Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +18 погода в Петербурге
Доллар 70.5
Евро 79.22
Юань 9.98

Российско-эстонские отношения потеплеют не раньше 2020 года

 Фото: http://www.mcx.ru/ Фото: http://www.mcx.ru/ В Пскове прошел круглый стол, в ходе которого эксперты проанализировали российско-эстонские отношения. Для Псковщины эта тема имеет особое значение не только из-за проблем с приграничным сотрудничеством, но и в связи с наличием территориальных претензий у балтийской республики. Особую остроту придает и наращивание натовской военной группировки. О своей оценки ситуации корреспонденту ОК-информ рассказал эксперт по странам Балтии Владимир Симиндей

- Владимир Владимирович, чем вызван повышенный интерес участников круглого стола к нашему западному соседу?

- Прежде всего - серьезными политическими изменениями, которые произошли в общественной жизни Эстонской республики. В последнее время ее истеблишмент сильно лихорадило. Причиной тому стали выборы президента, которые изрядно вымотали систему. В ходе кампании наиболее серьезные и влиятельные фигуры оказались за бортом, а победу одержала компромиссная фигура г-жи Керсти Кальюлайд, которую у себя дома не очень хорошо знают. К тому же сейчас там сменилась правящая партия. Последние 17 лет в местном парламенте свою политическую волю диктовали правые «реформисты», и приход на их место новых лидеров дает некоторый (хотя и малозначительный) шанс на снижение градуса негативной риторики, отравляющей российско-эстонские отношения: один «казус Кохвера» чего только стоил!

На мой взгляд, Эстония сейчас более интересна, нежели ее балтийские соседи. В Латвии, например, благодаря активному вмешательству «вашингтонского обкома» наши отношения оказались, по сути дела, замороженными, а Литва хоть и предпринимает попытки обозначить свою позицию на международной арене, на самом деле демонстрирует свои геополитические комплексы. На примере Эстонии нам важно понять: что в наших отношениях является наносным, а что концептуальным, позволяющим искать общие точки для сотрудничества. Символично, что мы встретились на псковской, пограничной земле, где к Эстонии всегда относились более лояльно, чем в других регионах.

- Что, по вашему мнению, является препятствием в налаживании добрососедских отношений между нашими странами?

- С сожалением вынужден признать, что Эстония продолжает следовать ЕСовскому тренду, который на сегодняшний день исключает нормализацию отношений с Россией. Но при этом официальный Таллинн к украинскому и сирийскому кризисам примешивает еще и некие исторические обиды, связанные с советским периодом. Между тем Россия за всю свою новейшую историю ни разу (!) не давала нашему соседу повода для серьезных, ненадуманных опасений. Однако пока на Западе и в самой республике существует «партия войны», ей выгодно (даже в чисто финансовом плане) эксплуатировать антироссийскую риторику, всячески подогревая панические настроения среди своего населения. Между тем, для серьезных аналитиков (которые, безусловно, есть и на той стороне) очевидно, что российские геоэкономические и политические интересы в последнее время переместились на Юг и Юго-Восток. Страны Балтии привлекали к себе внимание России и Советского Союза в контексте критической военной угрозы со стороны Германии, а ранее - Швеции, Польши, Ливонского ордена. Сейчас они не представляют военной опасности, поэтому у нас не так энергично реагируют на попытки Эстонии и ряда союзников по НАТО наполнить реальным содержанием свои явно фантомные страхи. Скажу так: политика России по отношению к странам Балтики (и Эстонии, в частности) носит реактивный характер. Есть какие-то движения с их стороны, мы реагируем, но сами не проявляем инициативы, и это невнимание, судя по всему, скорее, раздражает наших прибалтийских партнеров, даже пугает их «неопределенностью».

- Вы назвали и другую причину настороженности - территориальные претензии. Сейчас уже подписан договор о границе с Латвией. Подписан, но пока не ратифицирован с Эстонией… Разве эти межгосударственные акты не сняли проблему?

- Договоры соблюдаются, когда их готовы соблюдать. Вы правы в том, что соглашения о границах подписаны, одно из них ждет своей ратификации, но это не повод для прекраснодушной расслабленности: сколько в истории бывало «вечных мирных договоров»? Не будем забывать, что Тартуский договор от 1920 года в Эстонии считают краеугольным камнем государственности. В России полагают, что эта страница уже перевернута. Тем не менее в эстонских политических кругах есть силы, которые всеми силами пытаются его реанимировать и разговаривать с нами именно с его позиций. Причем порой очень громко. Особенно по средам.

- ?!

- Не удивляйтесь, но каждую среду в Таллине напротив российского посольства проходит бессрочная акция, участники которой призывают вернуть Эстонии земли, которые сейчас считаются территорией России. Речь идет о земле Сетумаа - это часть Печорского и Псковского районов.

- Жителей приграничной Псковской области с некоторых пор реально беспокоит усиление натовской группировки на границах с Россией. Насколько она обоснована?

- Усиление воинского контингента на любой границе всегда повод для беспокойства. Правда, в данном случае есть основание полагать, что все это бряцанье оружием лишь демонстрация собственной воинственности, которая адресована не нам, а натовским генералам. И это еще один повод, чтобы попытаться выжать из Евросоюза финансовую помощь фронтиру, который якобы противостоит «непредсказуемой России». На самом деле в эстонском обществе (в том числе и его политической верхушке) в силу его своеобразной ментальности по-прежнему царит искреннее непонимание многих вещей, которые в Европе принимают как некую данность - без обсуждения. Например, наши соседи реально не могут взять в толк, что им, как стране, входящей в НАТО, согласно пятому пункту Североатлантического договора вдруг придется умирать за интересы тех же турок. А что касается дополнительного воинского контингента, который в обозримом будущем может быть увеличен, то скажу так: легко сдерживать опасность, когда ее нет.

- Все это влияет на развитие тех же деловых контактов, которые, к сожалению, из-за санкций оказались сейчас, по сути дела, на нуле. Есть ли надежда на потепление наших отношений?

- Она есть всегда. Однако санкции, которые так горячо были поддержаны в той же самой Эстонии, на самом деле губительно отразились на ее экономике. В результате с наших прилавков полностью исчез эстонский товаропроизводитель. И его место уже занято. В результате санкций больше всего пострадала рыбоперерабатывающая промышленность, мясная, молочная - те отрасли, которые были традиционными поставщиками экспорта из Эстонии в Россию. Пока (прошу заметить - пока) это не вызывает сильной озабоченности по ту сторону границы в политических кругах, но близится ориентир 2020 года, когда помощь европейских финансовых фондов по развитию инфраструктуры и «выравниванию» со странами «старой Европы» будут существенно урезаны, а то и обнулены. Речь идет о суммах очень значительных, которых в обозримом будущем эти страны не досчитаются. Если учесть, что Таллин и так уже лишился немалых доходов от реэкспорта нефтепродуктов, то перспективы развития экономики вырисовываются не самые радужные.

- Понимают ли это на той стороне и когда, по вашим прогнозам, наши традиционно добрые отношения смогу вернуться в прежнее русло?

- В деловых кругах такое понимание есть. Однако серьезных бизнесменов не хотят слышать политики, которые сегодня находятся у власти. Поэтому все благие намерения и пожелания наладить взаимовыгодные экономические отношения не дают результата. Тем не менее история -очень терпеливая дама, которая умеет ждать. Полагаю, что в среднесрочной перспективе (после 2020 года) все может измениться. Причем, начало движения «в сторону весны», как поет БГ, я ожидаю именно с той стороны, что при наличии доброй воли может привести к позитивным результатам.

Справка ОК-информ

Владимир Симиндей - российский историк и политолог, эксперт в области российско-латвийских отношений, истории и современного развития стран Балтии. С 2001 по 2005 год - на дипломатической работе (третий секретарь посольства России в Латвии); 2007-2009 года - редактор международного отдела еженедельника «Российские вести». С января 2009-го -  руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память», с 2010-го - ответственный редактор «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований». Автор более 200 статей и докладов по международной проблематике, отношениям России со странами Балтии.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Валентин, учитель, 34 года Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика