Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +3 погода в Петербурге
Доллар 63.91
Евро 70.48
Юань 9.12

Что изобрели в 1917-м

 Фото: wikimedia.org Фото: wikimedia.org Отрывая очередной листочек на календаре 1917 года, петроградские обыватели думали каждый о своем. Никто не мог себе даже представить, что пройдет совсем немного времени, и единственный холостой выстрел с Авроры возвестит начало событий, изменивших мир до неузнаваемости

Юные влюбленные гимназистки утирали слезинки, в который раз перечитывая письмецо писавшего с фонта кузена. Живописцы, распродавшие в первый же день открытия выставки «Союза русских художников» все свои работы, думали: «Господи, как же получилось, что я так быстро прогулял все деньги?». Болельщики обсуждали матч на кубок петроградской хоккейной лиги, в котором «Спорт» разгромил противников со счетом 8:1.

Инженеры и доморощенные кулибины изобретали нужные или вовсе бесполезные приборы и приспособления. Конечно, модное ныне слово «инновации» вряд ли было знакомо большинству жителей предреволюционного Петрограда, однако научные теории и технические открытия не могли обойти стороной столицу Российской - пока еще - Империи...

Боевая лохань и другие посвященные Марсу

Мировая война, продолжавшаяся третий год, была беспрецедентной не только по количеству людей, вовлеченных в боевые действия, но и по числу технических новинок, опробованных на полях сражений.

Изобретения во славу бога войны были любимой темой разговоров завсегдатаев Офицерского собрания на углу Литейного и Кирочной. Роли главного героя по праву удостоился танк. Хоть иностранное это слово по-русски означало всего только цистерну или лохань, большинство военных сходилось в том, что у непривычной для глаза и неуклюжей машины большое будущее.

Изобретения во славу бога войны были любимой темой разговоров завсегдатаев Офицерского собрания на углу Литейного и Кирочной. Роли главного героя по праву удостоился танк

Сражение на Сомме, где минувшей осенью диковинные «лохани» впервые вступили в бой, произвело впечатление на всех: говорили, что немецкие солдаты в панике бежали при одном виде бронированных чудовищ, а некоторые пытались сдаваться танкам в плен.

- А мы-то разве хуже англичан?! - восклицал кто-нибудь из офицеров, молодой и горячий.

- Ничуть не хуже, - поглаживая седеющий ус, рассудительно отвечал ему подполковник-инженер и рассказывал о бронированном автомобиле «Вездеход», придуманном молодым петроградским конструктором Пороховщиковым. - По твердой дороге машина идет на колесах, по бездорожью движется на гусеничном ходу. Броня водонепроницаемая, вооружение - три пулемета «Максим». В бою, надо надеяться, не уступит «лохани» с Альбиона!

Однако возможности германцев тоже не стоило недооценивать. Упоминали об инженере Шмайссере, работающем над созданием нового типа оружия - гибрида пистолета и пулемета. По некоторым данным (возможно, агентурным), изобретатель уже был совсем близок к успеху. Так что, если у немцев появится пистолет с магазином патронов на 30, способный, как пулемет, стрелять очередями - не поздоровится тому, кто, идя в атаку, не защищен от плотного свинцового ливня надежной броней «лохани»…

Штатская жизнь: от автомобилей до психоанализа

Технические новшества не ограничивались военной сферой. Штатская жизнь Петрограда зимой 1917 года текла своим чередом. Автомобили, бывшие еще 10 лет назад экзотикой, теперь стали привычным атрибутом повседневности. Их выпускали больше, они становились все лучше.

Прежде в питерскую непогоду, когда грязь и дождевая вода заливали ветровое стекло, водителям приходилось высовываться наружу, чтобы ненароком никуда не врезаться и никого не задавить. Теперь же все машины оснащались стеклоочистителями: и капли влаги, и хлопья снега удалялись при помощи несложного механического устройства, управляемого из кабины.

Центром автомобильной жизни города был Петроградский Автомобиль-клуб, недавно переехавший на Литейный проспект, 36 (рядом с редакцией журнала «Автомобиль»). Члены клуба первыми в городе узнавали об изобретениях в данной области, например, здесь можно было услышать о только что придуманном акустическом фильтре - глушителе. Новость «пошла в народ» - шум расплодившихся «моторов» доставлял неудобства нервам обывателя, и отрадно было узнать, что сему безобразию уже положен предел. Говорили еще, что глушитель изобрела женщина - вероятно, уставшая от автомобильного грохота решительная эмансипе…

Не приглушая огня, не уменьшая блеска в предощущении грядущих грозных событий, продолжалась светская, богемная жизнь столицы. Заговорили про «джаз» - новый музыкальный стиль, произведший в Америке настоящий фурор. Музыканты из Нового Орлеана будто бы «поставили на уши» весь Нью-Йорк и уже записали грампластинку - первую в своем жанре, которую по эту сторону Атлантики слышали единицы, но мечтают услышать все…

Поклонники психоанализа сетовали, что из-за войны нет возможности съездить в Вену, где второй сезон подряд доктор Фрейд читает курс лекций, надо думать, интереснейших по содержанию. Бог даст, скоро до России доберутся новые работы мэтра, и контуры нового знания о тайнах человеческой души станут яснее, отчетливей…

Вторична польза. Главное - доход

В газетах внимание обывателей привлекали объявления, рекламирующие изобретения как спорные, так и просто курьезные.

Среди них - якобы получившее высокую оценку по результатам лабораторных испытаний средство «Криноль», радикально устраняющее ненужные волосы на теле.

Исправить другую недоработку халатной природы должен был «ортопед-исправитель носов», способный, если верить производителям, «придать вашему носу желаемые форму и длину». Жесткий гипсовый «ортопед», сжимающий нос подобно тискам, крепился на голове пациента и продавался в двух вариантах - с каучуком и без (с каучуком дороже).

Глазные капли «Хамелеон» - предтеча современных линз - были призваны изменить естественный, но поднадоевший цвет глаз владелицы на золотисто-зеленый, небесно-голубой, красновато-огненный и так далее. Как уверяли, оттенок способен непрерывно меняться в течение вечера, а само средство пользовалось в высшем свете не меньшей, а намного большей популярностью, чем, скажем, переводы работ вышеупомянутого Зигмунда Фрейда.

Дамам, желающим противостоять распущенности нравов, свойственной большому городу и не слишком «чистому» обществу, предлагалось при помощи электрического корсета. Батарейка крепилась на талии и при любом - самом робком - поползновении на несанкционированные объятия устройство издавало звук сродни предупреждающему гудку паровоза.

Рационализация и научный подход не обошли стороной и такую мрачную, но доходную область, как похоронное дело. Господа Соболевский и Дежбицкий предлагали петроградским потребителям взамен деревянных гробов изделия из стекла. Само по себе стекло - материал непрочный, поэтому стенки армировались металлической проволокой; соединительные швы, обработанные особым герметиком, при необходимости легко разъединялись путем нагревания. И, что интересно, стоили стеклянные гробы не дороже своих традиционных аналогов.

Не обходилось и без вариаций на актуальную во все времена тему перпетуум-мобиле. Так, изобретатель-самородок Шенгелидзев разместил в столичной прессе описание своего детища - нейтрализатора земного тяготения, предлагавшегося всем желающим по цене «всего-навсего» 1000 рублей. Не так уж много за вечный двигатель, если разобраться!

Даже мир криминала извлек пользу из технических достижений своего времени. Полиция столкнулась с фальшивыми золотыми монетами, изготовленными по вполне себе новаторской технологии. Подлинная монета помещалась между двумя листами мягкой стали и сдавливалась - получалось клише, которое после несложной обработки (для затвердевания) использовалось для чеканки монет в самых широких масштабах…

Так начинался 1917 год - до конца старой России оставались считанные дни. А в новую эпоху страну ждали открытия и изобретения совсем другого класса.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Людмила, пенсионерка, 60 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Комментарии
Яндекс.Метрика