«Будет один Большой малохудожественный театр»

Фото: Trend/ Евгений Асмолов Фото: Trend/ Евгений Асмолов
Александр Калягин, председатель Союза театральных деятелей России

- Когда я узнал о том, что готовится решение о создании крупного театрального образования в Петербурге на базе Мариинки, Вагановской Академии балета, Консерватории, Российского института истории искусств и даже об объединении Александринского и Малого театров, вспомнил шутку, которая ходила в театральной среде, когда я был еще молодым артистом: «Что будет, если объединить Большой, Малый и Художественный театр? Будет один Большой малохудожественный театр».

О своем мнении относительно создания «Национального центра театрального и хореографического искусства» я написал министру культуры Владимиру Мединскому. Думаю, меня поддержат коллеги.

Я считаю, что задумавшие создать на базе Мариинского театра «Национальный центр» всех искусств и наук, очевидно, не отдают себе отчет в том, что тем самым будут уничтожены и Санкт-Петербургская консерватория, старейшее в России высшее музыкальное учебное заведение, и Академия русского балета, начало которой было положено в далеком XVIII веке, и Зубовский институт, в котором начались первые фундаментальные исследования в сфере искусства и культуры, и которому уже тоже заметно больше 100 лет. Чем провинились эти три организации? И готовы ли они, их руководители и их коллективы к такому объединению?

Сегодня и Петербургская консерватория, и Академия русского балета работают на всю страну. А завтра их уделом станет обслуживание потребностей Мариинского театра? Что даст российскому искусству такое понижение статуса этих уникальных учебных заведений, отнесенных (и справедливо!) к особо ценным объектам культурного наследия народов России? И зачем Мариинскому театру исследовательский институт, тематика которого выходит далеко за рамки интересов музыкального театра? Или, как говорят в народе, дело не в исследованиях, а в Зубовском особняке в центре Петербурга, из окон которого открывается вид на Исаакиевский собор?

Для этих и многих других вопросов сложно подыскать позитивные ответы. Нужно также понимать, что реализация проектов с созданием таких объединений непременно вызовет реакцию «домино».

Первый вопрос, который возникнет: почему Мариинский театр имеет при себе музыкальную и балетную школу и исследовательский институт, а Большой театр нет? А не присоединить ли к нему московскую консерваторию и МАХУ, да и Государственный институт искусствознания заодно? Дурной пример заразителен - в регионах тоже начнут своей властью объединять театры, присоединять к ним учебные заведения, постепенно дойдет дело и до музеев и библиотек… Хорошо ли это? На мой взгляд, не просто плохо, а очень плохо!

По моей просьбе в нашей Центральной научной библиотеке для меня отыскали Циркуляр Наркомпроса и ЦК Рабис от августа 1930 года «Об организации теаобъединений», которым предполагалось «в целях ликвидации множественности руководства…» организовать на местах «управления театральными предприятиями, действующие на правах трестов». Циркуляр этот, к счастью, не был выполнен, «трестизация» искусства не прошла, театры сохранили свою самостоятельность. Да и вообще, я не припомню ни одного примера удачного объединения творческих организаций. Обратных же примеров (хотя бы множественные студии, вышедшие из МХТ, и ставшие впоследствии самостоятельными театрами), немало.

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама