Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 77.73
Евро 85.74
Юань 1.1

Суд о покушении на депутата Рудникова: скандально и надолго

 Фото: Кирилл Калина Фото: Кирилл Калина На 3 апреля назначено уже третье заседание суда по громкому делу о покушении на жизнь издателя популярного регионального еженедельника «Новые колеса», депутата Калининградской областной думы Игоря Рудникова. Сейчас по итогам годового расследования на скамье подсудимых оказался обвиняемый в покушении на убийство 35-летний экс-сотрудник МВД Алексей Каширин

Рудников, в свою очередь, требовал, чтобы уголовное дело переквалифицировали на более тяжкую статью, а именно - на покушение на жизнь государственного деятеля, и настаивал на том, чтобы сити-менеджера Светлогорского района отстранили от работы. «Общественный контроль» анализирует результаты первых двух заседаний и перспективы дальнейшей работы органа.

«О, питерские бандиты!»

Первое судебное заседание, состоявшееся на прошлой неделе, было, мягко говоря, не обделено вниманием публики. Относительно небольшой судебный зал оказался забит неравнодушными гражданами под завязку. Немалую часть присутствующих представляли корреспонденты различных СМИ. Потерпевший охотно позировал перед фотографами и между подготовкой к выступлению успевал коротко переговариваться с некоторыми из журналистов.

Наконец в зале появилась судья. Далее прокурор попросила удалиться из зала свидетелей и других заинтересованных лиц. На эту просьбу никто не откликнулся, поскольку, как выяснилось позднее, ни один из свидетелей, фигурировавших по данному делу, на первое заседание не явился.

После того как были окончены приготовления, в компании двух конвоиров в зал ввели обвиняемого - 35-летнего экс-сотрудника МВД Алексея Каширина. Из рядов присутствующих послышались комментарии. «О, питерские бандиты!» - крикнул кто-то с задних мест. Алексей спокойно уселся на скамейку, установленную в клетке. Он был одет в спортивный костюм с капюшоном, который ни разу не снял с головы. По версии стороны обвинения, Каширин является одним из нападавших - и именно он нанес удары ножом, от которых чуть не погиб Игорь Рудников.

Далее последовало короткое вступительное слово потерпевшего с некоторыми деталями из собственной биографии. После этого судья Алиева объявила о начале судебного следствия.

Расследование велось «спустя рукава»

Первой выступила прокурор Анна Огородник. В изложенном ею обвинительном заключении говорилось, что Каширин и еще один человек днем 17 марта 2016 года напали на Рудникова в кафе «Солянка». Кстати, сообщнику Каширина все еще удается скрываться от правоохранительных органов. В документе он назывался «не установленным следствием лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство».

Официальная версия следователей гласила: в то время как второй неизвестный держал Рудникова, не позволяя тому сопротивляться, Каширин наносил ему удары «предметом, обладающим колюще-режущими свойствами». Один удар, по данным следователей, пришелся в область таза, еще по два в область правой и левой ягодиц (была повреждена бедренная артерия, обильное кровотечение чуть не привело к смерти потерпевшего. - Прим. ред.). «Не смогли довести свой преступный умысел на причинение Рудникову И.П. смерти по независящим обстоятельствам», - подчеркнула Анна Огородник.

По словам обвинения, единственное, что остается официально не выясненным, это мотив преступления. Однако все же Каширину было предъявлено обвинение в покушении на убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

После выступления прокурора слово перешло обвиняемому. Каширин заявил, что обвинение ему понятно, однако вины своей он не признает.

Далее последовала речь Игоря Рудникова, который негодовал, что на скамье подсудимых присутствует лишь один участник преступного сговора, несмотря на то что имена всех фигурантов уже известны следствию. Также депутат раскритиковал работу правоохранительных органов, которые, по его мнению, вели расследование «спустя рукава». Изначально некорректная квалификация судом преступления как хулиганства (статья 213 УК РФ) позволила преступникам скрыться, замести следы и залечь на дно. Также были перечислены и другие недочеты в работе СК.

Но наибольшее возмущение депутата вызвал тот факт, что, еще находясь в больнице, во время первого же разговора с сотрудниками полиции он назвал имя заказчика: Александр Ковальский, глава администрации Светлогорского района. Эти показания отражены в материалах уголовного дела.

Через два месяца после покушения Ковальский разместил на личной странице в «Фейсбуке» свое фото с пятью ножами и соответствующим комментарием. Рудников воспринял данный пост как глумление над всем происходящим.

Тем не менее Ковальский остался на свободе и продолжает занимать пост главы района. Что, как считает пострадавший, позволяет ему препятствовать предварительному и судебному следствию, оказывать давление на свидетелей и суд, договариваться с правоохранительными органами.

Выслушав речь Рудникова, судья решила приобщить его заявление к материалам уголовного дела.

После этого адвокат Михаил Золотарев, ссылаясь на необходимость внесения определенных поправок в показания его доверителя в связи с некоторыми новыми фактами, попросил судью о переносе судебного заседания на неделю. Алиева просьбе вняла и назначила заседание на следующий понедельник.

Никаких камер!

20 марта суд, как и планировалось, продолжился. На этот раз, помня о проявленном интересе со стороны общественности, разбирательство перенесли в более просторный зал. И не прогадали: понаблюдать за судебным процессом утром в будний день явилось около 40 человек. Все скамейки вновь оказались заняты. Среди пришедших было много пенсионеров.

Судья опаздывала, и у корреспондента OK-inform было время осмотреться. Анну Огородник на месте гособвинителя заменил Николай Мяшин - молодой заместитель прокурора Центрального района Калининграда.

Вскоре в зал ввели Каширина, одетого абсолютно так же, как и на первом заседании. Конвойные немного напряглись, когда он, уткнувшись лбом в прутья клетки, стал о чем-то беседовать со своим адвокатом Еленой Коноваленко. Люди в форме пристально наблюдали за движениями рук подсудимого и его защитницы, чтобы не пропустить каких-нибудь запрещенных предметов.

Наконец судья появилась - и заседание началось. Однако почти сразу Каширин заявил о необходимости поговорить со своим защитником, и Лилия Алиева в этой просьбе отказать не могла.

Всем присутствующим пришлось на 10 минут выйти из зала. А по возвращении их ждал сюрприз - когда все уселись, Алиева предупредила обладателей видеокамер, что съемка запрещена. Свое решение она мотивировала тем, что показания, которые прозвучат в ходе судебного следствия, не должны быть известны другим свидетелям. За несанкционированную съемку нарушителям грозила административная ответственность. И это при том, что само по себе судебное заседание являлось публичным.

Послышались негодующие возгласы. Больше всех возмущался представитель общественного движения «Общественный контроль правопорядка» Александр Долбаненко, который требовал, чтобы ему в письменном виде выдали определение с мотивацией запрета. Впрочем, журналист в итоге ничего не добился, даже оказавшись под угрозой удаления из зала.

Долгие разговоры «по существу»

Слово взял Рудников. Политика сегодня должны были допрашивать в качестве потерпевшего, но перед этим он пожелал выступить с речью, как он сказал, «по сущности рассматриваемого уголовного дела». Выступление депутата заняло не меньше часа.

За несанкционированную съемку нарушителям грозила административная ответственность. И это при том, что само по себе судебное заседание являлось публичным.

Начал Рудников издалека. В своем выступлении политик вспомнил о том, как на него совершили нападение в первый раз. После, вернувшись в наши дни, вновь критиковал работу полиции, Следственного комитета и прокуратуры; говорил о светлогорском «Стакане» (здании, строительство которого вызвало возмущение общественности. - Прим. ред.) и заинтересованности Александра Ковальского. Создавалось ощущение, что Рудников пересказывает уже озвученное на первом заседании, только более красочно и витиевато. Подробно излагая детали покушения на него 17 марта 2016 года, Рудников с уверенностью заявил, что видел Алексея Каширина в «Солянке» и запомнил «его острый, колючий взгляд». При этом в момент нападения политик его не видел.

- Но теперь у меня нет никаких сомнений, что именно Каширин нападал на меня, - подчеркнул Игорь Рудников.

Немало времени заняло зачитывание от и до громоздкой статьи в газете «Новые колеса», посвященной «стакану Ковальского».

В очередной раз Ковальский был обозначен как заказчик покушения. Сам светлогорский глава несколькими днями ранее заявил, что никакого отношения к данному делу не имеет, обозвав все обвинения небылицами.

По окончанию выступления депутат попросил приобщить текст речи к материалам уголовного дела. Возражений не последовало.

По начавшей складываться традиции Рудников попросил об очередном переносе заседания.

- Я не могу участвовать в процессе по медицинским показаниям, так как прохожу лечение, - сказал он. В итоге Алиева перенесла заседание на 3 апреля.

По итогам двух заседаний можно сказать, что дело разрешится отнюдь не скоро.

Фото Кирилла Калины.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Алексей, фрилансер, 31 год Какое место в Петербурге придает вам сил?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика