Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -4 погода в Петербурге
Доллар 59.01
Евро 69.4
Юань 8.92

Внутренних мигрантов держит в Петербурге ипотека

 Фото: Александр Николаев/«Интерпресс» Фото: Александр Николаев/«Интерпресс» «Общественный контроль» поговорил с Николаем Рогачевым, заместителем главы комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга, о том, сможет ли Петербург жить без миграции и какие именно мигранты нужны нашему городу

- Николай Александрович, сейчас в мире остро стоит проблема мигрантов. Мы живем скорее в дискурсе именно «миграционной проблемы», а не в дискурсе «борьбы за трудовые права мигрантов». Сколько у нас живет мигрантов, кто они и нужны ли они вообще городу?

- За последние десять лет, с 2007 года, динамика миграционного прироста в Петербурге - а я говорю не только о мигрантах из стран средней Азии, а обо всем входящем потоке как из-за рубежа, так и из других регионов России, - была только положительная. Но давайте посмотрим на структуру этого прироста.

В 2016 году в Петербург приехали почти на 45 тысяч соотечественников больше, чем его покинуло, положительным миграционный прирост оказался и по иностранцам, но всего на 1 тысячу человек.

В 2007 году миграционный прирост составил больше 21 тысячи человек, из них только немногим больше 3 тысяч человек были мигранты из-за рубежа. Самый большой миграционный прирост пришелся на 2013 год - 100 тысяч человек, из которых 37 тысяч - это иностранные мигранты.

А вот 2015 год показал резкий минус в плане иностранной рабочей силы. Это было связано в основном с удорожанием доллара, когда курс рубля упал почти в два раза. Из Петербурга уехало почти на 26 тысяч иностранцев больше, чем приехало. А по гражданам России прирост остался положительным - 25 тысяч человек. В 2016 году в Петербург приехали почти на 45 тысяч соотечественников больше, чем его покинуло, положительным миграционный прирост оказался и по иностранцам, но всего на 1 тысячу человек.

Как видите, у нас в городе наибольшее число мигрантов - это наши соотечественники, жители Ленинградской области (43%) или других регионов страны (33%), и только 24% из них - это легально работающие мигранты.

Петербург исторически был центром притяжения для переселенцев, он строился приезжими со всей России и ими прирастал. И сегодня все точно так же. Данные по динамике миграционного прироста это подтверждают, как и наши исследования. Иностранцы только замещают потребности работодателей, возвращаясь в большинстве своем домой, а внутренние мигранты еще и помогают городу «обновлять кровь». Учитывая сегодняшние темпы рождаемости и естественного прироста населения, будущее и развитие города только своими силами нам не обеспечить.

- Городские власти хотят вернуть поток иностранных мигрантов на прежний уровень? Или в них уже нет потребности?

- Помните ту историю в начале 2015 года, широко подхваченную СМИ, о том, что дворники-мигранты уехали из Петербурга из-за падения курса рубля? Кто-то вернулся, на каких-то местах подняли заработную плату, где-то места заняли россияне из других регионов. Часть рабочих мест, где трудились мигранты, вообще исчезла. Так или иначе, экономика - это живой организм, в котором все приходит к балансу. Просто теперь за заработной платой в 15 тысяч рублей к нам уже никто не поедет.

По поводу потребности города в иностранной рабочей силе… Для работодателей существует интерес к привлечению таких мигрантов как для неквалифицированного труда, так и для рабочих мест, требующих квалификации, но неинтересных петербуржцам или россиянам из регионов. На схожих позициях иностранные мигранты зарабатывают практически наравне с петербуржцами или россиянами, но содержание и условия труда, на которые часто соглашаются иностранные работники, для наших соотечественников непривлекательны.

