Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +6 погода в Петербурге
Доллар 64.43
Евро 71.24
Юань 9.09

Мусорная проблема в Коми приняла уголовный характер

 Фото: Игорь Бобраков Фото: Игорь Бобраков Сыктывкарский природоохранный прокурор Юрий Гудков объявил, что в прошлом году в Коми было зафиксировано более 800 нарушений, связанных со сбором и размещением твердых бытовых отходов. Региону катастрофически не хватает полигонов ТБО, заявил он на заседании Совета руководителей советов республики, посвященном обострившейся мусорной проблеме. Причем сейчас уже возбуждены уголовные дела против некоторых глав администрации, но, следуя логике следствия, сажать надо практически всех

Ядовитая свалка возле Черного обрыва

В прошлом году на скамье подсудимых оказался давний вполне успешный глава администрации сыктывкарского поселка Седкыркещ Юрий Пелевин и руководитель управляющей компании «ЖЭК» Александр Виноградов. Они обвиняются в нарушении правил обращения экологически опасных веществ и отходов, которое повлекло загрязнение окружающей среды. А поводом для возбуждения уголовного дела послужила эксплуатация несанкционированной свалки твердых и жидких бытовых отходов, расположенной в двух километрах от Седкыркеща неподалеку от села Озел. Она занимает площадь 120 кв. метров, а объем складированных на ней отходов составил тысячу кубометров.

Кроме предметов бытового мусора, на территории свалки правоохранители обнаружили картонную тару, деревянные оконные рамы, старые водопроводные трубы, строительный мусор, емкости из-под моторного масла, ртутные лампы и прочие отходы.

Поселок лесозаготовителей и сплавщиков Седкыркещ появился в 1947 году. Его название с коми можно перевести как «черный обрыв». От столицы республики поселок отделяет река Вычегда и еще 19 км пути. Более четверти века в поселке нет никакого производства, но люди живут - значительная часть из них работает в Сыктывкаре. А вот мусор вывозится на бывший пункт временного складирования древесины Трехозерного рейда Верхне-Вычегодской сплавконторы.

Учреждения давно уже нет, и УК «ЖЭК» быстро приспособила эту площадку для размещения отходов. Ведь вывозить их на специально отведенный полигон дорого, да и не всегда возможно: в периоды паводка и в начале зимы поселок фактически отрезан от большой земли.

Свалка действует с 1995 года, и в документах сыктывкарской администрации она значится как «свалка бытовых отходов села Озел». За прошедшие 22 года федеральное законодательство в этой сфере поменялось, требования ужесточились - и сейчас само существование этой свалки стало противоречить закону.

Можно было бы создать возле поселка официальный полигон, но для этого потребовалось бы оформить множество документов и произвести немалые затраты на выполнение ряда работ, в том числе на укладку изоляционного слоя, который препятствовал бы попаданию загрязняющих веществ в почву. Поэтому делали проще: мусор под контролем главы поселка закапывали в вырытые бульдозером траншеи. После этого участок выглядел чистым, хотя через какое-то время на нем опять появлялись горы отходов.

Так было до лета 2015 года, пока Сыктывкарский природоохранный межрайонный прокурор не обратился в суд с иском, который признал деятельность ООО «УК «ЖЭК» по складированию отходов на несанкционированной свалке незаконной и обязал прекратить ее. А по материалам прокуратуры сотрудники следственного управления возбудили уголовное дело.

Не полигоны, а «исторически сложившиеся свалки»

Ситуация со складированием отходов в окрестностях населенного пункта, как это происходило в Седкыркеще, типична для всей республики. Председатель райсовета Койгородского Антонина Главинская на заседании совета честно призналась, что все существующие в районе свалки являются несанкционированными и эксплуатируются с нарушениями санитарного и природоохранного законодательства.

А прокурор Юрий Гудков заявил, что основная проблема заключается в том, что в Коми катастрофически мало полигонов, включенных в госреестр. При этом вести работу о включении их в этот документ бессмысленно, поскольку 350 полигонов фактически являются несанкционированными свалками. И 99% из них никогда не будут в госреестр включены, потому что туда заносятся объекты, на которых мусор утилизируется навсегда. Таких объектов в регионе около пятидесяти, а остальные, как выразился природоохранный прокурор, цитируя ответ одного из муниципальных чиновников, это «исторически сложившиеся свалки».

Получается, что на скамью подсудимых вместе с Пелевиным и Виноградовым надо сажать еще 350 муниципальных чиновников и руководителей управляющих компаний?..

Между тем проблема не сводится нелицензионным полигонам. Как уже сообщал «Общественный контроль», активисты ОНФ в Коми зафиксировали на своем интерактивном ресурсе более сотни точек складирования мусора в лесах региона. Причем несколько таких точек они обнаружили в окрестностях Сыктывкара, хотя рядом с городом действует вполне официальный полигон ТБО. Однако отдельные перевозчики предпочитают не довозить отходы до свалки, а сгружают их прямо в лес, экономя таким образом и средства, и время.

У каждого свой взгляд на полигон

Чиновники и общественники предлагают самые различные способы решения мусорной проблемы. Юрий Гудков считает, что необходимо строить новые полигоны с минимальными требованиями к их проектам. По его словам, на программу обращения с отходами республика потратила около 400 млн рублей. Около половины из них - средства, ушедшие на разработку проектов полигонов.

На программу обращения с отходами республика потратила около 400 млн рублей. Около половины из них - средства, ушедшие на разработку проектов полигонов.

- Стоимость строительства полигонов в разных районах отличается в разы, - отметил природоохранный прокурор. - Где-то это 40 млн, где-то все 400. И каждый муниципалитет видит их по-своему. Кто-то готов был просто обнести несанкционированную свалку забором и поставить будку для охраны. А кто-то - установить на новом полигоне душевые для сотрудников.

Начальник управления охраны окружающей среды министерства промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Коми Игорь Лызлов предложил вообще отказаться от имеющихся проектов и создать типовые. Правда, для этого нужны деньги и время на изыскания и согласования всеми экспертизами.

Согласно принятым федеральным правительством правилам обращения с ТБО, во всех субъектах федерации должны появиться региональные операторы по обращению с твердыми коммунальными отходами.  Ими могут стать выигравшие конкурс предприятия, в чьи функции войдут сбор, транспортировка, обработка, утилизация, обезвреживание и захоронение такого рода отходов.

В Коми, учитывая огромную территорию, предполагалось, что региональных операторов будет три, каждый из которых отвечал бы за свою зону. Но, как пояснил Игорь Лызлов, для их нормальной работы необходимо, чтобы в каждом муниципалитете была лицензированная свалка, соответствующая всем требованиям. Поэтому сейчас правительство республики рассматривает вариант с одним оператором. Заместитель министра строительства, тарифов, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Ольга Микушева сообщила, что конкурс по его подбору объявят к концу лета или к началу осени.

Инвесторы разворачиваются и уходят

Между тем экологи убеждены, что надо идти в ногу со временем и постепенно переходить от утилизации мусора к его переработке, как это делается в большинстве европейских стран.

- Объем образования отходов по всей республике составляет порядка 8 млн тонн. Из них ТБО - около 500 тысяч тонн, из которых 120 тысяч приходится на Сыктывкар. Для серьезных мощностей это очень мало.

Однако власти относятся к этой идее скептически. Первый заместитель министра промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Коми Роман Полшведкин пояснил корреспонденту ОК-информ:

- Объем образования отходов по всей республике составляет порядка 8 млн тонн. Из них ТБО - около 500 тысяч тонн, из которых 120 тысяч приходится на Сыктывкар. Для серьезных мощностей это очень мало. Поэтому многие инвесторы, узнав о наших объемах, просто разворачиваются и уходят.

Поэтому пока речь идет лишь о мусоросжигательном заводе в Эжвинском районе столицы Коми.

Замминистра считает, что решать проблему нужно в рамках федеральной реформы, предусматривающей, в частности, ужесточение наказания за незаконные захоронения отходов. Уже сейчас действует запрет на захоронение фракций, которые могут быть переработаны. Кроме того, Минприроды России выступило инициатором ряда законов, которые должны создать экономические рычаги для стимулирования развития бизнеса по переработке и утилизации отходов.

Однако совершенно очевидно, что мусорный вопрос не решить одной реформой. Несанкционированные свалки, скорее всего, будут возникать независимо от системы наказания за них. И решение этой проблемы во многом зависит от активности и неравнодушия местных жителей.

Фото Игоря Бобракова.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Константин, студент ИТМО, 17 лет Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика