Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 76.19
Евро 92.13
Юань 1.18

Калининградский краевед: «Украденные нацистами шедевры находятся под нашими ногами»

 Фото: Илья Козырев Фото: Илья Козырев Одной из главных тайн Второй мировой войны, по-прежнему волнующих человечество, остается судьба бесследно исчезнувших произведений искусства и сокровищ, вывезенных фашистами с оккупированных территорий. Периодически в прессе появляется информация о скором обнаружении «золотых эшелонов» или Янтарной комнаты. Насколько обоснованы такие надежды, выяснял «Общественный контроль»

О вероятности обнаружения утраченных шедевров корреспондент «Общественного контроля» побеседовал с известным калининградским краеведом, руководителем регионального объединения «Белый поиск» Николаем Шумиловым, уверенным, что без поддержки государства найти и возвратить пропавшие ценности невозможно, хотя большая их часть по-прежнему спрятана в секретных бункерах в восточной части российского анклава.

- Николай, самый очевидный вопрос: насколько правдоподобными кажутся те или иные вбросы по обнаружению очередных тайников нацистов?

- Конечно же, информации барражирует очень много. И за всеми громкими статьями или сюжетами проследить невозможно. Наверняка имеют место и обыкновенные фейки. Но необходимо понимать: если та или иная информация базируется хоть на каких-то свидетельствах или документах, она требует самой тщательной проверки. Другое дело, что преждевременные заявления об обнаружении очередного тайника, конечно же, на пользу не идут. Вызывают недоверие ко всей поисковой работе в целом. А в реалиях, прежде чем что-то найти в земле, необходимо перелопатить тонны бумаги в архивах, побеседовать с сотнями, а иногда и тысячами даже не очевидцев, а людей, которые что-то где-то могли слышать. Только после корреляции нескольких свидетельств можно приступать к практическим поискам.

- А на самом деле есть, что искать?

- Во время оккупации только из нашей страны нацистами вывезена собственность 191 музея, 26 художественных галерей, 44 987 архивов, 43 400 библиотек. Согласно восстановленным каталогам, на Запад отправлено более 200 тысяч археологических предметов и почти полтора миллиона произведений искусства. С момента окончания войны найдено менее 5% утраченного национального достояния. Ясно, что часть ценностей давно уже осела в частных коллекциях. Но только часть, и при том не слишком значительная.

- Кто-нибудь пытался оценить стоимость ущерба от подобного грабежа?

- Такие данные есть в открытых доступах. Последняя цифра, озвученная Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, составляет 450 миллиардов рублей в ценах 1940 года. Работа эта велась вплоть до 2007 года и была прервана из-за отсутствия финансирования. Понятно, что ценности не могли раствориться в воздухе. Представьте себе объем награбленного: согласно накладным, это более 50 тысяч вагонов Германской имперской дороги! Так как Кенигсберг был центром сосредоточения вывезенных шедевров, понятно, что бывшая Восточная Пруссия является до сих пор главным версионным объектом в поисках. Отсюда к любой информации об обнаружении каких-то интересных бункеров у нас или в соседней Польше стоит относиться с особым вниманием.

- Что-нибудь удалось узнать об алгоритме сокрытия награбленного?

- Немногое. Согласно отрывочным архивным данным и другим источникам, для организации хранения ценностей было заблаговременно подготовлено более 65 крупных (объемом до 20 000 кубических метров), 150 средних (до 5 тысяч кубометров) и более 400 малых подземных хранилищ. Непосредственно работы по их обустройству велись в режиме строжайшей секретности, силами военнопленных, которых потом расстреливали. Свидетелей нацисты не оставляли. При этом, как сейчас говорится, зачищали даже своих.

- А есть уверенность, что в области что-либо осталось, а не все вывезено в Германию?

- Еще раз уточню: не только область, но и часть современной Польши до войны были территорией Восточной Пруссии. Надо понимать, что эта провинция была такой же немецкой, как Тюрингия или Силезия. Никто из вождей Третьего рейха до поры полагать не мог, что даже в случае фатального исхода Кенигсберг станет советским городом. По нашим данным, сокрытие ценностей происходило по ряду причин в основном в северной части Восточной Пруссии, поэтому есть основания полагать, что большая часть украденных нацистами шедевров находится в буквальном смысле под нашими ногами.

- Но тогда почему найдено так мало из украденного? Ведь, насколько известно, после войны в область направлялись несколько экспедиций на государственном уровне?

- Если быть точным, то на территории региона работало в общей сложности порядка 70 экспедиций, из них около 50 имели статус государственных. Однако никакой системы в поисках не было. Даже не знали, что конкретно ищут! Пользовались случайными непроверенными свидетельствами, при первых неудачах энтузиазм заметно снижался. Более того, само оснащение экспедиций оставляло желать лучшего. Так, например, в распоряжении сотрудников самой известной Государственной геолого-археологической экспедиции (она работала в области с 1969 по 1983 годы. - Прим. ред.) находились экскаватор и арендованная буровая установка, а также лопаты, кирки и ломы. Если учесть, что предположительная глубина подземных схронов - от 15 до 30 метров, можно ли было рассчитывать на успех?

- То есть государство не финансировало подобные предприятия?

- Приведу очень наглядный пример - докладная начальника СУ424 «Балтморгидрострой» С. Кулешова, датированная февралем 1973 года, в которой он сообщает, что «при производстве работ на площадке будущего Дома Советов несколько свай длиной 11метров после удара копра ушли на всю глубину без сопротивления. Исходя из вышесказанного, считаю, что на этом месте находится подземный бункер». Ответ на докладную также приложен: «Сваи приказываю вытащить, а дыры залить бетоном. Найти другое место, а исследование подземелья оставьте потомкам». Что касается финансирования, то оно осуществлялось по остаточному принципу. Та же работа ГАЭ то возобновлялась, то прерывалась. Хотя на всех уровнях было заявлено, что экспедиция ведет работу по поискам Янтарной комнаты - наиболее раскрученного пропавшего шедевра.

- Как-то без пиетета вы об этом произведении искусства…

- Почему? Нормально - сам искал. И ищу. Просто считаю, что акцент на поисках Янтарной комнаты сослужил плохую службу всем экспедициям. Пропускались детали, способные вывести на след других украденных ценностей.

- Как вы относитесь к последнему заявлению из соседней Польши, что янтарный след обнаружен в Мамерках?

- Спокойно отношусь. Просто зачем анонсировать, если еще ничего не найдено?

- А ваша версия о судьбе Янтарной комнаты?

- Я уже в ходе беседы сказал: нам следует искать под ногами. Еще десять лет назад мы с коллегами пришли к выводу, что Янтарная комната не покинула территорию Восточной Пруссии. Например, у меня собрано 18 доказательств, дающих основание утверждать, что бункер с панелями Янтарной комнаты находится в непосредственной близости от Калининграда. Остальное убранство также предположительно сокрыто в 4 других бункерах - в центре города, на юге и в Марауненхофе - бывшем районе Кенигсберга. Но это наши предположения, проверить которые можно только при участии государства. А политика власти в этом вопросе не изменилась. Наши обращения с приложенными обоснованиями и доказательствами поросли быльем в чиновничьих столах и уже тоже стали частью истории.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Карина, пиарщик, 26 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика