Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +5 погода в Петербурге
Доллар 63.75
Евро 70.53
Юань 9.09

Беженцы: билет в один конец?

 Фото: Наталья Шкуренок/OK-inform Фото: Наталья Шкуренок/OK-inform Один за другим в Петербург прибывают автобусы с беженцами из юго-восточных районов Украины. В городе нет мест для их организованного временного размещения, поэтому весь поток переправляется в Ленинградскую область. Сейчас там находится более 600 человек

В закрытой на лето участковой больнице в Рождествено больше недели живут 26 беженцев: 11 ребятишек, 6 мужчин, остальные женщины.

Сергей, отец трех детей, за старшего в этой небольшой группе.  

- До этого жили в палаточном лагере под Ростовом, - рассказывает Сергей. - Все из Луганской области, мы вот из Лисичанского района, есть из Антрацитов, из Горловки.

В родных местах тех, кто живет сейчас в Рождествено, разрушены предприятия, жилые дома.

- Нам некуда возвращаться: пока наладят инфраструктуру, пройдет не один десяток лет, а детей надо кормить сейчас, - говорит Сергей. - И зачистки идут постоянно: даже если ты не брал оружия в руки, тебя отправят в фильтрационный лагерь - они там уже построены.

Маргарита приехала в Россию с дочерью Еленой, двумя внучками и котом по кличке Дэкс - котенок появился после очередного обстрела.

- Сам прибился ко мне во время войны, я его оставила, теперь с нами в Хабаровск полетит, - рассказывает Маргарита, пока Дэкс скачет по кустам, развлекая малышей. - Сейчас звонила в Славянск друзьям, они говорят, что пока не бомбят. А когда мы уходили, бомбили так, что ужас. Семеновка, где я с этим котом попала под бомбежку, разрушена. На Черемховке, где жила, церковь разрушили, жилые дома, пенсионный фонд, детские сады, школу, в которую моя старшая внучка Варя ходила, - дети последнюю четверть не учились. Били с Карачуна, так гора называется рядом со Славянском. С продуктами плохо было, пенсию с мая уже не платили. Трудовую книжку не успела с собой взять, только пенсионное удостоверение схватила. Сейчас решили поехать в Хабаровск - не знаю, как там устроимся, но хуже нам уже не будет.

Все беженцы собираются работать, даже пенсионеры. Маргарита по образованию химик, в 90-е годы занялась торговлей, имела свое ЧП, последние несколько месяцев торговля пошла прахом из-за военных действий.

- Там, где я жила, до сих пор нет связи - ни телефона, ни интернета, продукты с перебоями завозили - сигарет не было, хлеба не было. Меня не пропускали с моей торговлей и никого к нам не пропускали. А если люди приобретали что-то, их могли остановить и отобрать сумки. 

- Ни макарон, ни круп, машины с продовольствием не пропускали, - рассказывает Сергей. - Моего тестя остановили, он увозил ульи с пасеки, так у него беляши в багажнике лежали - и те отобрали.

- Мы уехали, потому что из «Града» несколько дней обстреливали, - говорит Лена. - Нам позвонили и сказали: если не уедете в два дня, вообще не уедете.

Сейчас беженцы заканчивают паковать вещи - гуманитарной помощи им навезли немало, даже игрушки для детей.

- У нас пострашнее было, чем в телевизоре показывали, - говорит Наталья, закрывая молнию на очередной сумке. - У нас в центре города спокойно было, а в окрестностях видно было, как самолеты летают. У меня мать там осталась, мы с ней по телефону постоянно разговариваем, и она рассказывает, что пока не бомбят, только самолеты летают. А мы уже навсегда уехали: там шахты разрушены, заводы - возвращаться некуда. Сколько лет это будут восстанавливать?

- Лет пятнадцать, как минимум, - уверена Елена. - Я работала на Центральной обогатительной фабрике. Мы обрабатывали уголь, отправляли его на экспорт. Сейчас фабрика стоит.

Настя с мужем приехали из Горского Луганской области. Это, пожалуй, единственная здесь семья без детей. Но возвращаться на Украину тоже не собираются.

- Муж работал на шахте, я - в магазине одежды, - говорит Настя, собирая сумки. - Сначала были в Ростовской области, в палаточном лагере. На следующий день позвонила бабушка и сказала, что снаряды попали в шахту, а там люди были. Но шахта моего мужа еще работает, папа по телефону говорит, что слышно, как бомбят. Мы хотели бы остаться в России. Мама уже давно уехала, бабушка уехать не может - ухаживает за больным мужем, тетя не хочет оставлять маму. Старики не хотят дома бросать, но мы будем потом пытаться их вывезти.

В Доме офицеров в Агалатово сейчас находятся 57 человек, в основном женщины и дети. Большинство тоже планирует лететь в Хабаровск, хотя среди беженцев уже разнесся слух, что работы в шахтах там осталось немного, почти все места заняты. И некоторые уже ищут работу в Ленинградской области.

- Мы сами из Луганской области, из города Свердловска, - рассказывает Любовь Ивановна. - Сначала две недели жили в палаточном лагере, потом нас хотели отправить в Московскую область, а в результате привезли в Ленинградскую. Муж и сын с нами не поехали: у мужа там осталась мама, ей 85 лет, случись что, и похоронить некому будет. Город бомбят, соседние дома разрушены, муж рассказал по телефону, что рядом город Червонопартизанск полностью разрушен, по шахтам стреляют, по детским садикам. Мы с дочерью не хотим лететь в Хабаровск: мы же без мужчин, а если там не сложится - у нас и денег нет, чтобы вернуться. Сейчас нам помогают найти работу, дочь с высшим образованием - педагог, я железнодорожник, тоже буду трудоустраиваться.

Андрей и Светлана также ищут работу в Ленинградской области, Светлана - медик по образованию.

- Мы сначала не хотели уезжать, нас просто обратно не пустили, - рассказывает Андрей. - Мы отвозили собаку к родственникам в Ростовскую область, а обратно не смогли вернуться - начался обстрел приграничной области, и мы остались. С Украины выпускали, а назад уже было не въехать. Как мы сначала обрадовались перемирию на три дня! Надеялись, что люди успокоятся, потом перемирие продлят - и все остынут. А они снова начали стрелять!

В Доме офицеров в Агалатово гуманитарную помощь принимают практически каждый день. По словам волонтера Лизы, в основном помогают местные жители - приходят, спрашивают, что нужно, и приносят людям необходимые вещи.

- Мы каждый день работаем с 11 до 13 и с 16 до 18 часов, в это время всех ждем, - поясняет Лиза.

Две девочки, Юля и Маша, две недели назад выехали из Луганска.

- У меня там бабушка осталась, двоюродные сестры, крестная, - рассказывает Юля. - Мы их уговаривали ехать с нами, но они говорят: нет, мы будем беречь дом, чтобы вам было куда вернуться. А я так хочу в свою прежнюю школу! Мы надеемся, что это жуткое бабаханье прекратится!

Сейчас самые необходимые для беженцев вещи - детская обувь 29-30-го размера, постельное белье, мужская обувь 43-44-го размера, особенно теплая, зимняя. Потому что большая часть живущих теперь в Агалатово граждан Украины, скорее всего, уедут либо в Хабаровск, либо в другие удаленные районы, где для них найдется работа и жилье.

Жители Донецка, которых в конце минувшей недели привезли в Куйвози и Гарболово, тоже мечтают найти работу. Поселили их здесь в небольшом одноэтажном здании - бывшем детском садике. Один из его корпусов все еще находится на балансе воинской части. 

У Ирины в Донецке остались муж, старшая дочь, брат, невестка с детьми.

- Сегодня нам дали телефоны, пополнили счета, звонила мужу, он хочет к нам сюда переехать, - рассказывает Ирина. - Работала в Донецке младшей медсестрой, здесь в больнице тоже нужны медики. Заявление на статус беженца мы подали сегодня, ответ получим месяца через три, но заявление о приеме на работу уже написали. Будем искать жилье, главное – трудоустроиться. Я русская, вся родня русская, но родилась на Украине и всегда ее любила. А сейчас ненавижу.

Валентина Антоновна, которой уже исполнилось 67 лет, тоже хочет найти работу.

- А я всю дорогу ехала и хотела вернуться назад, - пожилая женщина вытирает слезы. - Пойду работать, не хочу ни у кого сидеть на шее!

Беженцы в Куйвози и Гарболово тоже нуждаются в теплой одежде, обуви, в предметах личной гигиены, постельном белье.

Как стало известно ОК-inform, 14 июля в пункт временного размещения, расположенный в здании бывшего детского дома в поселке Молодцово Кировского района, прибыли 24 человека, в том числе12 детей. Всего в настоящее время в Ленинградскую область прибыло 206 временных переселенцев, из них 83 ребенка. Все они размещены в шести пунктах временного размещения во Всеволожском, Гатчинском, Киришском и Кировском районах.

Распоряжением губернатора Александра Дрозденко в Ленинградской области создан оперативный штаб под руководством первого вице-губернатора Константина Патраева. В состав штаба входят сотрудники администрации региона, представители федеральных органов власти, УМВД и УФСБ, УМЧС, УФМС. Всю информацию о местах размещения беженцев, о том, в чем они нуждаются, можно получить в call-центре по телефонам: 8 (812) 753-70-27, 8 (812) 753-79-97. Кроме того, на сайте правительства Ленинградской области http://lenobl.ru/services/Ukraine размещены телефоны горячих линий органов исполнительной власти и местного самоуправления.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Николай, преподаватель в университете, 62 года Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика