Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +2 погода в Петербурге
Доллар 77.73
Евро 85.74
Юань 1.1

Смольный смирится с самостроем, но не простит

 Фото: fotki.yandex.ru Фото: fotki.yandex.ru Городские власти публично заявили о готовности идти на мировую с собственниками объектов самовольного строительства, но только при условии, что постройки будут приведены в нормативное состояние

Вместе с тем в том, что таких соглашений будет много эксперты сомневаются: механизм «мировой» пока не отработан, а жители самостроя настаивают на легализации зданий в их нынешнем виде.  

Снос самовольных построек для Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга никогда не был самоцелью, рассказал журналистам Арсений Волков, советник начальника службы.

По его словам, судебную практику по объектам самовольного строительства в Петербурге можно назвать сложившейся, суды и органы исполнительной власти наконец-то научились работать с 222-й статьей Гражданского кодекса. При этом, как утверждают в службе, решение суда о сносе самовольной постройки не обязательно должно быть итогом судебного разбирательства. Служба готова рассматривать и уже рассматривает возможность заключения мировых соглашений по таким делам.

Судебную практику по объектам самовольного строительства в Петербурге можно назвать сложившейся, суды и органы исполнительной власти наконец-то научились работать с 222-й статьей Гражданского кодекса.

«Но в то же время утверждение судом мирового соглашения - это не некое прощение застройщика, это не означает, что объект, который по факту построен незаконно, будет легализован в существующем виде, - говорит господин Волков. - Мировые соглашения, которые заключает служба, направлены на приведение объекта, его объемно-пространственных характеристик в соответствие с действующим законодательством». Как правило, мировое соглашение предусматривает разработку необходимой проектной документации (например, на работы по разбору этажей, превышающих допустимую норму для этого участка), далее проект проходит экспертизу, и ответчик получает разрешение на строительство и ввод в эксплуатацию.

Впрочем, пока в копилке Смольного мирных решений не так уж и много. С начала 2015 года было заключено всего три мировых соглашения. Два из них призваны привести в соответствие с законом скандальный проект апарт-отеля компании «Териоки» в Зеленогорске на Малинной улице, 1, лит А. В 2011 году компания без разрешения снесла кафе и возвела четырехэтажный железобетонный каркас будущей гостиницы. После вмешательства губернатора служба подала иск о сносе объекта. В итоговом соглашении будет прописано, как рассказал господин Волков, что недострой на одном из участков будет снесен, объект на втором участке будут существенно сокращен по площади. Третье мировое соглашение относится к самострою на Большой Озерной улице, 70.

Обращений пока у службы не так много, признается представитель Госстройнадзора. В стадии согласования мирового соглашения между истцом и ответчиком сейчас находится два объекта. Их адреса в службе не раскрывают «во избежание давления со стороны третьих лиц».

Согласование осложняется тем, что в процессе задействовано большое количество участников - не только владелец земельного участка, который выступает ответчиком в суде, но и множество физлиц, если речь о многоквартирном доме.

Согласование осложняется тем, что в процессе задействовано большое количество участников - не только владелец земельного участка, который выступает ответчиком в суде, но и множество физлиц, если речь о многоквартирном доме, который был построен без разрешения или с превышением высоты. «Поэтому лицо, которое обращается в службу за мировым соглашением (а инициатором полюбовного завершения судебного процесса должен стать именно ответчик. - Прим. ред.), должно само согласовать все ключевые моменты соглашения со всеми участниками процесса со своей стороны, с кем у него были заключены договора, - подчеркивает Арсений Волков. - Например на Большой Озерной участников процесса было более 30. Процесс шел очень тяжело, а опрашивать согласие граждан пришлось прямо на заседании городского суда».

Собственнику объекта нередко предоставляется право сохранить отдельные части конструкции - те, которые укладываются в градостроительные нормы. Однако, как признаются в службе, по всем без исключения объектам самовольного строительства мировые заключить не удастся. «Если на участке возведено впритык два здания: одно законно, а другое самовольно - я с трудом представляю, как тут возможно мировое соглашение», - говорит чиновник.

Еще одна проблема в том, что, в отличие от железобетонного скелета компании «Териоки» на пляже, большая часть зданий, причисленных к самострою, - жилые. И жители самостроя настаивают именно на полном сохранении объемов здания и не хотят идти на условия кабального мира. Именно об этом весной на народном сходе говорили жители «Никитинской усадьбы» - флагмана городского самостроя.

Напомним: в апреле 2016 года в городском суде начали рассматривать апелляцию на решение Приморского районного суда, который обязал собственников дома 32 по Тбилисской улице снести его за собственные же деньги. Здание превышает высотный регламент более чем на 10 метров, но жители надеются на корректировку 820-ФЗ, согласно которой разрешенная высота домов в микрорайоне вырастет до 20 метров - и превышение здания на Тбилисской суд сможет, по мнению активистов, назвать незначительным. Высота здания составляет 23 метра - и мировое соглашение вполне может потребовать от собственников снести целый верхний этаж (он, кстати, жилой). Аналогичная ситуация может сложиться и по другим объектам, где нужно «прибрать» объемы, которые оказываются вполне себе обитаемыми жилыми площадями.

Максимум, на который может пойти государственный орган, - не выходить сразу на снос, а дать ответчику определенный срок для приведения объекта в нормативное состояние.

Тут могут быть и другие варианты, рассказал юрист, общественный деятель Дмитрий Некрестьянов. Например, суд может дать собственнику отсрочку по исполнению решения на 4 года, с тем чтобы при разработке нового Генплана поменять зонирование (в том числе в новых ПЗЗ), но на это нужна заинтересованность властей в том, чтобы разбираться с каждым из этих проектов в индивидуальном порядке.

К слову, судья несколько раз рекомендовала жильцам дома пойти на мировую с Госстройнадзором, но, как рассказывала «Общественному контролю» юрист жителей усадьбы Варвара Королева, требования к такому соглашению служба выкатывает слишком жесткие.

«Наверняка жители дома на Тбилисской захотят сохранить объект именно в том виде, в котором он существует сейчас. Но ведь мы не можем сказать: мы учли ваши обстоятельства, общественный резонанс и вас прощаем - нарушайте дальше!» - разводит руками господин Волков.

Самовольное строительство имеет достаточно жесткое регулирование в Гражданском кодексе, подтверждает Дмитрий Некрестьянов. По его словам, власть действительно не сможет пойти по пути абсолютной легализации всех самостроев в их нынешнем виде. «Максимум, на который может пойти государственный орган, - не выходить сразу на снос, а дать ответчику определенный срок для приведения объекта в нормативное состояние. Скажем, год на разработку проекта сноса части конструкций. Это сократит потенциальный ущерб для собственника», - говорит юрист.

По его словам, заключение мира возможно на любом этапе судопроизводства - даже если к тебе уже пришли с исполнительным листом на снос. Поэтому государственную инициативу можно только поприветствовать: «С точки зрения человека, который уже лет 15 судится с госорганами, могу заявить, что если уж в Смольном начали говорить о мировых соглашениях - это прекрасно. Я был очень удивлен, что эта тема заявлена правительством».

Заключение мира возможно на любом этапе судопроизводства - даже если к тебе уже пришли с исполнительным листом на снос. Поэтому государственную инициативу можно только поприветствовать.

Вместе с тем массовым это явление не станет, говорит эксперт. Виной тому отсутствие четкого и понятного механизма работы по мировым соглашениям, да и сам этот механизм носит очень индивидуальный характер.

В качестве первой причины господин Некрестьянов называет проблему принятия решения: большая часть чиновников, которые ходят от Смольного на процессы, не имеют полномочий по заключению мировых соглашений. Такие полномочия есть, как правило, только у руководства комитетов. Здесь еще одна препона - главе комитета вменяется практически персональная ответственность за подписанную «мировую». И если впоследствии по документу возникнут вопросы у прокуратуры, то спрашивать будут не с органа власти, а с конкретной персоналии. В этом контексте особого рвения от чиновников ждать не стоит.

«В итоге нам осталось ждать только смелых чиновников, которые не побоятся брать на себя решение проблемы с самостроем. Либо нужна строгая процедура, когда проверяющие потом ведут проект. Например, некая межведомственная комиссия - с прокуратурой, счетной палатой и т.д. С правом вещательного голоса и правом принятия решения о заключении соглашения», - считает господин Некрестьянов.

Такая межведомственная структура сейчас действительно создается при аппарате полномочного представителя президента РФ в СЗФО, об этом подробно писал «Общественный контроль». Сможет ли новосозданная комиссия, обещавшая амнистию всем жилым объектам, дать импульс решению проблемы с городским самостроем, будет ясно ближе к осени.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Константин и Арина, водитель и школьница, 40 и 12 лет Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика