Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +2 погода в Петербурге
Доллар 59.63
Евро 70.36
Юань 8.99

Почему поисковики против «укрупнения» братских могил

 Фото: Иван Лесных Фото: Иван Лесных На встрече с Владимиром Путиным глава Новгородской области Андрей Никитин попросил президента разработать комплексную программу по созданию больших воинских мемориалов. Владимир Путин поддержал идею губернатора. Но благая инициатива вызвала тревогу у специалистов, в первую очередь - у поисковиков, которые не понаслышке знают о печальных последствиях перезахоронений

Значит, у поисковиков еще очень много работы?

В нужности такого масштабного проекта сомневается Александр Орлов (младший брат Николая Орлова - основателя движения поисковиков), бывший председатель штаба «Долины», награжденный за эту военно-патриотическую работу орденом «Знак Почета».

«Большинство лежавших на поверхности уже собраны, от многих к настоящему времени не найденных, увы, практически ничего не осталось, - делится он своими наблюдениями. - Поэтому значительную часть усилий “Долина” тратит теперь на последствиях переноса небольших воинских захоронений в более крупные». Речь идет о братских кладбищах, сведения о которых учтены и хранятся в архиве Минобороны.

«В результате на многих захоронениях были перепутаны фамилии, инициалы, люди становились пропавшими без вести, будучи когда-то учтенными, - поясняет Александр Орлов. - Бывало и так, что захоронение фактически оставалось на месте, но числилось перемещенным из пункта А в пункт Б».

Экономия на буквах

«Стоит ли создавать большие военные мемориалы? Не думаю, что мемориальный комплекс лучше, чем ухоженная солдатская могила. И тепла, и скорби в ней больше, - делится размышлениями Александр. - Намного важнее разработать и сделать работоспособной программу по настоящему приведению в порядок и постоянному поддержанию в порядке мемориалов, братских могил, братских кладбищ и одиночных воинских захоронений. Именно на это надо направлять умственные и финансовые усилия, а не на городьбу новых мемориальных комплексов».

Действительно, у муниципалитетов не хватает средств даже на то, чтобы привести в порядок имеющиеся кладбища хотя бы к Дню Победы. А главное - в обширных мемориалах окончательно теряется личность конкретного защитника Отечества.

«В первую очередь меня всегда озадачивало, почему на подавляющем большинстве наших кладбищ мы видим фамилии, но нет имен, отчеств, иногда нет званий, я уж не говорю о роде войск или о подразделении, к которому относился погибший, - удивляется ветеран поискового движения. - Читаем на плите: Иванов И.И., попробуйте перебрать все варианты имен и отчеств. Ну как же, “каждая буква денег стоит” - так мне один чиновник сказал!»

Александр Орлов ставит в пример захоронения, которые оставил на нашей земле противник: там на буквах не экономят. И предлагает учесть опыт Германского народного союза по уходу за воинскими захоронениями, тщательно опекающего места национальной скорби за границами ФРГ.

Один из важных аргументов сторонников «упорядочения» и «укрупнения» воинских захоронений - труднодоступность скромных кладбищ военной поры, расположенных на проселках да возле деревень, ставших с тех пор нежилыми. Но тревожить прах ради переноса к «большой дороге»… Ведь получается, ради своего удобства стараемся - а не ради павших.

Битва за могилу: от победы - к поражению?

Кстати, в прошлом году в деревне Балуево завершилась настоящая битва за братскую могилу защитников Отечества. В ноябре 1941 года 89-й стрелковый полк 23-й СД неудачно пытался отбить у фашистов несколько окрестных деревень. Восемь десятков участников той разведки боем навсегда остались здесь, на берегу живописнейшего озера Велье. Теперь здесь маленький мемориал - в Балуеве, кстати, он как раз оформлен грамотно и с любовью: на граните - звание, фамилия, полностью имя и отчество…

Но несколько лет назад братское кладбище оказалось в частных владениях московского дачника. Тот купил землю, намереваясь построить здесь дом. А когда попытался снести захоронение - местные жители встали стеной. Благо в Балуеве поселился руководитель поискового отряда «Находка» Александр Морзунов, член совета командиров поисковой экспедиции «Долина». Дело дошло до суда, и владелец земли в рамках мирового соглашения вынужден был отступиться.

Не приходится сомневаться, что Андрей Никитин, ныне избранный законным губернатором Новгородчины, с историей этого мемориала знаком. Едва прибыв в губернию с «мандатом» от президента, он заинтересовался деятельностью местных поисковиков, вступил в ряды «Долины» и даже принял личное участие в их походах по лесным чащобам и трясинам именно с отрядом «Находка»…

Вот только бились за мемориал местные жители, выходит, зря: в Балуево вообще нет проезжей дороги, на этот берег озера можно только на лодке добраться. Когда появится соответствующая федеральная программа, придется его разрушать и переносить.

Справка ОК-информ

Новгородчина - фактически родина патриотического движения поисковиков, собирающих останки павших воинов на местах боев. Его начал Николай Орлов, чье имя носит теперь постоянно действующая экспедиция «Долина», кстати - крупнейшая в стране. Простой железнодорожник взял на себя обязанность, от которой советское государство стыдливо отстранилось. Начал с «Долины смерти» - места под Новгородом, где погибла окруженная гитлеровцами 2-я Ударная армия.

Впрочем, вскоре оказалось, что не только в болотах у деревни Мясной Бор, но и во многих других местах десятилетиями оставались незахороненными останки воинов Красной Армии. Считается, что потери, понесенные здесь, составляют 850-900 тысяч человек: это в полтора раза больше, чем проживает сегодня на территории Новгородской области. На 613 воинских кладбищах упокоено более полумиллиона солдат и офицеров.

Фото Ивана Лесных.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Дмитрий, в поиске работы, 28 лет Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика