще в 2008 году (городской закон № 238-39). Сам «Воин-В» вступил в программу в 2009 году, после того как поправки в 820-й закон «О границах зон охраны объектов культурного наследия…» подняли максимальную высоту в квартале с 40 до 75 метров. Только после этого экономика проекта стала «считаться», и компания рада была бы приступить к строительству. У чиновников Смольного было другое мнение на этот счет. Проект планировки территории компания получила только спустя два года.

Судя по недавнему ответу губернатора Георгия Полтавченко депутату Борису Вишневскому, отмена судом проекта планировки не влечет за собой автоматическую отмену разрешения на строительство

Как стало известно «Общественному контролю», согласование проекта затягивали два комитета. Один из них - КГИОП с замруководителя комитета Ольгой Милица, у которой с Олегом Глущенко не сложились личные отношения: от инвестора требовали не залезать стройкой в парк, хотя точных границ указать не могли. Вторым камнем преткновения стал Комитет по природопользованию, который требовал сохранить якобы нигде не зарегистрированный пруд на территории квартала.

Выступившим с похожими претензиями градозащитникам удалось через Высший арбитражный суд в ноябре 2015 года отменить ППТ квартала. Впрочем, судя по недавнему ответу губернатора Георгия Полтавченко депутату Борису Вишневскому, отмена судом проекта планировки не влечет за собой автоматическую отмену разрешения на строительство. Тем не менее ППТ компании придется разрабатывать заново, а там будет прописана уже совсем другая экономика.

Дело в том, что пакет поправок во все тот же 820-й закон в июне 2014 года обратно «срезал» высоту в квартале - с 75 метров до 30. Таким образом, если первоначальный проект предполагал строительство на новых пятнах и на участках под снесенными хрущевками около 280 тысяч кв. метров жилья, то теперь, по предварительным прикидкам, объем застройки составит только 130 тысяч кв. метров (а в связи с новыми ПЗЗ и РНГП, возможно, и еще меньше).

К февралю 2018 года, то есть сроку завершения инвестдоговора, реновация квартала в Ульянке невозможна, хотя в проект компания успела вложить уже более 1,5 млрд рублей

25-этажный «Шереметьевский дворец», например, пришлось демонтировать на начальной стадии и готовиться к строительству 9-этажки. Более того, по инвестдоговору со Смольным, компания должна передать городу 31,5 тысячи кв. метров жилья, еще 38,5 застройщик должен отдать под расселение хрущевок, то есть под продажу у компании остается не более 60 тысяч кв. метров.

«Экономика проекта такова: чтобы передать городу и жильцам квартала квартиру, мы должны построить две. А в нынешней ситуации рентабельность у нас нулевая», - признается господин Глущенко. По его словам, в первом построенном доме - ЖК «Бенуа», который изначально компания строила полностью на продажу (для непрерывного потока денег на стройку), город потребовал отдать 20 квартир, или 1,1 тысячи кв. метров - это пятая часть площадей дома. В двух домах «Усадьбы Воронцова» компания должна передать не менее 4 тысяч кв. метров жилья, а это, по сути, один из домов целиком. Как в этом случае застройщик будет заканчивать проект и окупать инвестиции - непонятно, ведь, по словам участников рынка, других активов, откуда «Воин-В» мог бы перекинуть средства, у компании просто нет.

В конечном счете господин Глущенко признался: к февралю 2018 года, то есть сроку завершения инвестдоговора, реновация квартала в Ульянке невозможна, хотя в проект компания успела вложить уже более 1,5 млрд рублей. Сейчас застройщик вместе со Смольным ищет пути продления договора. По словам топ-менеджера, «Шереметьевский дворец» будет достроен к 2018 году, но на завершение программы в текущих параметрах уйдет не менее 10 лет. По всей видимости, «Воину-В» придется пойти по пути «СПб-Реновация»: компания готовится в 2018 году продлевать инвестдоговоры через суд. В КИО, как говорят участники, к такому способу решения вопроса готовы.

Кругом враги

Любопытно, что большая часть вопросов от прессы руководителю компании касалась даже не судьбы проекта, а той части истории, когда бывший военный, в прошлом командир подводной лодки, много лет отходивший «на железе», позволил себя загнать в политико-градостроительный «котел», окружить себя: с одной стороны - градозащитникам, с другой - депутатам, а тыл не был прикрыт главным партнером - Смольным.

Не гнушались градозащитники, по словам топ-менеджера, и поджогом техники, они также специально перекрыли водоотводную трубу, через которую осуществлялся слив стоков из пруда, подделывали данные о воинских захоронениях…ну и баловались вандализмом по мелочи

Содержание атак градозащитников на проект реновации «Общественный контроль» уже подробно освещал. При этом, по словам господина Глущенко, активисты разработали изощренную схему работы через Куйбышевский суд: сначала они оспаривали законодательные акты, в которых была масса помарок и недочетов. Суд отказывал - исковая давность истекла. Тогда они делали запрос через депутата, он предоставлял им информацию, после чего они выходили на суд повторно, как будто узнали об этом акте только что. В этом случае суд такое обращение был обязан принять.

Не гнушались градозащитники, по словам топ-менеджера, и поджогом техники (в 2014 году неустановленные лица подожгли экскаватор, а буквально на днях - свайную машину), они также специально перекрыли водоотводную трубу, через которую осуществлялся слив стоков из пруда, подделывали данные о воинских захоронениях…ну и баловались вандализмом по мелочи.

А вот фронт боевых действий с законодательной властью вскрылся только на минувшей неделе. Господин Глущенко публично подтвердил факт взятки в 1,5 млн рублей депутату Вячеславу Нотягу. Депутат отрабатывал деньги тем, что не ходил на митинги, не отправлял запросов и пересылал информацию от градозащитников сразу Олегу Глущенко. Он, по словам топ-менеджера, хоть и представляет другой район, реновацию Ульянки начал окучивать раньше всех - еще с 2012 года, остальные подключились только в 2014 - с введением в эксплуатацию первого дома.

Сам Глущенко признается, что был вынужден действовать вне правового поля - в правовом не получалось. А посему и пошел на преступление - дачу взятки в крупном размере: «Действительно, я платил Нотягу, но он меня обманул! После этого я решил, что так больше нельзя, что нужно заявить»

А первые подношения, пусть и не наличными деньгами депутатам, компания перечислила еще в 2008-2009 годах. Глущенко рассказал о факте «коммерческого взаимодействия» с главой комиссии по горхозяйству ЗакСа Сергеем Никешиным. Суммы он не назвал, но все документы, связанные с переводами денег в фонды депутата, уже переданы в правоохранительные органы.

К слову, участники рынка подтвердили корреспонденту «Общественного контроля», что господин Никешин (входит в смольнинскую комиссию по развитию застроенных территорий) всегда достаточно активно участвовал в текущих вопросах по реновации, но однобоко - пытался за счет реновации продвинуть интересы собственных строительных организаций. Не всегда успешно, но тем не менее.

Кроме того, Олег Глущенко еще раз подтвердил осведомленность о вознаграждениях Нотягу депутата Максима Резника. Тот якобы был на встрече Нотяга с Глущенко летом 2015 года. Денег не просили, но были ангажированы на протестные акции депутаты Борис Вишневский и Алексей Ковалев, говорит Глущенко.

Сам Глущенко признается, что был вынужден действовать вне правового поля - в правовом не получалось. А посему и пошел на преступление - дачу взятки в крупном размере. Но здесь любопытен, скорее, стимул к исправлению: «Действительно, я платил Нотягу, но он меня обманул! После этого я решил, что так больше нельзя, что нужно заявить», - эмоционально рассказывал журналистам топ-менеджер. Какой размер взятки накопился бы в итоге, если бы депутат ответственно подошел к своим обязанностям и не подорвал доверие бизнесмена, остается только догадываться. Тем временем активисты «Красивого Петербурга» обратились в прокуратуру города с просьбой возбудить уголовное дело против Олега Глущенко по статье 291 УК РФ, дача взятки.

Не дипломат

«Главная ошибка Глущенко в том, что он в самом деле полагал, что этот проект нужен городу, нужен Смольному, вторая проблема - нельзя делать такой рисковый проект, как реновация, главным активом в своем портфеле», - рассказал «Общественному контролю» на условиях анонимности участник рынка, знакомый с проектом реновации и лично с Олегом Глущенко.

Еще одна проблема кроется в достаточно конфликтном характере самого Олега Глущенко, который не умеет сгладить углы и использовать спорную ситуацию в свою пользу

По словам источника, проект в данный момент выглядит абсолютно тупиковым, но в этой ситуации немалая заслуга городских властей - они требуют от участника сделки - инвестора - соблюдений условий договора, в то время как сами лишили его шанса построить квартал на адекватных условиях. «При Валентине Матвиенко мы знали, куда двигаемся - было направление вперед, на развитие города, на реализацию новых проектов и пополнение казны, именно она и дала команду поднять высоту в городе до 75 метров. Куда мы движемся сейчас, в Смольном никто не понимает», - рассказал источник. Также, по его словам, основными защитниками программы реновации Ульянки выступают замглавы администрации Кировского района Наталья Борейко, начальник управления перспективного развития комитета по строительству Игорь Шикалов и начальник управления зон охраны объектов культурного наследия КГИОП Алексей Михайлов.

Еще одна проблема кроется в достаточно конфликтном характере самого Олега Глущенко, который не умеет сгладить углы и использовать спорную ситуацию в свою пользу: «Я не раз говорил Олегу: выйди в свет, в прессу, в таких проектах нужно контролировать умы, медиа-пространство, но по каким-то причинам он отказывался от общения», - рассказал корреспонденту ОК-информ источник. Да и в стане «Воин-В», основанном бывшими офицерами Военно-морской академии, умелых переговорщиков, судя по всему, не нашлось.

Нынешняя ситуация больно бьет по обеим сторонам инвестдоговора. Взятоничество Глущенко ставит под вопрос репутацию всего строительного бизнеса в городе, а пробуксовка реновации говорит об отказе властей от поддержки запущенных самим же Смольным инфраструктурных и инвестиционных проектов

В качестве наглядной иллюстрации источник приводит то самое совещание комиссии по развитию застроенных территорий, на котором Глущенко пожаловался вице-губернатору Игорю Албину на противоправные действия третьих лиц. Сначала на заседании выступали представители «СПб Реновация», которые изложили семь ключевых проблем проекта и дали свой вариант решения.

По словам собеседника, Албин - это, по сути, высокопоставленный городской менеджер, ему нужно обозначить, структурировать задачу, дать варианты. И по «СПб Реновации» он тут же расписал своим подчиненным, кто, за что и в какие сроки отвечает. «Глущенко же, человек прямой, эмоциональный, вывалил в своем стиле все свои проблемы с трибуны, попутно обвинив, уличив бог весть в чем половину Смольного. Албин, радеющий за городское чиновничество, стерпеть такого, естественно, не смог. Он в своем стиле прошелся по налоговым отчислениям компании, штату, работам по импортозамещению. В конце концов он нашел в “матрешке” (структуре капитала «Воина-В») офшор - как у любого нормального бизнеса. После этого какой-то конструктивный диалог о поддержке проекта был невозможен, на все жалобы Глущенко Албин не глядя отвечал - идите в полицию», - рассказал источник «Общественного контроля».

По его словам, нынешняя ситуация больно бьет по обеим сторонам инвестдоговора. Взятоничество Глущенко ставит под вопрос репутацию всего строительного бизнеса в городе, а пробуксовка реновации говорит об отказе властей от поддержки запущенных самим же Смольным инфраструктурных и инвестиционных проектов. Тем временем переселения в новое жилье в квартале ждут 3,5 тысячи человек.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Юля, сотрудник офиса, 22 года Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика