Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 61.95
Евро 68.69
Юань 8.94

Почему Европа открестилась от барселонского референдума

 Фото: Алексей Витвицкий / РИА Новости Фото: Алексей Витвицкий / РИА Новости В минувшее воскресенье оправдались худшие опасения аналитиков по поводу каталонского референдума. Плебисцит превратился в хаос - с беспорядками, драками и стрельбой резиновыми пулями. При явке в 2,3 миллиона избирателей (из 5,3 миллиона) независимость поддержали 90 процентов пришедших. Мадрид, Еврокомиссия и зарубежные лидеры результаты референдума не признали. По мнению эксперта ОК-информ, Каталонии еще предстоит пройти долгий путь к реальной независимости

По итогам плебисцита глава Каталонии Карлес Пучдемон заявил: «Мы заслужили, чтобы нас уважали, чтобы нас признали. Мы сами вольны выбирать свое будущее, мы имеем право на свободу».

Испанские власти результатов референдума не признали - Мадрид назвал плебисцит незаконным. «Никакого референдума не было, - заявил премьер Мариано Рахой. - Все испанцы увидели, что власть закона сильна, и она ограничивает тех, кто подрывает основы правового государства». В мятежную провинцию перебросили тысячи бойцов Гражданской гвардии - они всячески мешали проведению референдума, вступали в стычки с голосующими, в итоге пострадало более 840 человек.

Большинство мировых лидеров выступило за сохранение единой Испании - среди них канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент США Дональд Трамп, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и т. д.

«Еврокомиссия считает, что сейчас - время единения и стабильности, а не фрагментации. Мы призываем стороны быстро перейти от конфронтации к диалогу. Насилие не может быть инструментом в политике».

В Брюсселе уточнили - если Каталония осмелится отделиться, то членства в Евросоюзе у нее не будет. Глава Каталонии пообещал направить результаты референдума в местный парламент, в течение двух дней он должен решить - провозглашать независимость или нет. Если депутаты скажут «да», то это может вызвать острый политический кризис в самой Испании и в Европе. Однако, как считает эксперт ОК-информ Илья Гращенков, президент Центра развития региональной политики, реальной независимости каталонцам в ближайшее время не видать.

«Недавно в Британии прошел референдум по “Брекситу”, официально признанный на всех уровнях власти. И пока мы не видели его конкретных результатов, более того - никто даже не знает, чем закончится эта история. Вроде бы на разных площадках идет подготовка к выходу Великобритании из ЕС, но, когда он состоится и в каком формате, до сих пор неизвестно. К тому же Британия, даже входя в состав Евросоюза, всегда была от него обособлена - она не входила ни в Шенгенскую зону, ни в зону евро и т. д.

На примере Испании мы видим другую картину. Страна, в отличие от Британии, - один из столпов Евросоюза (правда, больше в политическом плане). Во-вторых, референдум проходил в весьма агрессивной обстановке - власти Испании очень жестко подавляли протесты, закрывали участки для голосования и т. д. Это значит, что Мадрид не готов разрешать вопрос об отделении Каталонии мирным путем. Более того - он пойдет на самые радикальные меры, для того чтобы сохранить единство страны», - поясняет эксперт.

Экономист Михаил Делягин на пресс-конференции в МИА провозгласил: «Каталония будет свободной!». В отличие от многих российских коллег он полагает, что рост стремления экономически развитых регионов к отделению - это естественное следствие нарастания глобального экономического кризиса, и попытка пресечь его грубой силой приведет к катастрофе.

«Провал испанского государства, доказавшего свою неадекватность и недееспособность (полицейская интервенция и беспрецедентное насилие не остановили голосование, но лишь опозорили Мадрид), создает реальную угрозу всему Евросоюзу в его нынешнем виде (нельзя исключить, что поддержку каталонским властям оказали США, стремящиеся максимально ослабить Евросоюз как своего потенциального конкурента). Недаром Еврокомиссия, сначала заявившая о непризнании референдума, затем назвала его “внутренним делом Испании”», - уверен Михаил Делягин.

Однако, по мнению Ильи Гращенкова, результаты референдума не будут признаны никем, кроме властей самой Каталонии. Потому что в рамках международного права выход какой-либо автономии из состава единой страны невозможен - без согласительной позиции руководства метрополии. В Британии метрополия, в лице Лондона, пошла на договор с Шотландией, но у последней был статус автономии. У шотландцев был свой парламент, свой премьер и другие признаки обособленности. Шотландия, по сути, - вообще отдельная страна, просто входящая в состав королевства Великобритании. У каталонцев такого статуса нет - и не предвидится.

«В случае с Каталонией многие проводят параллели со статусом Крыма и Донбасса - Европа их тоже не признает, игнорируя то, что Крым наделен всеми полномочиями региона РФ. Каталонию в своих границах Евросоюз тоже не признает. Ведь в случае с Барселоной речь идет не только о “национальной гордости” малого народа, но и о деньгах. Каталония - один из главных испанских регионов-доноров, у нее огромные доходы от сельского хозяйства, туристической и спортивной сфер и т. д. Голосуя за независимость, каталонцы стремятся к тому, чтобы огромные доходы их региона не уходили в центр, чтобы потом быть “размазанными” по всей Испании, а оставались у них в карманах. К тому, чтобы регион работал сам на себя», - продолжает Илья Гращенков.

По мнению эксперта, похожие настроения есть и в других успешных регионах Европы: в Италии это Венеция, в Германии - Бавария и т. д.

«В этом и кроется опасность “каталонского прецедента” - он может подать дурной пример потенциальным “сепаратистам” внутри ЕС. Даже в Сибири порой возникают разговоры в духе “хватит кормить Москву”. Но это неправильно в принципе - сибирские недра не принадлежат сибирякам, это коллективное богатство всех россиян. То же самое в Испании - каталонцы живут хорошо благодаря историческому наследию всей страны. Отделятся от государства на этапе наибольшего экономического роста региона - эгоистично и несправедливо», - полагает политолог.

«Сепаратисты не представляют себе, как вписать свою автономию в мировую экономику, в интересы глобальных корпораций, в сложные финансовые договоренности между государствами и так далее, поэтому референдум - это регрессивный шаг, откат назад. И Европа вряд ли позволит этим популистским моделям реализоваться», - добавляет он.

Михаил Делягин подчеркивает, что в момент объявления референдума сторонники независимости были в меньшинстве, и его проведение под контролем Мадрида привело бы к поражению и укреплению испанского государства. «Слабое правительство либерального социалиста Рахоя сорвалось на истерику и попытку террора, которые привели к жесткому волеизъявлению: в референдуме приняло участие более 40% избирателей, более 90% поддержали независимость, а насилие, которое попыталось организовать правительство Испании, лишило его права ссылаться на закон. Испанские “демократы” - либеральные социалисты - показали себя наследниками не свободы, а диктатора Франко. При этом отделение Каталонии вполне соответствует европейскому принципу “Европа регионов” (рост роли регионов при снижении роли государств) и создает для евробюрократов (если они проигнорируют попытки Испании заблокировать членство Каталонии в Евросоюзе) всего лишь небольшие дополнительные трудности», - сообщает Михаил Делягин.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Юлия, менеджер сетевого бизнеса, 34 года Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика