Каким организациям вы бы доверили борьбу с коррупцией в Петербурге? И если бы у вас на работе была возможность украсть безнаказанно, вы бы украли?

фото с деньгами, рубли Фото: Андрей Петров для ОК фото с деньгами, рубли

 

Наталья Киселёва, 26 лет, инженер-проектировщик:

- Бороться с российской коррупцией я бы поручила иностранным организациям. Звать варягов у нас принято испокон веков. А свои не справятся. Ведь у нас все сваты-браты.

Нет, я бы не стала воровать. Причем, возможно украсть у меня есть, и довольно крупные суммы. Но я не хочу этого делать. Воровать – плохо. По крайней мере, лично я так считаю.


Валентина Большакова, 30 лет, писательница:

- По идее ответ прост: с коррупцией должна бороться организация, в которой работают честные, ответственные профессионалы. Но априори этот ответ - бесполезный. На самом деле, ни одной организации нельзя доверить борьбу с коррупцией. Ведь во всех организациях работают люди. И всегда, в любой компании или структуре найдутся не честные на руку дельцы.

У меня нет возможности украсть безнаказанно. В моем случае вариант безнаказанности не предусмотрен, потому что потеря самоуважения - самое тяжелое наказание.


Ольга Головина, 28 лет, координатор социально-экономической редакции телеканал 100ТВ:

- Не думаю, что какая-либо организация способна на выполнение этих функций. Я не верю в сказки о борьбе с коррупцией. В России она существует с екатерининсках времен, и раз уж ее с тех пор не побороли, то вряд ли поборят и теперь.

Но лично я воровать бы не стала. По той простой причине, что это не соответствует моему морально-этическому кодексу.


Владимир Бондаренко, 27 лет, СПбГКУ «Нипц Генерального Плана Санкт-Петербурга», ведущий инженер:

- Сложно ответить на такой вопрос. Мало кто из нас знает, куда и как расходуются средства. Но, видя как наша страна тонет в разрухе, прикрываясь листом фанеры под названием «Нанотехнологии», всем понятно, что деньги пилят и будут пилить, пока у россиян не будет нормальных зарплат, в том числе у врачей, у учителей. Так что мой ответ: я бы доверил борьбу с коррупцией Управлению по Управлению всеми Управлениями.

Нет, я никогда не смогу украсть. С детства помню, какой от этого неприятный осадок остается. Будучи школьником младших классов, я взял у товарища понравившийся в тот момент «гаджет» и просто с ним ушел домой. Через пару часов ко мне пришли домой, и было мне очень, очень, очень стыдно.


Сергей Киселев, 33 года, программист:

- Для эффективной борьбы с коррупцией возможны только три варианта. Первый - организация, в которой работают люди, преданные своему делу. Это в нашем мире утопично, и возможно лишь тогда, когда люди, как в СССР, рождаются, и им начинают прививать моральные нормы с детства. Второй - организация, где люди получают настолько хорошую зарплату, что их просто не купить, и они будут делать свою работу на совесть. Но это считается не рентабельно. Третий – люди должны понимать неотвратимость наказания. Но для этого нужно НКВД, сотрудники которого расстреливали коррупционера, потому что понимали, иначе их самих расстреляют. Это, тем более, сегодня невозможно. Так что никакая организация не поможет. Надо воспитывать в людях нежелание брать и давать взятки, потому что любая организация будет состоять из этих людей.

Я считаю себя честным человеком, и деньги, которые я украл бы, мне счастья особо не прибавили бы, как бы много их не было, а вот совесть бы мучила. Так зачем мне это?


Артем Урванцев, 16 лет, студент училища имени Репина:

- Я бы доверил борьбу с коррупцией народному движению, которое при этом формировалось бы на выборной основе, и работало бы определенный стандартный срок.

Я не стану воровать. Всегда есть способ заработать деньги честно.

 


Константинова Анастасия, 24 года, менеджер по подбору персонала ООО «Эллария»:

- На мой взгляд, в Петербурге не существует такой структуры, которая способна победить коррупцию. Нужно создавать новую организацию, которая отвечала бы за все коррупционные дела в городе. Всю нынешнюю службу по борьбе с коррупцией я бы реорганизовала.

Скорее всего, я бы украла, если бы была возможность сделать это совершенно безнаказанно. 


Иван, 40 лет, специалист по рекламе:

- Борьбу с коррупцией я бы доверил финской полиции. Смог бы я украсть на работе? Смотря что считать кражей. Если пару листов бумаги, то да, если деньги, то нет.


Ольга, 30 лет, дизайнер:

- С организациями сложно. Если бы я лично знала руководство и была бы уверена в нем, то да, доверила бы борьбу им. Украсть, видимо, я бы могла. Пока не было такой возможности. Думаю, все зависит от характера работы и последствий.


Светлана, 29 лет, инженер-проектировщик:

- Не знаю никаких организаций и структур, которые занимаются этим вопросом (борьбой с коррупцией). Если бы у меня была возможность украсть, да, по мелочи я бы воровала, например, я могла бы забрать ручку, бумагу, использовать бесплатную печать на принтере-плоттере. А вот украсть деньги - вряд ли.


Максим Томчин, 21 год, студент исторического факультета СПБГУ:

- Борьбу с коррупцией я бы доверил партии «Яблоко». Что касается воровства, знаете, искушение безнаказанностью - очень опасная вещь. Не хочется лгать и кривить душой, так что скажу так: я не могу сказать точно, украл бы я или нет, но я верю, что найду в себе силы преодолеть испытание искушением и выйти из подобной истории, не запятнав свою честь и совесть.


Виктор, 39 лет, программист:

- Не уверен, что имеет смысл назначать ответственных за борьбу с коррупцией. Мне кажется, лучше пытаться привлекать всех понемногу. Если это государственная, региональная инициатива, то она может быть, конечно, поддержана информационно, финансово, может как-то поощряться еще - проводить день борьбы с коррупцией. Мне кажется, в таком деле важно максимально размыть круг участников, чтобы избежать коррупции среди борцов с коррупцией. Участниками же могли бы быть как государственные органы, так и общественные организации, политические партии, частные лица. Как бы только избежать наказания невиновных и награждения непричастных?

Зачем воровать? Я от работы совсем другие «кайфы» ловить пытаюсь, мне они важнее. В то же время, я понимаю, что, работая в органах государственной власти, я бы этого не получил. Потому я туда и не стремлюсь. Вопрос, который в связи с этим приходит: какова мотивация стремящихся к работе в госорганах и нельзя ли её как-то изменить? Может, в этом и есть решение проблемы коррупции?


Юля, 26 лет, офис-менеджер:

- Борьбу с коррупцией доверю своему папе и ему подобным. Он работал инспектором-ревизором по строительным объектам, как раз контролировал, на что и не зря ли потратили деньги.

Из опыта: я брала некоторые вещи на время попользоваться, а потом возвращала. Забирала безвозвратно, когда тратила черновики и тонер принтеров на свои нужды. Пока наказание не настигло. Если речь идет о более существенной краже, то, думаю, меня совесть замучает, и даже если я украду, то в итоге верну.


Анастасия, 31 год, художник:

- Борьба с коррупцией.. У меня сложно с организациями, не в теме я просто. Сложно сказать, кому я доверяю. По поводу украсть что-то, если бы работала у меня шла в конторе, где много красок или бумаги, я притырила бы пару тюбиков. В магазине мелок пастели утянуть - конечно, нет. И у человека что-то взять без разрешения не смогу. Хотя когда возвращаюсь из поездок в Европу, то временно желание притырить исчезает. Надо чаще выезжать!


Анна, 26 лет, переводчик:

- Какой-нибудь независимой общественной организации, например, тем же «Наблюдателям Петербурга», я бы борьбу с коррупцией доверила. Для государственной организации борьба с коррупцией может оказаться сложной, потому что она сама является, в той или иной мере, частью государственной системы. А лично я никогда не смогла бы украсть.


Анна, 32 года, художник, в декрете:

-  Я бы доверила полиции, но, не нашей, а «импортной», побороть коррупцию. Тырить не буду, у меня с совестью потом будут проблемы, сниться кошмары будут и тому подобное. Я несколько лет проработала в художественном вузе, но ничего украсть не хотелось. Хотя мечтательно смотрела на некоторые предметы в натюрмортном фонде. Но своровать их так и не захотелось.


Катя, 28 лет, библиотекарь:

- Не скажу ничего про борьбу с коррупцией, так как ничего в этом не понимаю. По поводу работы, сначала мне было очень неловко даже распечатывать на рабочем принтере личные бумажки. Но когда я поняла, что все так делают, причем в гораздо больших масштабах, неловкость немного уменьшилась. Шиковать не стала, но по мелочи позволяю себе, особенно в общественных нуждах. Еще присвоила немного неиспользуемых и никому не нужных канцтоваров, сильно б/у, тоже в общественных целях. Интересно, что главное рабочее имущество, книжки - все целы.


Анастасия, 33 года, историк, преподаватель в вузе:

- По-моему, кому это безнадежное дело ни доверь, результат будет одинаковый, то есть нулевой. Кажется, в нашем обществе коррупция неискоренима, даже если карой будет расстрел. Думаю, что бы я могла украсть на своей преподавательской работе? Списывать какие-то левые деньги я бы не стала. Хорошая мысль, конечно, красть студентов для подсобных работ, скажем, пол помыть, в магазин сходить. Шучу! Хотя нет, пару книг из кафедральной библиотеки я бы взяла себе.

К последним ответам

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама