Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +16 погода в Петербурге
Доллар 62.81
Евро 70.68
Юань 9.13

Экономическое развитие на основе системы ускорения строительства

 Фото: Павел Волков/OK-inform Фото: Павел Волков/OK-inform Снижение стоимости строительства возможно при грамотном управления процессом

«Общественный контроль» уже обращался к теме отраслевых моделей в материале Владимира Малахова «BIM-технологии как базис бережливого строительства». Как утверждает автор, «получившая в последние годы широкое распространение управленческая концепция бережливого производства (Lean Production) не могла не попасть в поле зрения экспертов строительной отрасли и уже начала приобретать свое собственное отраслевое оф е еормление в виде бережливого строительства (Lean Construction)».

Lean Construction является разработкой Lean Construction Institute, созданного в 1997 году и с 2008 года ведущего деятельность в России (Институт ускорения строительства - Lean Construction Institute), однако автор об этом не упомянул. Lean Construction и lean manufacturing, а также lean healhtcare, lean banking, lean IT - это сеть отраслевых моделей, которые роднят общие принципы, философия и суть подхода. Однако, на наш взгляд, суть производственного подхода изложена в материале неверно.

Суть метода состоит не столько в поиске и устранении производственных потерь, коих действительно много в любой сфере деятельности, сколько в том, что, прежде чем заниматься какой-либо оптимизацией (а методов оптимизации довольно много - тот же реинжиниринг бизнес-процессов, который с lean имеет мало общего), необходимо понять конечную ценность создаваемого продукта, будь то автомобиль, банковское обслуживание или дом. А задача эта весьма нетривиальная.

Можно согласиться, что для любого потребителя важны цена, скорость исполнения заказа и качество (в смысле - полное отсутствие брака) - и вокруг этого строится производственная модель. Производственные потери, которые приводит автор, выведены не как аксиома, а как следствие того, что они негативно влияют на сроки, цену и качество.

Но вообще качество - это больше, чем просто отсутствие брака. Вспомните райкинское: «К пуговицам претензии есть?». И что касается строительства - необходима большая исследовательская работа. Кому нужны качественные скоростные магистрали, если они разрушают городскую среду, ухудшают качество жизни? И вопрос не в том, насколько качественно сделана дорога, а том, нужна ли она вообще.

Поэтому дело не столько в потерях, которые в строительстве действительно катастрофически огромны, а в понимании природы этих потерь и того, откуда они берутся, и после этого - развития методологии борьбы с этими потерями.

Как отмечает автор, большинство западных и российских экспертов не видят необходимости выделять концепцию Lean Production в какое-то эксклюзивное управленческое направление, поскольку принципы, заложенные в организацию производства по способу Lean Production, аналогичны требованиям стандартов ISO 9001:2000 и ISO/TS 16949:2002 и вообще стандартам системного управления качеством (СМК). Такой подход можно считать серьезным заблуждением.

Дело в том, что и СМК, и lean действительно имеют общие исторические корни, оба направления выросли из движения Total Quality Management, начатого еще в 50-х, но в современном мире нет 2 более перпендикулярных направлений, чем они. Природа этого противоречия кроется в том, что СМК настроена на сертификацию - это довольно большое количество бумажной работы, создания регламентов, отчетов, все это призвано гарантировать минимальный уровень качества управления. Это как сертификат РОСТЕСТ, без которого продукты питания не могут попасть на полки магазинов.

Отсутствие сертификата означает, что риски в системе производства так велики, что гарантировать какое-либо качество с его помощью невозможно. Lean ориентирован на экономический результат. И с этой точки зрения все регламенты, отчеты и прочая работа в рамках СМК - это потери, это то, что не добавляет ценности и увеличивает затраты. Ведь даже несмотря на строгую систему сертификации продуктов, многие предпочитают покупать их на рынке, доверяют фермерам.

Lean - это эволюционная модель развития индустриального бизнеса везде, где есть массовый спрос и потребление. Так же как индустриальная модель является развитием ремесленного типа производства. Поэтому lean имеет такую широкую отраслевую специфику, и строительство тут не исключение.

Если есть сегодня три одинаковых компании, то завтра из этих трех останется та, которая быстрее всех учится. Потому что спрос постоянно меняется - как количественно, так и качественно. Компания должна быстрее всех заметить потребности, быстрее всех перестроить себя и быстрее всех предложить на рынок продукт, отвечающий потребностям. И быстрее всех вовремя остановиться.

Выход в конце 89-го года пластинки со сборником лучших песен 88-го года вызывал у нас гомерический смех. А строительство в 2015 году жилья соответствующее потребностям 70-х. Если серьезно, это неуважение к потребителю, это деградация производственной культуры, это свидетельство того, что строительные компании не хотят ничему учиться.

Проблема в том, что системе ускорения строительства в реальной жизни противостоит отлаженная система тормозов. Ускорение, где бы оно ни проявлялось: в строительстве, производстве или сфере услуг, - это проявление силы. Это результат командных усилий.

Если у вас быстрорастущий бизнес, то, как правило, это стартап, где занято несколько десятков - сотен человек с оборотами порядка миллиона долларов в год. В стартапах эффект ускорения очень значительный, но за ними не стоит большой силы, так как это затрагивает ограниченное количество сотрудников и потребителей. Разогнать среднее производство сложнее, нужно приложить больше усилий.

Огромные компании, как правило, либо находятся в стагнации, либо, следуя общей экономической ситуации в стране, сдуваются. В таком состоянии они уже не представляют силы, а такие, как «АвтоВАЗ», превращаются из бизнеса в настоящую обузу для государства.

В любой отрасли рыночные отношения стимулируют ускорение развития: в стратегии развития ОАО «РЖД» 2015 год объявлен Годом бережливого производства (lean manufacturing), крупнейший работодатель «Почта России» (400 тысяч сотрудников) с 2013 внедряет элементы lean-менеджмента, производственная система Сбербанка (260 тысяч сотрудников) развивается на принципах lean management с 2008-го, автопроизводители массово освоили систему lean manufacturing еще раньше. В строительстве рыночные механизмы у нас действуют слабо.

В такой ситуации отдельная строительная подрядная компания, двигающаяся опережающими темпами развития, мало что может сделать. Бизнес проявляет силу в том, что он ускоряет и развивает процессы, а государство проявляет силу в том, что оно их тормозит, может остановить или вовсе отменить. Чем выше уровень власти, тем сильнее проявляются силы торможения. И традиционный отечественный коммерческий заказчик в строительстве привычно по инерции действует как система торможения и очень нежелательно - в ускорении и развитии. Даже средний менеджмент строительных организаций становится механизмом системы торможения.

Система ускорения строительства lean construction позволяет вести строительство на 95-98% силами местной рабочей силы, на 70-90% - силами местного менеджмента, и это выгодно. По заключению чиновников, на основе системы ускорения строительства можно добиться снижения себестоимости квадратного метра в перспективе 1-2 лет, при этом эффект ускорения может быть виден сразу. Одновременно улучшается качество проектирования и строительства.

По словам председателя комитета по инновациям НОСТРОЙ Н. Ф. Селезнева, «инновации в области управления дают наиболее высокий эффект по сравнению с технологиями. Лично у меня был опыт, когда пришлось жилой дом сделать за 9 месяцев, когда по ПОСу было 18. Я знаю методы, как это сделать и как ускоряться. Достижения эти могут быть! Это реальные методы, которые применялись и на Крайнем севере. Когда за счет крупноблочного метода сборки кровли было сокращение на полгода, люди получили и Государственные премии СССР, и Героев труда, это была стройка по тем временам образцово-показательная».

Внедрение системы ускорения требует политического решения и воли. Оно последовательно добавляет новые требования от функционального заказчика. Это диалог заказчика с бизнесом. Для того чтобы система ускорения могла быть запущена в системе госзаказа или в службе заказчика, необходимо, чтобы основные участники строительного процесса находились в правовом поле. Обычно это использование специальных контрактов и специальных условий проведения тендеров и конкурсов. Эти условия, разработчиком которых является Институт, были согласованы с федеральными органами власти РФ и адаптированы под разные формы строительных отношений.

Современный менеджер по ускорению - вот кем стал советский инженер по организации труда, экономист, планировщик и НИОКР. Во всех этих профессиях, как и в любой другой инженерной специальности, можно добиться результата, если соблюдаются свои законы и правила. Новая черта современного менеджера по ускорению - то, что он социальный активист.

Ускорение строительства происходит благодаря интенсивному сотрудничеству инженеров различных специальностей. Эти отношения регламентированы в рамках системы. Современная система ускорения опирается на социальную науку. Неформальные правила в отношениях, договора и профессиональная ответственность - условия для достижения результата ускорения, как и действие законов механики, статики, электричества, гидродинамики и термодинамики, акустики и оптики в любой другой инженерной специальности.

Сознание современного человека так устроено, что процессы деструкции воспринимаются легче, а процессы ускорения, роста и развития - гораздо труднее, потому что для этого нужно больше терпения и внимания. Самый заинтересованный персонал - это рабочие, зарплата которых привязана к выработке и которые подвергают себя на стройплощадке большей опасности, чем военнослужащие.

Строитель - профессия по своему характеру интегральная и созидательная. Профессиональное сознание строителя устроено на принципах, противоположных тем, на которых базируется сознание людей военных специальностей, ориентированных на деструкцию и дезинтеграцию противника.

В силу длительности процесса создания, масштаба проектов и социальной значимости строитель призван сильнее развивать способности к наблюдению и широту и глубину сознания, что делает его более зрелым и полноценным человеком. Поэтому у строительного сообщества есть особые способности.

В 1974 году в отечественный кинопрокат вышел фильм «Премия» с Евгением Леоновым в главной роли - о жарком конфликте в строительном тресте, в стиле известной картины Эльдара Рязанова «Гараж». По уровню и характеру описанной там дискуссии можно судить, что вопросы, о которых мы говорим, уже тогда были в зоне общественного сознания. 13 млн просмотров! И не на бесплатном youtube, а в кинотеатрах.

Такой накал страстей сегодня трудно представить, потому что мы утратили общность языка - и диалог заказчика, руководителя, прораба и экономиста не может состояться. Силы, которые однажды так явно проявились на пике промышленной мощи, в период последующего длительного экономического спада были не востребованы. В 90-е, когда происходила глобальная концептуализация индустриального строительного опыта, мы оказались выключены из этого процесса.

Новая отечественная модель создавалась уже путем встраивания свободных мощностей в новую модель мирового опыта управления проектами. Поменялся скелет современной экономики. Благодаря новому скелету управления развилось новое сознание, позволяющее оценивать экономическую эффективность проектов, социальный эффект, адаптировать архитектуру. В 2000-х потребовались время и силы, чтобы отказаться от модели максимального освоения мощностей и денег, научиться считать себестоимость и формировать грамотное техническое задание.

Например, в 2000-х в российском профессиональном lean-сообществе велась активная дискуссия о том, почему невозможно одновременно делать lean и сертификацию по ISO. Поэтому, когда автор приводит упомянутые выше утверждения, это простительно, если он, как говорят, «вчера родился».

Если отсечь все, что происходило в мире в 90-х и 2000-х, и пытаться сегодня с нуля построить некую собственную модель lean engineering, называя ее «бережливым проектированием», невзирая на то что во всем мире уже существует и работает адаптированная для архитекторов и проектировщиков модель, и называется она lean design, то можно потерять в экспериментах еще десяток лет. Можем ли мы себе это позволить? Или стоит признать это элементарным невежеством?

Отсюда и глобальные ошибки в выводах автора. BIM не является обязательным элементом системы lean design. И, уж конечно, не BIM является базисом для бережливого строительства, а система ускорения строительства является организационным обеспечением для внедрения BIM. В 2007 году наши коллеги из Нидерландов внедряли lean в одном местном проектном бюро. Был анекдотический случай. Им рассказали о том, что такое производственные потери, и попросили найти примеры потерь в их работе.

Проведя 20-минутный мозговой штурм, проектировщики выдали: «Бухгалтерия - это потери, маркетинг - это потери, служба безопасности - это потери, и т. д.», чем несказанно удивили наших специалистов. После этого им объяснили: не надо искать потерь в чужой работе - ищите потери в своей! Это было трудно, но так или иначе они справились.

Мы еще не знали, что такое BIM, а голландские проектировщики это уже осваивали. Их процесс выглядел так. Вслед за обычным проектированием они переводили все в цифровой формат. В результате клиент совершал виртуальный тур по объекту. Стандартно это занимало 2-3 дня по каждому заказу.

Проектировщиков спросили, действительно ли это нужно их клиентам. На что они ответили: «У некоторых наших клиентов есть свои профессиональные проектировщики. Им не нужна наша цифровая модель, поскольку в силу их профессиональной подготовки им вполне достаточно обычных чертежей. Создание цифровой модели для них - это пустая трата времени и чистая потеря денег. Мы вполне могли бы исполнять эти заказы на 2-3 дня раньше, но, к сожалению, руководство нашей компании требует от нас исполнения всех заказов в цифровом виде. Но среди наших клиентов есть также и обычные люди, не обладающие подготовкой. Для них цифровая модель важна, так как они действительно не представляют, какой продукт они покупают и как он будет строиться».

Вероятно, с нашими проектировщиками дела обстоят так же. Проблема в том, что навыки традиционного проектирования утрачиваются, людей, умеющих читать и понимать чертежи, становится меньше. Это как устный счет: после того как появились калькуляторы, навыки его стали менее востребованными. Но если вы не умеете считать в уме, то вы и калькулятором будете пользоваться неумело...

Важно вновь развивать общественное сознание. Нужно как можно больше говорить о состоянии отрасли и возможностях, находить взаимопонимание в кругу профессионалов, искать понимание с чиновниками, вести диалог с городскими сообществами и общественными организациями, потому что люди - конечный выгодоприобретатель от ускорения строительства (и в первую очередь - от улучшения его качества).

Этому направлению нужна поддержка на всех уровнях. Институт ведет эту работу и будет продолжать оказывать помощь профессиональным сообществам, городским сообществам, а также администрациям городов в продвижении этой темы.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Сергей, экскурсовод, 31 год Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика