Михаил Делягин: Лукашенко, в отличие от Януковича, в России никто принимать и прятать не будет

Фото с сайта Михаила Делягина Фото с сайта Михаила Делягина
Заявление Александра Лукашенко о возможном выходе из ЕврАзЭС и введении погранрежима на границе России и Белоруссии вызвало немало противоречивых комментариев и споров по поводу дальнейшего развития отношений двух стран. О том, что происходит на самом деле, и может ли Минск пойти по пути Киева, «Общественному контролю» рассказал Михаил Делягин:

- Вообще-то особенных проблем в отношениях с Белоруссией я не вижу. Да, заявление Лукашенко о возможности выхода из ЕврАзЭС немного напрягает. Но, я думаю, он понимает, что неприятные последствия такого поступка Россия ощутит процентов на 10, а 90% ударят по белорусской экономике, от чего та в течение полугода перейдет в положение украинской. При этом Лукашенко, в отличие от Януковича, в России никто принимать и прятать не будет. Поэтому, с моей точки зрения, это всего лишь риторика. Не очень вежливая, не очень осмысленная, однако обычная.

Впрочем, Лукашенко вообще много чего говорит, и на его эксцентричные заявления давно перестали обращать внимание. Хотя, конечно, называть директора одной из наиболее сильных, (а с моей точки зрения, самой сильной) силовой структуры мира «каким-то фээсбешником» - по меньшей мере, странновато. Если, конечно, тот, кто это сказал, не является обитателем психбольницы или не находится на оппозиционном либеральном собрании… Тем не менее президенту Белоруссии такое свойственно. И это объяснимо.

«Приезжая в Белоруссию и общаясь в политически нейтральной среде, я очень от многих слышал одну и ту же фразу: "Вы нам должны!" И все. И точка»

Во-первых, человек находится во главе своего государства уже 22 года, и в связи с этим у него уже, наверное, произошли какие-то изменения личности. А во-вторых, подобное поведение является неким способом ведения коммерческих дискуссий.

Почему он проводит подобные переговоры лично, тоже вполне понятно - у него просто нет разветвленного госаппарата, при наличии которого кто-то договаривается о коммерческих вопросах, а кто-то обеспечивает их прикрытие политическими заявлениями. Александру Григорьевичу приходится выступать в двух ролях одновременно, и к тому, что он переводит на политический уровень элементы торга, все успели привыкнуть.

Так что, я думаю, заявление о выходе из ЕврАзЭС - обычное запугивание политическими лозунгами…

Однако нельзя не отметить - тех, кто хочет поссорить Минск с Москвой, находится немало. В России мы сталкиваемся с желающими поссорить нас со всеми. В Белоруссии есть желающие запихнуть ее придатком к Польше и превратить в Западную Молдавию. Эти люди всегда оживляются, как только возникает какая-нибудь техническая нестыковка. Точно так же происходит и сейчас.

Да, Белоруссия разрешила безвизовый въезд на 5 дней для граждан 80 стран мира. Но, в конце концов, Россия сделала безвизовый въезд для 30 стран мира, гражданам которых для въезда в Белоруссию нужны визы. Но разве это стало проблемой для Минска?

«Что будет потом? Я думаю, возможно все, вплоть до того, что ситуация в Белоруссии начнет развиваться по украинскому сценарию»

Что же касается введения Россией погранзоны, в этом тоже нет ничего из ряда вон выходящего. В советские времена погранрежим был введен на южном берегу Крыма, и сейчас он тоже существует, причем не только там, а на всем полуострове. Мы имеем режим погранзоны в Петропавловске-Камчатском и на многих других территориях внутри страны. И ведь этого никто не замечает!

Другое дело, что кто-то, прибыв в Белоруссию из этих 80 стран, вздумает перебраться к нам без предварительной регистрации. Но тут тоже не все однозначно: если этот человек соберется лететь самолетом, ехать на поезде или даже на автобусе, покупая билет, он должен будет предъявить свой паспорт. А в этом документе указано, что он гражданин не Российской Федерации, а, скажем, Гвинеи Биссау. Правда, он может пересечь границу пешком, то есть фактически без всякой регистрации. Именно для того, чтобы этого не произошло, и вводится погранрежим. Впрочем, через некоторое время, когда наши пограничники окончательно согласуют все свои регламенты с белорусскими, он будет снят.

Словом, то, из чего сегодня кое-кто пытается раздуть целое дело, не должно вызвать сложностей в отношениях Москвы и Минска. По крайней мере, в настоящее время. Что будет потом? Я думаю, возможно все, вплоть до того, что ситуация в Белоруссии начнет развиваться по украинскому сценарию.

Почему? Причин две. Первая - поощрение белорусского патриотизма, которое там происходит начиная с 2005 года, породило национализм. И вторая - довольно большая обида на Россию. Приезжая в Белоруссию и общаясь в политически нейтральной среде, я очень от многих слышал одну и ту же фразу: «Вы нам должны!» И все. И точка.

Это, безусловно, очень грозные признаки. Сегодня или завтра они, конечно, не выстрелят. Такое случится позже, когда товарищ Лукашенко будет так или иначе уходить со своей должности. Причем то, что у него нет сегодня конкурентов, по существу, ничего не значит. У Мубарака в Египте их тоже не было, а у Асада нет до сих пор. Поэтому повторяю: в перспективе возможно все…

Материалы по теме
Отшельник Фоторепортаж 
Комментарии
Опрос
Что вас больше всего беспокоит в организации работы общественного транспорта?
Реклама