Наша, как органа власти, приоритетная задача - это управление миграционными процессами через развитие организованного набора трудовых мигрантов. Пилотный проект реализуется последние несколько лет в странах Средней Азии. В идеале через некоторое время мы бы хотели, чтобы большинство мигрантов из безвизовых стран проходило через программу организационного набора. Этот способ привлечения работников не только повышает безопасность процесса для них самих, но и способствует защите интересов граждан России, что прописано и в федеральной Концепции миграционной политики.

- В чем суть оргнабора мигрантов из Средней Азии? Чем он отличается от сегодняшней модели прибытия мигранта?

- Разница концептуальная. Сегодня всю информацию о будущей миграции гражданин получает, общаясь со своими односельчанами, соседями по двору, которые уже имеют опыт работы в Петербурге. То есть информирование идет через личные связи и контакты в стране исхода. Но, приехав в Россию, он сталкивается с проблемой языкового барьера, поиска работы и жилья, юридического оформления своего статуса. Все это создает почву и для различных нарушений закона со стороны мигранта, и для злоупотреблений со стороны недобросовестных работодателей и посредников.

Оргнабор предполагает, что перед поездкой гражданин обращается в консультационный центр, дистанционно проходит собеседование с работодателем, медицинский осмотр. В этом помогают наши партнеры - представители государственных структур стран исхода.

Если сейчас мигрант в основном прибывает в Россию и, в частности, в Петербург, еще не зная, где он будет работать и что именно будет делать в стране, то оргнабор предполагает, что мигрант у себя на родине сначала решает все вопросы с поиском работы, сдачей экзамена на знание русского языка, проходит медицинский осмотр. Это все происходит в одном месте - консультационном центре, открытым нашим подведомственным учреждением - Центром трудовых ресурсов в сотрудничестве с местными органами власти. Пройдя всю процедуру, такой человек приезжает в Россию в ситуации максимальной определенности и юридической защищенности. Мы, в свою очередь, уверены, что он действительно способен работать в Санкт-Петербурге, нужен здесь и при этом не несет опасности для россиян: не имеет проблем с законом, не является потенциальным террористом или носителем общественно опасного заболевания.

Оргнабор предполагает, что перед поездкой гражданин обращается в консультационный центр, дистанционно проходит собеседование с работодателем, медицинский осмотр. В этом помогают наши партнеры - представители государственных структур стран исхода.

Прибыв в Петербург, гражданин уже имеет на руках все необходимые документы для регистрации и получения рабочего патента. А мы как принимающая сторона понимаем, кто к нам приехал, в каком состоянии. Россия совершенно не заинтересована в гражданах, больных такими серьезными заболеваниями, как, скажем, ВИЧ или туберкулез.

С середины весны такой пилотный консультационный пункт работает в Таджикистане, однако пока через эту систему прошли только несколько сотен человек. Она только отлаживается. Экзамен по русскому языку из-за ситуации с интернетом в Средней Азии сдало несколько десятков человек. Пока еще решается вопрос организации медицинского осмотра в стране выезда.

- Насколько я понимаю, это все не бесплатно для желающих приехать в Россию трудовым мигрантом. Зачем им платить деньги и приезжать к нам легально, если можно это сделать «по-тихому», визового же режима не существует?

- Да, в целом, чтобы пройти всю эту процедуру, понадобится около 20 тысяч рублей. Плюс затраты на авиаперелет, расходы на аренду жилья на первое время, ежемесячные патентные платежи. Все так, это требует первоначального вложения средств. Но мне видится, что конкретно 3 тысячи рублей ежемесячно за трудовой патент - это вполне подъемная сумма за то, чтобы трудиться в Петербурге в нормально режиме и не заниматься решением проблем с контролирующими органами.

Если не пройти эту процедуру, не получить трудовой патент - то через 30 дней после прибытия в страну мигрант автоматически переходит на нелегальное положение. Но заблуждение, будто находиться в Петербурге на нелегальном положении - это дешево. Ты ограничиваешь себя во внешней активности, желательно не покидать место своего проживания и работы, чтобы не столкнуться с правоохранительными органами. В связи с событиями последнего времени - терактом 3 апреля, Кубком конфедерации - активность наших органов внутренних дел повышена. То есть шанс, что у тебя хотя бы раз в течение дня или как максимум недели спросят документы, - значительный. А попасть под выдворение из страны и подвести тем самым свою семью, которая на родине ждет перевода, - это вопрос очень серьезный. К тому же вернуться в Россию на заработки, покинув страну в таком формате, легально уже не удастся.

- Сколько в Петербурге легальных мигрантов из стран Средней Азии?

- По данным ГУ МВД, на 30 июня было выдано 209 тысяч патентов. Только с таким документом можно заключать трудовой договор и работать в соответствии с профессией, которая указана на патенте.

- А сколько стоит для городского бюджета содержание подобного консультационного пункта?

- В этом году на содержание пунктов в Киргизии и Таджикистане выделено 3 млн рублей. Но это с лихвой отбивается патентными платежами, которые иностранные мигранты начинаются платить практически сразу по приезде, оформив патент на работу. Скажу, что по данным комитета финансов, в 2016 году в городской бюджет сумма поступлений по патентным платежам достигла 6 млрд рублей.

- Модель пребывания мигранта из Средней Азии в Петербурге: приехать, устроиться на работу, экономить на себе по максимуму и отправлять почти весь свой заработок на родину. При этом происходит очень малая культурная и социальная интеграция. Таким образом, городская экономика теряет значительные финансовые ресурсы.

- Не думаю, что это значительная сумма. Во-первых, пребывание здесь в статусе легального мигранта требует некоторых затрат. Это 3 тысячи рублей в месяц на рабочий патент, аренда жилья, питание, проезд на общественном транспорте, одежда, при визите на родину они покупают бытовую технику, так как она у нас дешевле даже с учетом перелета. Статью досуга в их жизни также никто не отменял. И все это требует средств, которые поступают в городскую экономику. С учетом всех необходимых расходов на пребывание в России - думаю, они переводят к себе на родину не более трети от месячного дохода.

А по поводу культурной и социальной интеграции… Мы проводили масштабное исследование в 2013 году, чтобы узнать, сколько зарабатывают мигранты и сколько - петербуржцы. Оказалось, что легальный трудовой мигрант на схожей позиции зарабатывает незначительно меньше петербуржца - на 2-3 тысячи, но вот работает по 12-14 часов. И остается не так много времени на интеграцию - нужно успеть отдохнуть и восстановиться к следующему рабочему дню.

- Наши родные внутренние мигранты - они едут по другой стратегии?

- Они сюда приезжают жить. Они приезжают за магической культурной средой, которая делает человека другим, делает петербуржцем.

Как правило, к нам приезжают молодые люди, студенчество. Они не конкурируют с мигрантами из-за рубежа за рабочие места. Они здесь учатся, находят свою первую работу, закрепляются, принимают на себя первые обязательства в виде ипотеки. И мыслят уже в петербургских категориях. В Петербурге не такой бешеный ритм жизни, как в Москве, но при этом достаточно возможностей и для профессионального, и для личностного развития. Определяющими при выборе Петербурга становятся не огромные заработки, а комфорт проживания совместно с той самой культурной средой.

Плюс ко всему наши граждане пребывают в едином правовом и информационном пространстве, нет языкового барьера, нет проблем с документами и оформлением разрешений. Также гораздо выше уровень владения современными информационными технологиями, а значит, у них есть возможность обращаться к работным сайтам, к сайту с базой вакансий нашей Службы занятости.

Главное - соотечественники едут к нам в условиях информационной определенности. В основном в Петербург едут из Ленинградской области и регионов Северо-Запада, но из-за Урала, и из Центральной России внутренние мигранты тоже есть. Мы закрываем большую часть потребности в трудовых ресурсах за счет россиян, и хотелось бы, чтобы эта тенденция развивалась.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Татьяна, программист, 32 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика