Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +10 погода в Петербурге
Доллар 68.98
Евро 76.78
Юань 9.7

Украинские беженцы обвиняют власти Заполярья в черствости и коррупции

 Фото: Павел Волков/OK-inform Фото: Павел Волков/OK-inform Группа украинских беженцев судится с заполярными чиновниками за право быть полноценными северянами. Переселенцы уверены, что стали жертвами коррупции и халатного отношения мурманских госслужащих к своим обязанностям. А чиновники считают, что имеют дело с теми, кто хочет получить все блага на блюдечке с голубой каемочкой, не прилагая никаких усилий. Аргументы сторон выяснял «Общественный контроль»

Ассимиляция прошла успешно

Сейчас уже трудно представить, что еще недавно устройством в Мурманской области беженцев с территории братской страны занимались чуть ли не все региональные ведомства сразу. Еженедельно их руководители отчитывались перед губернатором Мариной Ковтун, рассказывая какие меры приняты и какие проблемы решены. Самолеты с жителями Донецка и Луганска мурманчане встречали «на ура». Северяне старались помочь представителям братского народа и жильем, и деньгами, и работой.

Многие беженцы не были готовы к спартанским условиям пребывания в новом положении, а северяне слишком прониклись впечатлением о них как о нуждающихся

На территории Мурманска и в области действовало большое число пунктов временного пребывания для украинцев, где им пытались создать относительно приличные условия. А работу переселенцам предлагали практически все крупные местные предприятия, благо в Заполярье хватает рудников и объектов тяжелой промышленности, что роднит его с Донбассом, поэтому специалисты из этого региона были очень востребованы.

Правда, выяснилось, что многие беженцы не были готовы к спартанским условиям пребывания в новом положении, а северяне слишком прониклись впечатлением о них как о нуждающихся. В итоге идеальные представления столкнулись с реальностью и обернулись недовольством обеих сторон. До кулаков, конечно, дело не дошло, но конфликты были.

При этом особенно отличились аборигены Апатитско-Кировского района, решившиеся все-таки на какую-то сомнительную стычку с приезжими. Но в большинстве случаев взаимное ворчание ворчанием и осталось, тем более что основная часть вчерашних беженцев постепенно ассимилировались. Мужчины отправились работать на производство и служить по контракту, женщины - трудиться в бюджетные сферы. Одни переселенцы снимают квартиры, другие взяли ипотеку. Кто-то живет на условиях временной регистрации, а кто-то уже спокойно оформил гражданство.

Обитатели «Вороньей слободки»

Но есть в этой вполне радужной картине парочка черных мазков. Принадлежат они обитателям пункта временного содержания на Сафоново, 18, который мурманчане, памятуя об Ильфе и Петрове, окрестили «Вороньей слободкой». Причиной тому протестные настроения оставшихся здесь украинских семей и пожар, произошедший в этой бывшей школе недавно - когда чиновники очередной раз попытались их выселить. Сами оставшиеся беженцы утверждают, что с момента переселения в Мурманск они живут в нечеловеческих условиях.

- Здание аварийное: оно элементарно не предназначено для постоянного проживания, - жалуется одна их переселенок, Лариса. - Живем здесь около года. Постоянные перебои с отоплением, водой и светом. Бесконечно обещали расселить. Однако воз и ныне там. Теперь требуют, чтобы съехали.

Переселенцы, среди которых несколько матерей с детьми, заявляют, что им в прямом смысле слова приходится побираться и копаться в помойках, чтобы не умереть с голоду

Беженцы, а их в «Вороньей слободке» осталось 22 человека, жалуются, что все то время, пока они обитают в этом здании, никто особо не интересовался их судьбой. И им порой даже есть нечего.

- Когда мы приходили в «Красный крест» и видели тюки с гуманитарной помощью и вещами, то нам говорили, что это все не для нас, - сетуют они. - А для кого тогда?

Переселенцы, среди которых несколько матерей с детьми, заявляют, что им в прямом смысле слова приходится побираться и копаться в помойках, чтобы не умереть с голоду.

- С высоких трибун обещали выделять очень большие средства на проживание беженцев, - возмущаются обитатели «Вороньей слободки». - Ну и где они? Исходя из указанных сумм, финансирование на одну семью должно составлять около 100 тысяч рублей, но этих денег никто из нас не видел.

Люди жалуются, что если они уйдут из здания (а именно это предписывает постановление правительство о закрытии пунктов временного пребывания), то перебираться им некуда. С регистрацией и оформлением гражданства у них до сих пор проблемы.

Дорогие гости

При этом никто не понимает, почему возникли сложности с расселением «Вороньей слободки», ведь часть беженцев до недавно времени расселяли. Потом у одного из них обнаружили открытую форму туберкулеза: больного госпитализировали, а соседей профилактически пролечили, помещения продезинфицировали. Но остальных обитателей бывшей школы больше не трогали. Может быть, с муниципальных чиновников просто перестали требовать серьезного отчета о судьбе беженцев, да и столетие города на носу?

«Нас постоянно выгоняют, угрожают, заявляют, что мы здесь никому не нужны, - возмущаются украинские беженцы. - Живем в постоянном стрессе. Многие люди из-за этого заболели. А на лекарства тоже денег не хватает»

В общем, после того как по закону приюты для беженцев перестали существовать, чиновники принялись их уговаривать покинуть здание.

- Нас постоянно выгоняют, угрожают, заявляют, что мы здесь никому не нужны, - возмущаются украинские беженцы. - Живем в постоянном стрессе. Многие люди из-за этого заболели. А на лекарства тоже денег не хватает.

При этом чиновники, уставшие бороться с невольными оккупантами с помощью уговоров, обратились в Ленинский суд с исками о выселении людей. Часть из них уже рассмотрена судьями, которые в этой ситуации встают на сторону муниципалитета. В основном беженцам дают два месяца на поиск жилья и трудоустройство. Правда, люди с такими решениями не согласны. Некоторые уже подготовили иски в суд на губернатора Марину Ковтун. Люди уверены, что глава региона не выполнила обязательства и обещания, которые дала беженцам. Кроме того, переселенцы считают, что здесь замешана и коррупционная составляющая.

У муниципалитета свой взгляд на сложившуюся ситуацию - там говорят о дороговизне содержания нежилого практически здания, которое обходится бюджету в кругленькую сумму, и о своем нежелании применять к самовольным захватчикам силовые меры.

Однако беженцы сдаваться не намерены и планируют активно доказывать свою правоту в суде.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Саша, выпускница, 17 лет Как вы оцениваете уровень своего образования?
Комментарии
Яндекс.Метрика