Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -4 погода в Петербурге
Доллар 59.01
Евро 69.4
Юань 8.92

Демидовская усадьба в Тайцах: как снять проклятие времени

 Фото: Евгения Дылева Фото: Евгения Дылева Исторический памятник мирового значения - знаменитая Демидовская усадьба в Тайцах (находится в 33 километрах от Петербурга, у истока реки Веревы и подножия Дудергофских высот), полуразрушенная и почти забытая, продолжает переживать период упадка. Усадебный комплекс теснят участки коттеджной застройки и мучают набеги вандалов

Усадебный дом и пророчество

«Уважаемые дебилы и моральные уроды, не ломайте и не проникайте в усадьбу, там нет ничего. Давайте сбережем то, что осталось», - гласит небольшой плакат на подходе. А за ограждением предполагаемой стройки, на котором красуются таблички «Демидовский парк. Жилой комплекс», «Коммерческая недвижимость» и «Отдел продаж», третий год высятся горы земли.

«Тайцы» в древнерусском языке означало «тайные», подземные родники. Они целебные и потому привлекли в свое время в эти места действительного статского советника, промышленника, члена комиссии по составлению Уложения (1767 год) Александра Григорьевича Демидова, правнука основателя рода Никиты. А еще сохранились сведения, что озаботиться особым устройством дома, удобным расположением террас заставила тяжелая болезнь дочери, которая не могла выходить на аллеи парка, но зато имела возможность ими любоваться.

К слову, и в Петербурге Демидовым принадлежали дома, занимавшие всю правую сторону проезда от Мойки до Большой Мещанской (Казанской) улицы, и не все они сегодня в достойном состоянии - особенно бедствуют те, что скрыты от глаз в глубине дворов.

Строить усадебный дом хозяин пригласил архитектора Ивана Старова, более известного по таким архитектурным памятникам, как Таврический дворец и Троицкий собор Александро-Невской лавры в Петербурге. Работы, начавшиеся в 1774 году, завершились в 1778-м, и с тех пор усадьба переживала разные времена.

В конце XIX столетия, например, Тайцы были переведены в так называемое Дворцовое ведомство, и усадебный комплекс стал санаторием для легочных больных. Во время Второй мировой войны усадьба и парк сильно пострадали, а после ее окончания отреставрированный усадебный дом был превращен в место отдыха партийных работников и просуществовал в этом качестве до начала 90-х годов прошлого века. Старшие поколения местных жителей еще помнят здешний яблоневый сад и отменную пекарню.

Если в XVIII столетии площадь приусадебного парка составляла 220 гектаров, то с течением времени сократилась до 180. Некогда здесь были участки с романтичными названиями: «Большая поляна», «Собственный сад», «Лабиринт», «Звезда» и «Зверинец» с многочисленными павильонами, именуемыми «Келленбург», «Храм Солнца», «Ветряная мельница», «Белый павильон» и так далее. Из всего этого ничего не сохранилось - разве что трехъярусные Готические ворота. А служебные флигели стали жилыми домами - там до сих пор живут люди.

Документально сведения не подтверждены, но история усадьбы и биография ее хозяина овеяны разного рода легендами. Одна из них такова: промышленника Демидова как-то раз в Петербурге преследовала блаженная, и он удивился ее пророчеству: «Хороши владения твои, да времена их разрушат…» Так и вышло. Правда, не только время продолжает разрушать Демидовскую усадьбу. Говорят, что и сам Демидов изрекал предсказания. Однажды, глядя на усадебный дом, он будто бы сказал: «Проклятие времени стены рушит, а эти да устоят».

По темным лестницам

В усадебном доме, стоящем без тепла и света, - разруха. Окна частично выбиты, а кое-где закрыты деревянными щитами. Центральный, давно не парадный вход, можно легко игнорировать и входить внутрь сбоку, из полуподвального помещения, сырого, замусоренного. Путешествие по темным лестницам с фонариком напоминает фильм ужасов, и не менее страшно там, где свет проникает из окон: на стенах - жуткие надписи и рисунки современных вандалов.

Разговоры о необходимости сохранить усадьбу затянулись. Региональная власть решила перевести комплекс из перечня выявленных объектов культурного наследия федерального значения в собственность Ленобласти. Существует план реставрации, который в 2016-м был отдан на экспертизу. Предполагалось, что работы должны начаться в этом году, но пока этого не случилось. А вообще на реставрацию потребуются годы, по разным оценкам - от трех до десяти.

В проекте все красиво: на первом этапе предполагается восстановление центральной части усадьбы, потом расселение людей, продолжающих жить в бывших постройках усадьбы, давно признанных аварийными, и только затем - восстановление парка.

В апреле на отчетной коллегии комитета по культуре Ленобласти заместитель председателя правительства региона по социальным вопросам Николай Емельянов сообщил, что разработана проектно-сметная документация на проведение работ в усадебном доме Демидовых. Цена вопроса - 51,5 млн рублей. Реставрация только этого дома, входящего в список всемирного наследия ЮНЕСКО, обойдется более чем в 300 млн рублей.

В конце марта на заседании общественного совета по сохранению культурного наследия губернатор Александр Дрозденко пообещал, что параллельно с реставрацией дома продолжатся работы по оформлению земельного участка, на котором расположен усадебный дом. К слову, основной проблемой старинных усадеб в большинстве случаев остается отсутствие единого пользователя или пользователя вообще.

За рубль - не хотят

Демидовская усадьба - далеко не единственный объект, нуждающийся в защите. Этим обеспокоен профессор, доктор исторических наук, заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН Анатолий Кирпичников: «Из года в год говорю: усадьбу еще можно спасти, но только надо поторопиться». Профессор припоминает, что не осуществились планы региональной власти - пять лет назад в областном правительстве шли разговоры о том, что усадьба Демидова в Тайцах может стать резиденцией губернатора Ленобласти. Может, конечно, она тогда была бы срочно реанимирована, приведена в образцовый порядок. И при случае ее обитатели с удовольствием бы припоминали, что сюда заезжала императрица Екатерина II. Но увы - не сложилось.

На территории Ленобласти находится около 200 старинных усадеб, имеющих статус памятников как федерального, так и регионального значения. И примерно столько же неучтенных. Многие заброшены и находятся на грани исчезновения.

Между тем, в регионе не прижилась идея позволить крепким, добросовестным предпринимателям приватизацию памятников регионального и местного значения на территории Ленобласти за символическую плату (инициатива получила название «Усадьба за рубль») с условием, что они будут поддерживать их в достойном состоянии. Законопроект, который власти 47-го региона планировали принять в мае, пока завис. Чиновники объясняют, что его тормозит Росимущество, до сих пор не разработавшее механизм приватизации объектов культурного наследия. К тому же, как утверждают эксперты, за такое серьезное дело могут взяться разве что редкие и при этом богатые любители старины. Хлопотно: легче поставить «новяк» на берегу озера, чем у всех на виду, под зорким оком власти, реанимировать руины. Ведь новым владельцам предлагают восстановить исторические постройки за свой счет и предоставить туда доступ для туристов.

Понижение охранного статуса

На днях думские депутаты - активисты ОНФ высказались против законопроектов, упрощающих исключение объектов культурного наследия регионального и местного значения из госреестра. Содержание этих документов, уже внесенных в российский парламент, сводится к такому упрощению.

На днях думские депутаты - активисты ОНФ высказались против законопроектов, упрощающих исключение объектов культурного наследия регионального и местного значения из госреестра.

«Фронтовики» же утверждают, что это фактически означает утрату охранного статуса. Эксперты ОНФ отмечают: это чревато тем, что памятники истории и культуры начнут массово снимать с государственной охраны, сносить и застраивать освобождаемые территории, искажая исторический облик городов и поселков.

По действующей редакции закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», исключить объект культурного наследия регионального и местного значения можно только на основании акта правительства РФ по представлению Минкульта России, исходя из заключения государственной историко-культурной экспертизы и обращения органа государственной власти субъекта РФ. Таким образом, решение принимается на федеральном уровне. Внесенные же законопроекты предусматривают понижение уровня принятия таких решений.

«Правительству пока не удалось предложить эффективных мер по государственной охране: число проблем, связанных с качеством контроля в сфере охраны объектов культурного наследия не уменьшается, и с мест продолжают поступать сообщения об уничтожении таких памятников, - признает заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Любовь Духанина. - В конце июня мы планируем провести круглый стол, чтобы с помощью экспертов, заинтересованных сторон и ответственных ведомств увидеть картину происходящего и обсудить предложения по решению проблем сохранения памятников исторического и культурного наследия».

Обсуждения, споры, в которых рождается истина, - хорошо, но предсказанное Демидовым «проклятие времени» день за днем, год за годом настигает старинные усадебные строения, а стройки нового времени подступают к приусадебным территориям, угрожая им полным исчезновением.

Фото Марины Авферонок.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Евгений, пиарщик, 24 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика