Нижняя дача и вагоны

Сегодня, продолжая цикл рассказов о музеях, мы бы хотели представить небольшую историю о двух музейных экспозициях совершенно необычных и, увы, не дошедших до нас. Оба музея находились в Петергофе в 20-х - 30-х годах ХХ века. Но начнем с событий конца века XIX

Николай II заказал в 80-х годах XIX века небольшой дворец в итальянском стиле, а впоследствии приказал пристроить к нему «детские комнаты». Так появилась в Александрии «Нижняя дача» - в противовес «Верхней» - Александрийскому коттеджу, возведенному по заказу Николая I.  Дворец последнего российского императора был постройкой сугубо частной он и не напоминал помпезные строения прошлых веков. Скорее уж - загородный дом успешного коммерсанта или инженера. Скромный и уютный, он был полностью обставлен по вкусам царской семьи. Столовая, например, была стилизована под каюту яхты «Штандарт» - любимого корабля августейшего семейства, на котором они часто предпринимали прогулки по Финским шхерам.

Император лично подбирал для комнат дачи картины и, конечно, фотографии. Царская семья была увлечена фотографией. Число снимков в рамках в доме переваливало за тысячу. В этом здании произошло важнейшее для династии событие - родился наследник престола Алексей Николаевич.  Это случилось 30 июля 1904 года. До этого здесь появились на свет три дочери: Татьяна, Мария и Анастасия. В следующем году царская семья оказалась отрезана от Петербурга в ходе стачек и революционных событий, и пребывала в Александрии до поздней осени.

Здесь 17 октября 1905 года Николаем был подписан манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Манифест о вступлении в мировую войну тоже был подписан в Нижней даче. 23 августа 1915 года Николай II возложил на себя обязанности главнокомандующего и отбыл в ставку. А в феврале 1917 года он отправился обратно в Петроград и по дороге в поезде в Пскове подписал отречение от российского престола.

Удивительно, но два этих события в двадцатых годах породили два музея на одной площадке, замкнув тем самым неожиданное кольцо истории. Но не будем уходить далеко от 1917 года.

Вслед за отречением и Февральской революцией грянула (ну, или произошла, ибо событие само по себе было не особо громким) Октябрьская.

К власти пришли большевики. И в их планах было кардинальное изменение мира. Императорских дворцов и дворцов знати это коснулось в первую очередь - им объявили войну. Нет, их не жгли и не грабили - за редким исключением. Но их отнимали у прежних владельцев. А дальше.... дальше было несколько вариантов.

Самой необычной и одновременно - распространенной практикой была передача дворцов под разнообразные дома отдыха. Так случилось и в Царском Селе, и на Елагином острове. Так предполагалось сделать и в Петергофе. Например, во дворце Марли планировали открыть детский дом (такой был открыт поблизости - в Михайловке и Стрельне). Автору неизвестно, кому принадлежала светлая идея воздержаться от подобных эскапад в Петергофе.

Впрочем, освободиться до конца не удалось - в Фермерском дворце было открыто общежитие. Но - так или иначе - и сам Петергоф, и Нижнюю дачу решено было оставить в качестве музеев. И, по большому счету Нижняя дача стала музеем царской семьи.

Конечно, было свое идеологизированное название, конечно, была экспозиция, посвященная развенчанию сущности режима, его мещанским вкусам... Но это был настоящий историко-бытовой музей, где сохранились все интерьеры, все личные вещи, все как было в прошедшие годы. Примерно такая же картина наблюдалась и в Гатчине, о которой мы говорили в предыдущей нашей публикации.

В конце 20-х годов к Александрии по существовавшей ветке подогнали два необычных вагона. Это были те самые вагоны царского поезда, где Николай II подписал отречение в Пскове. Первый - вагон-столовая (он же место для совещаний) и второй, включавший спальню и кабинет - где и было подписано отречение. И пригнали сюда вагоны для того, чтобы сделать музей в дополнение к тому, который был уже в Нижней даче. Музей, конечно, назывался «Империалистическая война и крушение царизма». К вагонам было пристроены два помещения, где создали экспозицию, раскрывавшая всю буржуазную и империалистическую сущность режима и роль большевиков в ее крушении, но два вагона-то оставались - и это были важнейшие объекты, хранившие память о ключевом событии российской истории.

Дальнейшая судьба музея «Вагоны» и музея «Нижняя дача» была трагической. Сначала закрыли музей «Нижняя дача» - еще в конце 30-х там открыли дом отдыха НКВД. А потом грянула война, и Петергоф стал местом боев, особенно в сентябре -  октябре 1941 года. Тогда здесь были высажены десанты.Вагоны были разграблены немцами, пострадала и Нижняя дача. Остовы вагонов царского поезда еще стояли некоторое время после войны. А Нижняя дача была ни много ни мало взорвана в 60-х годах ХХ века, как якобы представшая опасность для гуляющих в парке. По сути это, конечно, отговорка. Вопреки всем стараниям музейных работников, государство стремилось уничтожить всю память о царской семье, расстрел которой лежал большим пятном на совести большевистской власти.

Кстати, о музейных работниках. Откуда мы можем узнать историю этих уникальных экспозиций? Два молодых музейных работника в 20-х годах активно создавали новые выставки и писали о них очень скромные, но информативные брошюры. Это были  Анатолий Владимирович Шеманский и Семен Степанович Гейченко. Да, тот самый Гейченко, что воссоздал после Великой Отечественной войны из руин Пушкинский музей-заповедник Михайловское, в Пушкинских Горах. Семен Степанович родился в Петергофе, в семье вахмистра конно-гренадерского полка. Происхождение потом сыграло важную роль в его судьбе. Он, как и многие другие работники Петергофского музея, был арестован, получил срок в 1941 году, но в 1943 году ушел на фронт в штрафбат. Лишился руки, а после войны был назначен директором Пушкинского заповедника. Да, одно из обвинений, выдвигавшееся против арестованных сотрудников музея, было именно в том, что они сохраняли память о царской семье, плохо проводили коммунистическую линию в музейном деле.

С конца 60-х годов лишь руины в восточном углу парка напоминали нам о дворце Николая II. В последние годы неоднократно обсуждались проекты воссоздания Нижней дачи. Она действительно играла значительную роль в ландшафте Александрии - до нее на этом примерно месте находилась другая доминанта - павильон Ренелла. Хочется надеяться, что дворец, столь значимый для отечественной истории, будет хотя бы частично воссоздан. По сообщению дирекции, в фондах почти нет вещей из коллекции Нижней дачи. Иная ситуация с вагонами. Вещи из кабинета Николая II в вагоне сохранились и иногда даже выставляются на тематических выставках. Думается, они могли бы занять место в экспозиции восстановленной Нижней дачи.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Повышение каких цен опустошит ваш кошелек?
Реклама