Карта памяти: мемориальное кладбище Сандормох

Фото: Елена Куракина Фото: Елена Куракина
В Петербурге прошла презентация очередного проекта Фонда Иофе, посвященного мемориальному кладбищу Сандормох. Мы уже рассказывали про это лесное урочище под Медвежьегорском, где в 1938-1939 годах в строжайшей тайне были расстреляны и захоронены жертвы Большого террора

По словам Ирины Анатольевны Флиге - директора научно-информационного центра «Мемориал», - поиск мест массовых захоронений жертв политических репрессий сталинского периода велся с конца 80-х - начала 90-х годов во всех регионах страны. Очень многие из них были найдены, и сейчас там установлены памятники, проводятся траурные церемонии. Но Сандормох - особое место по целому ряду обстоятельств. И самое главное - потому, что, в отличие от ряда других мест расстрелов и массовых захоронений, там сегодня известно большинство имен похороненных. Привязать имена конкретных людей к месту памяти стало возможным в первую очередь благодаря огромной работе карельского историка и исследователя Юрия Дмитриева.

Еще один важный момент состоит в том, что Сандормох - это не только общероссийское, но и международное место памяти. «Даже в тех местах, где кладбища расстрелянных и захороненных найдены, как правило, проходят дни памяти регионального значения, - поясняет Ирина Анатольевна. - Собираются люди в Томске, в Москве, у нас в Петербурге и вспоминают жителей этого региона, которые здесь были арестованы и расстреляны. На дело в том, что очень многие из тех, кто лежит в Сандормохе, попали в Карелию из разных районов, из разных областей. И те дни памяти, которые ежегодно проходят в Сандормохе уже почти двадцать лет, собирают, помимо жителей Карелии, людей из разных уголков России, а также - из других стран».

Мемориальное кладбище Сандормох находится на полпути от поселка Повенец к Медвежьегорску, чуть в стороне от трассы А-119. На территории площадью около 10 гектаров в ямах, вырытых среди леса, захоронены тысячи человек шестидесяти национальностей, одиннадцати религиозных конфессий. В основном это заключенные и спецпоселенцы из Белбалтлага и Соловков, а также жители соседних районов Карелии. Захоронения в Сандормохе были обнаружены в 1997 году совместными усилиями петербургского и петрозаводского «Мемориалов», а с 1998 года здесь проводятся международные Дни памяти. К сегодняшнему дню на мемориальном кладбище установлено более 400 личных и коллективных памятных знаков.

Рассказывает Дмитрий Притыкин, один из разработчиков сайта:

- Два года назад мы представляли проект, который назывался «Некрополь террора и ГУЛАГа». Это был первый шаг в нашем большом проекте «Карта памяти», где мы ставим себе цель объединить все наши знания и всю информацию, которой мы обладаем, по истории советского государственного террора в некий крупный интернет-ресурс. Новый сайт является второй частью этого большого проекта, и его полное название звучит как «Карта памяти: Мемориальное кладбище Сандормох». Он напрямую перекликается с тем проектом, который мы делали два года назад. Тогда мы представили информацию о 407 местах захоронений жертв государственного террора на территории России. Теперь мы детализируем, стараемся максимально подробно рассказать об одном из этих мест. Почему выбран Сандормох, я думаю, понятно. 20 с лишним лет мои коллеги занимались поиском, исследованием, изучением именно Сандормоха, и поэтому нам показалось очень важным представить всю эту информацию. Что представляет из себя этот сайт? В первую очередь - большой раздел имен. Это известные нам 1 111 человек из Соловецкого этапа (заключенные, вывезенные из Соловецкого лагеря и расстрелянные в Сандормохе. - Прим. авт.). Это информация, собранная Юрием Дмитриевым по всем жителям Карелии, заключенным Беломорско-Балтийского канала, трудопереселенцам - тем, кто был расстрелян в этих местах. И это информация о людях, которым стоят памятные знаки на территории мемориального кладбища Сандормох.

В трех подразделах: «Соловецкий этап», «Убиты в Сандормохе» и «Имена на памятниках» каждое имя сопровождается биографической справкой. У кого-то она совсем краткая, а у кого-то - расширенная, с подробностями из личной жизни, фотографией, информацией о месте расположения памятной таблички. В разделе «Статьи» можно узнать общую информацию о событиях, непосредственно связанных с Сандормохом, - об истории его поиска и примерном числе захороненных здесь людей, о Большом терроре в Карелии и о «пропавшем» Соловецком этапе.

«Эти материалы основаны как на наших архивах, так и на открытых источниках, на результатах исследований многих людей, - продолжает Дмитрий Притыкин. - Мы их постарались представить в максимально доступном варианте - чтобы было интересно даже тем, кто имеет очень общее представление о Большом терроре - в популярном ныне формате лонгридов, который, с одной стороны, облегчает чтение, а с другой - позволяет погрузиться в тему».

По большей части биографические справки сформированы на основе данных, найденных в архивах НКВД, где представлена сухая стандартная информация: ФИО, где и когда родился, национальность, образование, когда арестован, по какой статье осужден и так далее. Но, поскольку среди тех, кто лежит в ямах Сандормоха, есть представители научной, технической и культурной интеллигенции, разработчики сайта поставили перед собой задачу наполнить эти сухие графы жизнью. Так что в скором времени появится раздел «Люди и судьбы», где будут представлены расширенные варианты биографий и истории из жизни этих людей.

Еще один раздел сайта посвящен непосредственно памятникам. На интерактивной карте мемориального кладбища можно увидеть места расположения многочисленных памятных знаков: общих и индивидуальных табличек, крестов, надгробий, закладных плит и национальных памятников. Помимо внушительных монументов, в Сандормохе есть скромные рукописные таблички, закрепленные на деревьях. А некоторые памятные знаки представляют собой обычные листочки формата А-4, помещенные в полиэтиленовые файлы и зафиксированные скотчем. Все они предварительно были сфотографированы, а их координаты определены с помощью GPS-навигатора, так что отметки на карте точно соответствуют расположению всех этих точек на территории кладбища. При наведении курсора на каждую из них высвечивается информация, кому посвящен данный объект, и можно сразу перейти на страницу с биографией конкретного человека или узнать историю создания монумента, если это национальный памятник или поклонный крест.

В ближайшее время информация о ряде памятных знаков будет дополняться фрагментами видеозаписей, большая часть которых сделана во время проведения Дней памяти. «Мы записывали рассказы людей о своих отцах и матерях во время Дней памяти, брали интервью у них дома, - говорит Ирина Флиге. - Очень много записей было сделано в последние два года с людьми, которые приезжали из разных районов Карелии. Есть даже интервью со всей семьей - с детьми, внуками, правнуками, которые пришли помянуть своих близких».

Выдержка из размещенного на сайте «Карта памяти: Мемориальное кладбище Сандормох» материала «Убыли в неизвестность»:

«Отправка большого этапа с Соловков в октябре 1937 не прошла незамеченной. В соловецкой мемуаристике сохранились свидетельства о бесследном исчезновении более тысячи заключенных. Для родственников эти люди пропали еще раньше, когда с ними оборвалась переписка; но их помнили, искали, пытались выяснить их судьбы. О том, что они были расстреляны, стало известно только спустя долгие годы. Десятилетиями родственникам казненных лгали, выдавая фальшивые справки: “десять лет без права переписки”, “находится в дальних лагерях”, “умер от воспаления легких, от инфаркта…”. Родные и близкие расстрелянных: Р. Полоз, З. Марченко, Э. Вангенгейм, Т. Крушельницкая и многие другие - пытались выяснить их судьбу. Во второй половине 1980-х им наконец стали сообщать правдивые сведения о приговоре, дате его вынесения и дате расстрела, - но не о месте казни…».

С 1997 года в Сандормох приезжает Елизавета Александровна Делибаш. Самой Елизавете Александровне уже 88 лет, и столь дальние поездки из Петербурга ей даются нелегко. Но тем не менее она старается приезжать сюда почти каждый год, ведь в Сандормохе была расстреляна ее мама, вошедшая в число 1 111 человек из «пропавшего» Соловецкого этапа.

Рассказывает Елизавета Александровна Делибаш:

«В Сандормохе зарыта моя мама. Где, в какой яме, я не знаю, но она расстреляна именно здесь 2 ноября 1937 года. Мама была приговорена к десяти годам за потерю бдительности - не донесла на собственного мужа. По всем нормальным юридическим законам два или три раза человека не судят за одно и то же, но ее приговорили к расстрелу. Причем, по приказу, группа должна была состоять из 600 человек, но из Соловков дали телеграмму о том, что они перевыполнят план в два раза. Поэтому сначала было 1 200 человек, но до Сандормоха доехало 1 111 человек. Вот что такое Большой террор: люди - как дрова: “Перевыполним план!”.

Моя мама - Нина Захаровна Делибаш - по профессии экономист, но была и секретарем у довольно известного режиссера Хмелева и играла на сцене, очень любила Северянина и под гитару пела его стихи. Была всесторонне одаренным человеком. Я хочу сказать большое спасибо, во-первых, тем, кто нашел захоронения. А теперь вот появился сайт, и больше людей узнают обо всем этом. Я считаю, что надо говорить и объяснять, что же было тогда, в сталинское время. Если не будем делать это мы - те, кто видит, знает, находит, - то кто же тогда? Я почти каждый год приезжаю в Сандормох, поминаем всех. И для меня это очень важно, потому что отец тоже расстрелян, где - я не знаю. То есть поехать на место, где лежит мой отец, я не могу. Хотя я присутствовала, когда их забирали, - я была уже вполне сознательная: мне тогда было 8 лет, и после этого я родителей никогда не видела».

В тот же самый Соловецкий этап попал и деятель национально-освободительного движения в Западной Белоруссии, публицист и педагог Флегонт Игнатьевич Волынец. Он был расстрелян в Сандормохе 3 ноября 1937 года. Своими воспоминаниями поделилась его внучка, живущая сегодня в Петербурге, - Анна Викторовна Бабаджанян.

«Нашу семью очень сильно захватил этот террористический угар - не только дед, но и жена Флегонта Игнатьевича, и ее сестры были отправлены в лагеря. Очень много упущено информации просто потому, что мое поколение слишком поздно осознало, что же на самом деле произошло в то время. И были живы люди, и были живы две тетушки моего отца, которые прошли лагеря и на глазах которых произошел арест сначала Флегонта, а потом их сестры. Практически никаких подробностей мы не знаем - только догадки, потому что все эти женщины уже умерли, а когда я осознала важность информации, они уже старенькие были. В основном благодаря “Мемориалу” мы как-то разворошили это все. Нашли дело бабушки, нашли часть дела Флегонта, но, к сожалению, канула основная масса информации. Помимо благодарности “Мемориалу”, я хочу сказать, что, если есть возможность что-то почерпнуть у своих близких, которые еще живы и находятся в памяти, это нужно сделать совершенно срочно, иначе нечего будет оставить, а будем только черпать знания из таких сайтов».

Фото Елены Куракиной.

Материалы по теме
Дети - за живую планету Фоторепортаж 
Комментарии
Опрос
Что вас больше всего беспокоит в организации работы общественного транспорта?
Реклама