Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +10 погода в Петербурге
Доллар 71.1
Евро 78.26
Юань 9.93

Павел Созинов (ОНФ): «Необходимо сделать работу фондов капремонта максимально прозрачной»

 Фото: ОНФ Фото: ОНФ Как вышло, что деньгами, которые мы перечисляем за капремонт, распоряжается структура, которая ни перед кем не отчитывается? По данным Минстроя, треть региональных операторов по капремонту не прошла профессиональную аттестацию. Между тем именно в их руках теперь сосредоточены огромные средства, которые собираются на капитальный ремонт наших с вами домов

По окончании совместного заседания рабочей группы ОНФ и координационного совета по развитию строительной отрасли Северо-Западного федерального округа о сложившейся ситуации рассказал член регионального штаба Общероссийского народного фронта в Санкт-Петербурге, руководитель региональной рабочей группы «Качество повседневной жизни» Павел Созинов.

-  Павел Борисович, расскажите о деятельности ОНФ в рамках мониторинга «600-го» майского указа и поручений президента РФ по итогам второго «Форума действий» ОНФ в области капремонта.

-  Напомню, что изучение ситуации с капитальным ремонтом в регионах России демонстрирует возрастающую актуальность задач, поставленных в поручениях президента РФ Владимира Путина по итогам второго «Форума действий» ОНФ. И эти новые поручения затрагивают вопросы регулирования деятельности региональных операторов. Мы следим за исполнением этих поручений, потому что они призваны решить назревшие проблемы граждан.

-  Согласно официальным данным, треть региональных операторов по капремонту не прошла тестирование. Причина - низкая квалификация их руководителей. Что вы по этому поводу думаете?

-  Здесь, наверное, в первую очередь даже не об аттестации нужно говорить. Задам вам встречный вопрос: а чем, по вашему мнению, должен заниматься региональный оператор?

-  Ну, очевидно, распоряжаться средствами, которые жители перечисляют на капремонт. Причем по возможности грамотно.

-  И это тоже. Но в реальности фонд взял на себя гораздо больший объем функционала. Он сейчас занимается не только сбором денег, но еще и организацией самих ремонтных работ. Кроме того, он же выступает в качестве заказчика. Сегодня деятельность регоператора - это деятельность регионального монополиста, который заведует всем и вся в области капремонта.И здесь, как вы понимаете, возникает масса возможностей для злоупотреблений.

Смотрите, какая картина получается: вы перечисляете средства на капремонт. Они почему-то накапливаются на счетах небюджетной, достаточно закрытой организации, которая дальше ими и распоряжается. Это организация с собственным управлением, которое, мягко говоря, не является прозрачным. Она же нанимает подрядчика, (собственно, ей ничто не мешает быть с ним аффилированной), следит за расходованием полученных средств, более того - сама же принимает отремонтированный объект и ведет технический контроль за капремонтом.

-  Получается, наш региональный оператор сосредоточил в своих руках неограниченную власть…

-  Совершенно верно. И что самое опасное: нет надлежащего соответствующего контроля! Он ни перед кем не отчитывается, кроме как перед самим собой. Вот модель сегодняшней работы регионального фонда капремонта как закрытой, непроницаемой структуры. И дело тут даже не в компетенции тех руководителей, которые возглавляют эти фонды.

-  Ну, наверное, некоторыми знаниями в области строительства они все-таки должны обладать…

-  Безусловно. Однако не все считают, что им это необходимо. По градостроительному кодексу подавляющее большинство видов работ капремонта не должно проходить экспертизу, не имеет проекта. Каждый региональный оператор составляет техническое задание так, как считает нужным. И точно так же рисуются сметы - с оглядкой на некие региональные нормативы.

-  Тут ОНФ не мешало бы, наверное, основательно подключиться от лица общественного контроля…

-  Эти структуры обложились федеральной и региональной нормативной базой, у нас на сегодня нет действенных инструментов общественного контроля над ними. Так, в Петербурге мы пытались войти в попечительский совет регионального Фонда капремонта - то есть наблюдать за деятельностью. Но нам было отказано на том основании, что этого не разрешает устав. Но ведь, согласитесь, устав можно переписать, предусмотрев там включение представителей общественных организаций.

- Уже есть жалобы на деятельность региональных операторов: люди недовольны качеством капитального ремонта, который провели в их доме.

- Совсем недавно мы выезжали по жалобе в Петроградский район Санкт-Петербурга. Побывали на двух объектах, на которых предполагался ремонт кровли в рамках программы капремонта. Смотрели вместе с представителями управляющей компании и госжилинспекции, что сделано. Туда завезли материалы, определили фронт работ. И что же? Подрядчик, выигравший конкурс, несколько дней потоптался на площадке - и исчез. А время идет, есть же определенные сроки выполнения работ... Однако фонд капитального ремонта эта ситуация почему-то не озаботила. Более того, применяется масса уловок для того, чтобы отчитаться о проделанной работе. Красят, например, фасады зимой, в морозы, когда этого делать категорически нельзя. Весной от зимнего ремонта ничего не остается, все надо ремонтировать заново.

Есть случаи, когда подрядчики бросают недоремонтированные объекты, и управляющим компаниям потом с помощью средств, выделенных на текущий ремонт, приходится залатывать дыры. Завершать, например, покраску фасада. Вот недавний питерский случай. В одном из домов в рамках капремонта сняли батареи и забыли об этом: люди в холода мерзли в своих квартирах.

-  И управляющие компании за них послушно все это доделывают?

-  А что им еще остается? Они в ответе за жилой фонд, который за ними закреплен. У них на руках предписание жилищной инспекции. Они боятся за свою репутацию и того, что у них отнимут лицензию. Ведь по закону управляющая компания теперь отвечает за все, что происходит в доме, в том числе и за капремонт.  Другое дело, что представителей УК в эту «капремонтную» кухню не очень-то пускают. Управляющие компании зачастую не участвуют в формировании технического задания по конкретному дому и в строительном контроле за капремонтом. Зато, если есть какие-то недоделки, все списывается на их недоработки.

-  И все-таки есть ли какие-то механизмы влияния на региональный фонд?

-  Пока мы работаем с обращениями граждан по вопросам капремонта, обращаемся в ГЖИ. Но городская жилинспекция почему-то тоже не включена в процесс контроля за капремонтом. Это удивительно, но именно так у нас обстоят дела…

В каждом конкретном случае нам приходится обращаться в сам фонд капремонта - у нас нет никакого другого органа, кроме прокуратуры,куда мы еще можем обратиться. По идее, это могла бы быть служба госстройнадзора. Но капремонт у нас не отнесен к видам работ, требующим обязательного строительного надзора. Фактически сегодня в лице фондов мы вскормили региональных монстров.

-  Любопытно, есть ли статистика, сколько домов уже отремонтировано по этой программе?

-  В Санкт-Петербурге по плану нужно ремонтировать до 2 тысяч домов в год. Вроде бы немало. Несмотря на то что за 10 лет капремонтом можно охватить весь Санкт-Петербург, количество немногим превышает 20 тысяч зданий. Но этот ремонт нельзя признать комплексным, в действительности он не будет иметь капитального характера. Я повторюсь: в доме проводится капремонт, но он не затрагивает всех поврежденных конструктивных элементов и инженерных систем зданий. То есть речь идет о выборочном ремонте, который может затрагивать, например, только ремонт фасадов. Ремонт инженерных сетей может оказаться отнесенным на несколько лет.Но цифры прошедших капремонт домов почему-то везде разнятся.

Кроме того, данные о себе региональные фонды размещают в заявительном режиме, их достоверность вызывает сомнения. Если вы зайдете на сайт «Реформа ЖКХ», то увидите, что по многим объектам в Петербурге данных нет. Или они предоставлены не полностью.

Мы выезжали по обращениям граждан, и часто оказывалось, что технические паспорта не соответствуют действительному положению дел.

Что получается в результате таких ошибок? Допустим, пришли на дом кровельщики, и оказалось, что объем работ не соответствует заявленному: площадь крыши больше. А ведь это дополнительные неучтенные расходы. Кто должен их нести? Подрядчик, оказавшийся в такой некорректной ситуации? А он уже выиграл этот тендер. Скорее всего, в подобных ситуациях подрядчик просто откажется от такого заказа.

-  А как определяется очередность ремонта домов: какой дом будет ремонтироваться первым, какой в серединке, а какой может еще и подождать?

-  Вы знаете, тут тоже очень странная ситуация. Я повторюсь: у нас капитальный ремонт выборочный. Причем по отдельным видам работ. Если мы говорим о капремонте, то и здесь есть нарушения последовательности видов работ.Сегодня мы, допустим, демонтируем трубы горячего водоснабжения, ставим другие и забываем про них. Жители делают косметический ремонт. А дальше приходят следующие строители, снова ломают и ставят трубы - теперь уже холодного водоснабжения (вот, мол, ребята, мы пришли вас осчастливить). Им говорят: «Ребята, как же так? Почему нельзя было сразу?»

Я уже не говорю о координации между текущим и капитальным ремонтом, о чем упоминал выше. Этого вообще никто не учитывает. То есть, допустим, у вас красят подъезд. Ну, красят и красят - текущий ремонт. Следом приходят новые товарищи и все рушат: «А у нас заявка на капремонт инженерных сетей в этом доме!». Тут полная несогласованность… Про техническое задание не буду даже рассказывать. Нет проекта - нет сметы, прошедшей обязательную госэкспертизу. Отсюда и качество, которое мы имеем.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Саша, выпускница, 17 лет Как вы оцениваете уровень своего образования?
Комментарии
Яндекс.Метрика