Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +8 погода в Петербурге
Доллар 63.85
Евро 70.6
Юань 9.01

Скандальный аромат новгородских деревень может ударить в нос депутатам

 Фото: Андрей Куликов/OK-inform Фото: Андрей Куликов/OK-inform Жители новгородской глубинки возмущены и ратуют за законодательное ограничение поголовья живности, которую можно держать на личных подворьях. Пик их жалоб совпал с проведением в стране сельскохозпереписи населения, которую напуганные фермеры стали практически саботировать. Вряд ли депутаты поддержат идею ограничения, зато гораздо вероятнее, что на местах дело снова дойдет до «красного петуха». Можно ли в такой ситуации прийти к компромиссу, выяснял «Общественный контроль».

«Букет» в Моисеевичах

Осенью у жителей одной из улиц деревни Моисеевичи Новгородского района появились новые соседи. Семья Никифоровых практически сразу завела корову и пятерых поросят. Для их содержания был приспособлен бывший дровяник на приусадебном участке. Участок очень узкий, и сарайчик, в котором Никифоровы поселили корову и поросят, стоит прямо под окнами соседского дома.

Стоило только весеннему солнышку начать пригревать, как по округе пошел неприятный запах.

Фермы должны быть вынесены за границы жилых участков. Но «экоферма» - это так... литература. При желании любая бабушка свой хлев может гордо называть «экофермой».

- Мы 26 лет жили нормально, а сейчас - как в свинарнике, - негодует один из соседей, Игорь Хезин. - Мы не можем даже зимние рамы снять, чтобы открыть форточки!

Местные пенсионеры жалуются, что к ним отказались приезжать дети с внуками.

Василий Плюта, у которого свинарник оказался под окнами, решил помочь соседям перенести его подальше от домов. Он привез из города два металлических контейнера. Но вскоре после этого Никифоровы привезли в Моисеевичи еще 15 поросят. Да и корова недавно отелилась. Теперь она уже с теленком занимает бывший дровяник. Кроме того, Никифоровы держат и кроликов.

- На корм скоту они привозят рыбные отходы! - рассказывает Василий Плюта. - Представляете, каким букетом запахов нам приходится дышать?!

Не выдержав с ног сшибающего аромата, односельчане Никифоровых сейчас начали жаловаться в различные инстанции...

«Это - де-рев-ня»

Конфликт этот - далеко не единственный. Еще несколько лет такая же соседская усобица длилась в другой новгородской деревне: жители Лукинщины ополчились на экоферму Тимофея Ванина «Добрый Тим», где крестьянин держит сотни голов гусей, уток, кур, перепелок. Претензии - те же. Прежде всего - запах. Ну, и шум тоже: сотня гусей гогочет, сторжевые собаки лают...

- Птицу, скот в деревне всегда держали. Это де-рев-ня! - пытается втолковать соседям Ванин.

Жители Лукинщины ополчились на экоферму Тимофея Ванина «Добрый Тим», где крестьянин держит сотни голов гусей, уток, кур, перепелок.

Почти слово в слово вторил ему и главный санитарный врач Новгородского района: «Так это же деревня, здесь всегда скот держали. Мы проверяли это хозяйство, все там законно».

Фермы, положим, должны быть вынесены за границы жилых участков. Но «экоферма» - это так... литература. При желании любая бабушка свой хлев может гордо называть «экофермой». Юридически же «Добрый Тим» - никакая не ферма, а просто личное подсобное хозяйство. И нормативы, придуманные для хозяйствующих субъектов, к ЛПХ неприменимы.

Прочие нормы сельчане, имеющие большое подворье, не нарушают. Например, работники департамента сельского хозяйства и комитета ветеринарии Новгородской области по заявлениям соседей ездили в Моисеевичи с проверками. Однако нарушений ветеринарного законодательства, правил содержания животных и санитарных норм не выявили.

До переезда в Поозерье Никифоровы жили в деревне Трубичино, которая стоит на трассе «Россия», и жители Моисеевичей полагают, что уехать оттуда им пришлось как раз из-за конфликта с соседями. Елена Никифорова возражает:

- В Трубичине мы жили семь лет, под 50 свиней держали. Никаких трений не было.

Она заявиляет, что планирует строить двор для скота в удалении от жилых домов, и односельчанам нужно чуть-чуть потерпеть. Однако она не верит, что соседей это устроит:

- Пусть тоже заводят скот, а не нравится - пусть едут жить в город.

Муха не пролетит!

Между Трубичиным и Моисеевичами есть большая разница: последняя деревня расположена в так называемом Поозерье, вблизи озера Ильмень. Земельные участки в этой местности в последние годы выросли в цене. И покупают их, в основном, чтобы быть ближе к озеру, «дышать чистым воздухом». Лукинщина - там же, километра три по прямой, еще ближе к древнему Славенскому морю.

Вокруг Поозерья целый год кружил крупный инвестор, намеревавшийся разводить здесь индюшек в большом количестве. И целый год вокруг его проекта плелись интриги: землевладельцев, обеспокоенных возможным соседством и, соответственно, падением стоимости их недвижимости, оказалось много. Напирали они, впрочем, не на свои интересы, а на общие: на возможное загрязнение озера. «Привязать» здесь индюшачью ферму по ряду обстоятельств не удалось - и жители вздохнули с облечением.

Проблема даже не в той или иной местности, а в нашем нынешнем отношении к селу. И к остаткам трудолюбивого крестьянства, которые, того и гляди, окончательно исчезнут.

Далеко от Ильменя, в Крестецком районе, ООО «Белгранкорм-Великий Новгород» построило современную птицефабрику, которая позволила губернии совершить фантастический рывок в производстве курятины. Но сразу множество жалоб посыпалось во все инстанции: «пахнет», «мухи». Жалобы - преимущественно от горожан из Новгорода и соседних областей, которые прикупили в деревне недвижимость для романтического отдыха на природе.

А вскоре в нескольких километрах возник еще и свинокомплекс петербургской ГК «Пулковский». И журналисты засыпали президента компании Ивана Кару вопросами - нет, не о производстве, а о том, будет ли и отсюда пахнуть.

- Сельское хозяйство совсем без запаха не бывает, - с ноткой печали отвечал президент, хотя современные технологии его предприятия, казалось бы, должны свести неудобства от такого соседства к минимуму. К минимуму - но не до нуля.

Так что проблема даже не в той или иной местности, а в нашем нынешнем отношении к селу. И к остаткам трудолюбивого крестьянства, которые, того и гляди, окончательно исчезнут, вытесненные теми, которые самый простой продукт подворья - куриные яйца - покупают в автолавке.

В очереди за яйцами

Власти уговаривают владельцев крупных подворий и их соседей жить мирно, «договариваться». Увы, даже по более отвлеченным вопросам в российском обществе согражданам удается «договориться».

Власти уговаривают владельцев крупных подворий и их соседей жить мирно, «договариваться». Увы, даже по более отвлеченным вопросам в российском обществе согражданам удается «договориться».

Жители Моисеевичей твердо убеждены, что действующее законодательство необходимо уточнять: ограничить допустимую численность скота в личном подсобном хозяйстве. Дескать, не должно быть больше одной-двух коров или свиней... Кстати, попытка внести такие поправки в законодательства уже предпринимались. Государственная Дума несколько раз возвращалась к этому вопросу начиная с 2009 года. Правда, речь тогда шла о 40 - 50 головах скота на подворье (если больше - оформляйся как фермер-предприниматель). В последний раз вопрос поднимался год назад. Законодателя, думается, больше волновал не запах из хлевов, а то, что владелец ЛПХ, в отличие от фермера, не обложен налогом. Но и Госдума отступилась, понимая, что извести последние следы крестьянской предприимчивости - проще, чем потом снова приохотить к сельскому труду.

Между тем организаторы идущей сейчас Всероссийской сельскохозяйственной переписи в некоторых регионах жалуются, что иные деревенские жители не желают беседовать с переписчиками, отказываются давать информацию, «чем богаты»: путают статистиков с налоговиками, а 2016-й год - со временами, когда каждую курицу и каждую яблоню государство облагало данью.

Кстати, если уж вводить ограничения - так, может, и на продукцию растительную тоже? Ведь чем больше грядок - тем больше потребуется навоза, тем сильнее будет «пахнуть»... Шутки - шутками, но конфликт интересов на селе - налицо. Рано или поздно законодатель будет вынужден дать недвусмысленный ответ на этот необычный «вызов времени».

Может быть, следует населенные пункты разделить на категории. Чтобы покупатель «домика в деревне» или наследник земельного участка точно знал: в этой деревне рядом с ним может оказаться большое гусиное стадо, а вот в той, откуда давно мигрировали все до единого крестьяне, можно спокойно строить коттедж, потому что она отведена «для отдыха», а не «для жизни»?

Может быть, это звучит фантастично. Но не более фантастично, чем запрет кормиться на своей земле старым прадедовским способом.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Юрий, владелец торговой лавки, 26 лет Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика