Акулы бизнеса схлестнулись за долги «Юлмарта»

Фото: Замир Усманов/ «Интерпресс» Фото: Замир Усманов/ «Интерпресс»
Через две недели в Петербурге начнется рассмотрение иска о банкротстве одной из крупнейших интернет-компаний страны - «Юлмарт». За красивой вывеской, на фоне которой было не стыдно фотографироваться губернатору Санкт-Петербурга, уже вовсю полыхает война акул большого бизнеса. Выиграет тот, у кого крепче нервы

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области назначил на 25 мая 2017 года рассмотрение заявления Морозова О.В. о признании НАО «Юлмарт» банкротом, говорится на сайте суда. Впрочем, страсти вокруг «Юлмарта» кипят в судах уже давно, и означенная дата станет крупным, но далеко не первым сражением за капитал компании.

Война за спиной губернатора

Речь идет о бренде первой величины на российском рынке торговли электроникой и бытовой техникой. Именно «Юлмарт» научил тысячи россиян, оправлявшихся в тот момент от кризиса 2008 года, покупать товары в интернете. По итогам 2013 года журнал Forbes назвал «Юлмарт» крупнейшим онлайн-магазином России, а еще через год поместил на третью строчку рейтинга крупнейших интернет-компаний страны, после «Яндекса» и Mail.ru.

В 2016 году в открытии центра исполнения заказов «Юлмарта» принял участие губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Он фотографировался вместе с председателем совета директоров компании Дмитрием Костыгиным и называл «Юлмарт» стратегическим партнером города. Знал ли он о том, что всего двумя днями ранее подан иск о банкротстве этой компании, история, как говорится, умалчивает.

Зато СМИ уже активно обсуждали корпоративный конфликт в «Юлмарте». Сообщалось, что акционеры не могут договориться о вопросах управления компанией. А вскоре претензии «Юлмарту» предъявили и кредиторы.

5 декабря Сбербанк подал иск к «Юлмарту» о взыскании более 1 млрд рублей, выданных ранее в качестве кредита. В банке объяснили это невыполнением компанией кредитного соглашения. Есть мнение, что именно поданный ранее иск и стал причиной беспокойства финансистов.

Странная сделка

Это то самый иск, который подал Олег Морозов - бывший бизнес-партнер Дмитрия Костыгина, контролирующего 31,6% «Юлмарта». Олег Морозов тоже оказался кредитором компании, причем весьма примечательным образом. Долг собственной компании ему переуступил Дмитрий Костыгин. «Юлмарт» получил кредит в размере 250 млн рублей под 1% годовых сроком на один год от своего акционера в феврале 2015-го. Сделка по переуступке долга была заключена 15 марта 2016 года. По ее условиям, Олег Морозов покупал долг за 350 млн рублей с рассрочкой оплаты на два года. Не получив денег от «Юлмарта», Олег Морозов подал иск о банкротстве компании.

Сбербанк - не единственный кредитор «Юлмарта». Иски к компании за последний год подавали банк «Санкт-Петербург» и «Уралсиб». СМИ назвали и других кредиторов.

Сбербанк оспорил сделку о переуступке долга. «Целью оспариваемой сделки для цедента Костыгина Д.В. являлось не возмездное отчуждение права требования, а передача своего права требования задолженности с НАО “Юлмарт” физическому лицу, которое может инициировать процедуру банкротства в отношении НАО “Юлмарт”, поскольку самостоятельное инициирование им банкротства в отношении юридического лица, бенефициаром которого он является, несло для Костыгина Д.В. определенные риски правового характера (риск квалификации его действий в качестве действий по преднамеренному банкротству НАО “Юлмарт”)», - заявили представители Сбербанка в суде.

Юристам банка показалось странным, во-первых, то, что Олег Морозов получил возможность требовать долг с «Юлмарта» сразу же после заключения сделки с Дмитрием Костыгиным, а расплачиваться с ним мог на протяжении двух лет. Во-вторых, они указали на то, что Олег Морозов не предпринял никаких действий по взысканию своего долга. Наконец, согласно представленной в суде справке из налоговой, годовой доход Олега Морозова составлял всего 42 тысяч рублей, то есть расплатиться с Дмитрием Костыгиным он не мог в принципе, посчитал Сбербанк.

Суд с этими доводами согласился и удовлетворил иск Сбербанка. Но Дмитрий Костыгин уже оспорил это решение, передал «Общественному контролю» его представитель. «Если нашим уважаемым партнерам в Сбербанке хочется заниматься сутяжничеством, ничего не имеем против», - сказал Дмитрий Костыгин, который уверен, что банк даже не имел права подавать иск об отмене сделки, в которой он не участвовал. В пресс-службе Сбербанка, в свою очередь, сказали лишь, что приветствуют решение Смольнинского суда.

Договоримся по-хорошему?

Сбербанк - не единственный кредитор «Юлмарта». Иски к компании за последний год подавали банк «Санкт-Петербург» и «Уралсиб». СМИ назвали и других кредиторов. Более того, «Уралсиб» также подал иск о банкротстве «Юлмарта», но встал в очередь за Олегом Морозовым, сделавшим это раньше.

В общей сложности долговая нагрузка «Юлмарта» перед финансовыми организациями составляет порядка 4 млрд рублей, передал Дмитрий Костыгин. Однако он уверяет, что менеджмент компании и ее акционеры сумели договориться о реструктуризации большей части этого долга практически со всеми кредиторами, а также напоминает о том, что в прошлом году оборот «Юлмарта» составил почти 50 млрд рублей.

При этом Дмитрий Костыгин говорит, что до банкротства доводит компанию… Сбербанк. «Актуальная ситуация со Сбербанком заключается в том, что банк предпринимает все усилия, чтобы довести “Юлмарт” до банкротства. Я не знаю, чем они руководствуются, ведь если их план сработает, вернуть свои средства банку будет очень сложно. При этом мы готовы к переговорам и конструктивному урегулированию ситуации», - заявляет акционер. Правда, одновременно с этим он грозит Сбербанку встречными исками о компенсации причиненного ущерба.

Арсенал приемов

По всему видно, что битва предстоит нешуточная. С одной стороны - государственный банк, с другой - бизнесмены, закаленные годами корпоративных конфликтов. Еще один крупный акционер «Юлмарта» (контролирует 29,9%) - уроженец США и давний деловой партнер Дмитрия Костыгина Август Мейер. В 2001 году он купил долю в компании «Лента», которая только строила свой первый гипермаркет. Дмитрий Костыгин также был участником сделки, получив миноритарный пакет. Пять лет спустя партнеры уже вовсю конфликтовали с основателем компании Олегом Жеребцовым. Схватка завершилась уходом из «Ленты» последнего.

Новыми акционерами компании стали американский инвестфонд TBG и одна из структур российского госбанка ВТБ. Костыгин и Мейер не поладили и с ними. На пике конфликта дошло до силового противостояния. Офис, в котором забаррикадировался Дмитрий Костыгин, штурмовали сотрудники частных охранных предприятий. При этом смятение в их ряды вносили сыпавшиеся из окон долларовые банкноты. В итоге Мейер и Костыгин продали свою долю в «Ленте», но на выгодных для себя условиях, заработав, по данным СМИ, больше миллиарда долларов. Наконец, есть мнение, что они вышли победителями из недавнего конфликта с третьим акционером «Юлмарта» Михаилом Васинкевичем.

Битва предстоит нешуточная. С одной стороны - государственный банк, с другой - бизнесмены, закаленные годами корпоративных конфликтов.

Что стоит за приемами в нынешней схватке за «Юлмарт», «Общественный контроль» попросил прокомментировать старшего партнера юридической компании «Рыков групп», специализирующейся на процедурах банкротства, Павла Пенкина. По его словам, в случае введения банкротства Олег Морозов получит статус заявителя по делу и возможность выбора кандидатуры арбитражного управляющего для контроля над проведением процедуры. «Можно предположить, что в деле “Юлмарта” данная кандидатура арбитражного управляющего будет отстаивать интересы самого должника, а не кредиторов и общества, как закреплено в законе, - объясняет Павел Пенкин. - Так, арбитражный управляющий может не оспаривать нужные сделки, не запрашивать документы о наличии имущества должника и т.д.»

Однако «признание договора уступки долга недействительным способно лишить Олега Морозова права назначать арбитражного управляющего при проведении банкротства и, соответственно, первичного контроля над ходом самой процедуры, - продолжает юрист. - Отказ во введении процедуры банкротства по заявлению Морозова приведет к тому, что правом назначения арбитражного управляющего будет обладать кредитор, подавший заявление после него».

На деятельность компании запуск процедуры банкротства, по словам Павла Пенкина, может даже не повлиять. «Процедура банкротства изначально особо не влияет на процессы, происходящие в компании, - говорит старший партнер “Рыков групп”. - Более того, на начальной стадии (в ходе наблюдения) арбитражный управляющий, проанализировав деятельность компании, вправе подготовить заключение о ее состоятельности в целях ведения реабилитационных процедур - например, внешнего управления или финансового оздоровления. В худшем случае проблемы у компании начнутся при открытии конкурсного производства, целью которого является распродажа имущества должника и погашение требований кредиторов».

Впрочем, как дали понять «Общественному контролю» один из участников конфликта, иск о банкротстве «Юлмарта» может быть вообще отозван в любой момент. То есть то, что происходит сейчас, - это на самом деле война нервов. Или просто торг, который в большом бизнесе всегда уместен.

Фото: gov.spb.ru.

Материалы по теме
Дети - за живую планету Фоторепортаж 
Комментарии
Опрос
Как вы относитесь к импортозамещению лекарств в России?
Реклама