Не забывайте про Крымск

Ущерб от самого ужасного наводнения для Кубани огромен: завалы разбирают до сих пор

 

Все забыли про Кубань. Тем временем корреспондент «Общественного контроля» Павел Волков сообщает информацию из волонтёрского лагеря под Крымском. Он остался в пострадавшем от стихии регионе вместе с волонтёрами, чтобы продолжать помогать местным жителям. Ущерб от наводнения огромен, работы для добровольцев предостаточно. В течение тех двух недель, которые Павел провёл в волонтёрском лагере в станице Нижнебаканская, он в основном занимался разбором завалов, но и пообщаться с местными жителями и волонтёрами тоже успел. «Общественный контроль» публикует пять его рассказов о Кубани, которая пытается оправиться после одного из самых ужасных наводнений в истории страны. Это воспоминания людей, переживших трагедию, наблюдения самого Павла и его беседы с добровольцами о том, как Кубань восстанавливают.

Елена, домохозяйка: «Мы были на волоске от смерти, и горе всё же пришло, спустя сутки после этого ужасного наводнения»

Я помню всё отлично. В 21:00 начал лить дождь. Постепенно он усиливался. Потом выключился свет. Из-за этого все пошли спать. И дети, и старики. 

Мой муж был на работе. Старшая дочь пошла на ночную службу в церковь. 

Я прочитала перед сном молитву и легла в кровать. Но заснуть не могла. Хотя обычно никаких проблем со сном не бывает. А тут что-то тревожило меня. Встала с кровати, посмотрела в окно. Вижу: вода покрыла весь огород и поднялась примерно на полметра. Собаки, что были на поводке, уже захлебнулись и умерли. Вода поднималась. Я осознала, что происходит: самое ужасное наводнение в истории края. 

Дом у нас небольшой, одноэтажный. Выйти на чердак можно через люк, до которого нужно взобраться по приставной лестнице. А она плавала где-то в огороде. 

Я поставила тумбочку, на неё два стула, а сверху табуретку. Помогла детям взобраться по ним на чердак. Передала тёплую одежду, свечи и что-то из еды. При этом в доме оставались дедушка и моя мама, которая из-за проблем со здоровьем практически не может сама ходить. Без лестницы на чердак их не поднять. У меня началась паника. 

Тут я заметила, что вода в огороде немного спала, может быть на полметра, может быть ещё меньше. Но это был шанс. Мы вместе с дедом кое-как выловили плавающую в огороде лестницу, в кромешной тьме, в мокрой грязи, среди трупов животных и каких-то вещей. 

По лестнице с огромным трудом мы подняли на чердак маму. Следом залез дед и помог забраться мне. Спустя буквально две или три минуты после того, как я залезла на чердак, мы услышали грохот. Это вода выбила окна, мгновенно затопила весь этаж и поднялась метров на пять вплотную к чердаку.

Если бы я тогда уснула и не посмотрела в окно, мы бы погибли. Если бы мы не смогли выловить лестницу или искали её чуть дольше, мы бы тоже погибли. Мы выжили чудом.  

На чердаке все сидели, дрожа, до утра. Я думала в основном о старшей дочке и о муже. Успели ли они забраться на крыши? 

Только к утру вода начала спадать. Мы спустились вниз. Состояние было у всех одинаковое: шок.

Вскоре в дом зашёл какой-то представитель то ли властей, то ли правоохранительных органов. Спросил, каков ущерб от наводнения, нужна ли нам помощь? Я ответила, что уже нет. Добавила, что нужно увезти детей, ведь такие условия опасны для их здоровья. Он кивнул и ушёл. И мою просьбу так и не выполнили.

Скоро на пороге появилась дочь, а спустя ещё полчаса – муж. Боже, как я была счастлива. Вся семья спаслась! Нам очень повезло, ведь столько людей уснули и не успели выбраться. И мы были на волоске от смерти.

Но горе всё же пришло, спустя сутки после этого самого ужасного наводнения. Днём мы с мужем разбирали завалы, разгребали грязь. К вечеру ему стало плохо, а ночью случился инсульт из-за всей этой ситуации, когда людей ни о чём не предупредили, бросили в беде, оставили в таких жутких условиях. 

Муж сейчас кое-как выкарабкивается. Не знаю, чем это всё закончится.

Я не буду говорить за всех, но мы (я и мои родственники) заметили только помощь волонтёров. Ущерб от наводнения огромен. В одиночку я бы только грязь убирала несколько месяцев, не говоря уже о ремонте всего, что сломалось. Спасибо волонтёрам, они сделали всю работу за несколько дней.

---

Тут не до социологии

Эту историю мне рассказала одна из местных жительниц по имени Елена. Домохозяйка, верующая, заботливая мама и любящая жена. Действительно, ущерб от наводнения в случае с её домом оказался значительным. Мы помогали разбирать завалы, расчищать грязь, чинить всё во дворе и в доме.

Но, надо сказать, активность волонтёрского лагеря с каждым днём идёт на спад. Народу, как и работы, становится меньше. Правда, недавно приехала новая группа из 20 человек. Новичков в ней мало, большинство просто вернулись назад. 

Есть и случаи, когда люди здесь посмотрели на обстановку после наводнения, «плюнули» на работу и остались в лагере, помогать, дней на 40-50. 

Правда, недавно произошла заминка в процессе помощи. Работа волонтёрских складов была парализована. Местные власти периодически пытаются оказывать давление на волонтёров. Здесь становится понятно и основное назначения принятого недавно закона о работе добровольцев: волонтёрское движение хотят загнать в рамки. Многие волонтёры подозревают, что их статус хотят использовать для отмывания денег. И вот на этот раз приехал к нам аж сам губернатор Ткачёв с целой группой экспертов. Требовали, чтобы волонтёры передали им склад в управление. Группа волонтёров отказалась сделать это. Тогда помещение принялись проверять на предмет санитарных норм. И это спустя три недели существования склада…

Так же в станице постоянно запрещают вести видео- и фотосъёмку. Пытаются отбирать у людей iPad или фотоаппарат. Приходится каждый раз отстаивать свои права в ходе долгих словесных баталий. Пока получается.

Ранее петербуржцы были возмущены мародёрством на Кубани. Его основной причиной были, конечно, слабая администрация и этнические преступные группировки

Был и забавный момент на прошедшей неделе. В Нижнебаканскую приехали социологи. Опрашивали местных жителей. Затем огласили результат: по оказанию помощи волонтёры заняли первое место, а все государственные службы последовали за ними. То есть за нами. Но вообще-то нам не до социологии. Работаем и спим. 

 

 logo W   Это материал раздела "Твоё второе я", который откроется 1 сентября.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама