Общественным инициативам прописали долгий путь Общественным инициативам прописали долгий путь спецпроект
Санкт-Петербург +8 погода в Петербурге
Доллар 72.56
Евро 85.46
Юань 1.12

Шедевры первого архитектора Коми нуждаются в срочном спасении

 Фото: Игорь Бобраков Фото: Игорь Бобраков Сейчас в Коми еще можно полюбоваться зданиями, возведенными знаменитым архитектором первой половины XX века Александром Холоповым. Увы, большинство предложенных им проектов так и не было реализовано. А из тех, что все-таки удалось воплотить в жизнь, один находится в крайне плачевном состоянии и, видимо, будет все-таки разрушен, а второй нуждается в срочном ремонте, иначе и его судьба будет незавидна. Но как зачастую у нас бывает - денег нет, а те средства, что все-таки были выделены, исчезли

Вернулся с женой Александра Керенского

Александр Холопов родился в местечке Кочпон возле Усть-Сысольска (ныне Сыктывкар) в семье потомственных иконописцев. Однако продолжать дело своих предков не стал, а сначала поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а затем продолжил обучение в Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге.

После окончания он десять лет проработал в архитектурной мастерской Роберта-Фридриха Мельцера, выполнявшего заказы императорского двора. Одним из таких заказов, в работе над которым принял участие и Холопов, стал проект Дворцового моста. Кроме того, по проектам самого Александра Викентьевича сооружались ангары для гидропланов Морского министерства на Крестовском острове и гид­ро­авиационный завод.

Однако в 1918 году ставшему уже модным архитектору пришлось покинуть голодный и холодный Петроград и вернуться со своей семьей в Усть-Сысольск. По просьбе своего земляка, будущего знаменитого русско-американского социолога Питирима Сорокина, Холопов взял с собой жену бывшего премьера Временного правительства Александра Керенского Ольгу и двух их сыновей - Олега и Глеба.

Они поселились в отцовском кочпонском доме, кормились тем, что давал огород, а также лесными грибами и ягодами. В августе Ольгу Керенскую и ее детей чекисты этапировали в Котлас, а Холопову ничего не оставалось делать, кроме как сотрудничать с новой властью. В 1921 году Коми получила статус автономной области, а Александр Викентьевич - должность штатного архитектора.

Холопов разработал целый ряд интересных проектов: Дом спорта, Народный дом, Дом искусств, метеостанцию. Но они так и не были осуществлены. В Коми остались лишь два здания, возведенные по его проектам, - бывшее Земское начальное училище в селе Выльгорт и школа в сыктывкарском местечке Кируль. Оба деревянных строения стали украшением села и столицы Коми. И могли бы оставаться таковыми и дальше…

Чудо-здание в «петушином стиле»

Здание бывшего Земского начального училища местные краеведы называют чудом архитектуры. Его возвели еще в 1913 году, когда Холопов жил в Санкт-Петербурге, из отборного круглого леса, на кирпичном фундаменте, с богатым декором, выразительным орна­ментальным оформлением фасада и крыльца. Такие декоративные формы в начале XX века были характерны для национально-романтического направления в русской архитектуре, которое называли «петушиный стиль». Оно было основано на древнерусском зодчестве, поэтому здания, построенные в этом стиле, чем-то напоминают терема.

В 1969 году здание объявили памятником архитектуры, а спустя 30 лет в нем расположился музей истории и культуры Сыктывдинского района. Оно неплохо сохранилось, но время и северный климат с резкими перепадами температур, дождями и заморозками сказались на нем не лучшим образом.

- Посмотрите, венцы начали прогнивать, - показал корреспонденту ОК-информ директор музея Владимир Муравьев. - А взгляните наверх - сливы сделаны неправильно, и вода с крыши течет прямо на стены. И конструкции, установленные еще в 1913 году, стали разрушаться. А пожарная лестница такова, что не каждый рискнул бы по ней подняться.

Владимир Муравьев возглавил музей всего несколько месяцев назад, и ему досталось уже подпорченное здание. По его словам, основательница музея, почетный гражданин Сыктывдинского района Эмма Налимова добилась ремонта крыши. Однако всю остальную, особенно не фасадную часть здания необходимо срочно привести в порядок.

В декабре прошлого года провели калькуляцию и выяснили, что ремонт музея обойдется в 4,5 млн рублей. Кстати, 1 млн был выделен еще в 2016 году в рамках республиканской программы «Культура». Однако музей этих денег так и не получил… А средства на ремонт в бюджете на 2017 год не предусмотрены. Правда, 111 тысяч рублей выделил районный бюджет, но их хватило только на ремонт крыльца.

Конечно, 1 млн недостаточно для ремонта памятника архитектуры, но на эти деньги можно было бы произвести работы, которые остановили бы процесс дальнейшего разрушения здания. Директор уже обращался за помощью в республиканское министерство культуры, в Государственный совет Коми, на крупнейшее в России целлюлозно-бумажное предприятие ОАО «Монди Сыктывкарский ЛПК».

- Никто не отказывает, что-то обещают, но в лучшем случае в 2018 году, - признается Владимир Муравьев. - Но нам нужен хотя бы проект всех работ. Пусть даже он будет реализован не в этом году, а в следующем.

Между тем здание продолжает разрушаться, а значит, чем позже начнутся ремонтные работы, тем дороже они будут стоить.

Строили энтузиасты, подожгли неизвестные

Впрочем, если выльгортскую постройку Александра Холопова более чем столетней давности можно сохранить в том виде, в каком она была задумана, то кирульскую школу, видимо, придется фактически строить заново. Хотя это великолепное здание в швейцарском стиле с башенкой в одном из углов интересно не только своими архитектурными особенностями, но и историей.

Здание можно было реставрировать, но восстановление обошлось бы в 25 млн рублей. Таких средств ни в бюджете города, ни в казне республики тогда не нашлось.

Решение о возведении школы в Кируле было принято в далеком 1922 году. После окончания гражданской войны жители местечка подняли вопрос о том, что помещение действующей церковно-приходской школы не может вместить всех желающих получить образование. Средств не хватало, и тогда местные комсомольцы предложили использовать строевой лес, проданный еще в 1916 году местным лесопромышленником для постройки деревянного храма.

Целый год шел сбор пожертвований, проводились субботники - и только в 1924 году был заложен фундамент. Возведением школы занимались не только профессионалы, а чуть ли не все население города, даже пионеры, которые заготавливали для нее мох. Строительство здания было закончено в 1928 году. Там учились не только школьники, но также кооператоры и землеустроители.

В 1969 году школу реорганизовали в коррекционную под несчастливым номером 13.

В сентябре 2005 года она сильно пострадала от пожара, ставшего результатом умышленного поджога. Обгорели внутренние помещения и часть кровли. Здание можно было реставрировать, но восстановление обошлось бы в 25 млн рублей. Таких средств ни в бюджете города, ни в казне республики тогда не нашлось.

За минувшие 12 лет ставшее бесхозным здание еще более обветшало. Бывшая школа не охранялась, и ее облюбовали бомжи. Чтобы согреться, они отламывали для костра куски стен. Из обгоревшей постройки школа превратилась просто в руины. Но эти руины являются объектом культурного наследия России!

В прошлом году республиканское министерство имущества и земельных отношений провело открытый аукцион на право заключения договора аренды здания на самых льготных условиях. Инвесторам, вложившим собственные средства в восстановление, придется платить за аренду символическую сумму 1 рубль в год. Однако аукцион был признан несостоявшимся по причине отсутствия заявок. Повторный аукцион назначен на 21 марта.

Конечно, несмотря на льготные условия, выгоды от аренды весьма сомнительны. Здание надо строить фактически с нуля, то есть с фундамента. А расположено оно отнюдь не в центре города. Поэтому надежда только на то, что найдется инвестор-патриот, болеющий за свой город. Его имя войдет в историю Сыктывкара, как и имя архитектора Холопова. Разве такая игра не стоит свеч?..

Фото Игоря Бобракова, а также из архивов.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Павел, менеджер по продажам, 20 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии