Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +7 погода в Петербурге
Доллар 74.61
Евро 81.09
Юань 1.06

Дмитрий Гавра: Показное богатство и потребление перестают быть нормой

 Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости В России набирает ход декларационная кампания. На днях пример подчиненным подали первые лица государства, однако представленные ими цифры скорее разочаровали аналитиков, чем вызвали живой интерес

Президент Владимир Путин за 2016 год заработал 8,8 млн рублей - на 33 тысячи меньше, чем в 2015-м. Негусто оказалось у лидера РФ и с недвижимостью: земельный участок, небольшая квартира, гараж и два раритетных авто - «ГАЗ М21» и «Нива». Доходы премьер-министра Дмитрия Медведева в прошлом году вообще сократились почти на 300 тысяч и составили 8,58 млн рублей. При этом в собственности у него не оказалось тех богатств, которые так упорно приписывал ему Навальный - глава кабмина задекларировал лишь квартиру в 368 кв. метров, большой земельный участок в 4700 «квадратов» и, как и Путин, два шедевра советского автопрома - «ГАЗ 20» и «ГАЗ 21».

Интереснее обстоят дела с доходами у пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова: за год он заработал 12,8 млн рублей (вместо 36,7 млн в 2015-м). А его жена, экс-фигуристка Татьяна Навка, и вовсе заработала 120 млн, а также имеет четыре квартиры, два жилых дома, два земельных участка и три иномарки.

С большим любопытством аналитики также изучили доходы чиновников Администрации президента и правительства. Здесь лидером по заработкам стал первый замруководителя Администрации Сергей Кириенко, заработавший 85,4 млн рублей. Самый скромный доход задекларировала детский омбудсмен Анна Кузнецова - около 2,8 млн рублей.

Среди членов правительства РФ больше всех - 582 млн рублей - заработал министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов (его доход оказался почти в 70 раз больше, чем у премьера). А самый скромный министр - глава Минсельхоза Александр Ткачев с доходом в 5,6 млн рублей. При этом, правда, все прекрасно знают, что именно родственники Ткачева владеют самыми большими агрохолдингами на Кубани. Но в декларации это указывать не обязательно.

Тенденция декларирования доходов российской элитой не изменилась. Зато стало хоть немного зазорно «жить напоказ», и это уже можно назвать большим достижением.

Наконец, огласили свои доходы и депутаты Госдумы. Здесь самым богатым стал депутат-строитель от «Единой России» Андрей Палкин: он заработал 678,4 млн рублей (вместо 1,5 млрд в 2015-м). При этом «бедный» Палкин в феврале попросил Арбитражный суд признать его банкротом, и судьи одобрили это заявление. В целом 9 из 10 самых богатых депутатов Госдумы представляют «ЕР», и на них приходится 45% всех доходов Думы в 2016 году.

Зато у других думцев - очень богатые жены. Например, жена депутата-коммуниста Александра Некрасова за год обогатилась на 645 млн рублей (при этом доход ее мужа - менее 5 млн). 220 млн рублей заработала в 2016 году супруга единоросса Сергея Петрова (в то время как тот не дотянул и до 50 млн). На третьем месте - жена депутата от «ЕР» Владимира Синягновского с доходом в 187,7 млн рублей (сам он заработал всего 3,5 млн).

Наконец, у некоторых депутатов преуспевают даже несовершеннолетние дети. Так, годовой доход ребенка «единоросса» Ирека Богуславского составил 2,4 млн рублей. А у «единоросса» Фатиха Сибагатуллина четверо несовершеннолетних детей - и все зарабатывают. Двое из них получили в 2016 году по 692 тысячи рублей, один - 504 тысячи и еще один - 423 тысячи. На чем они заработали, осталось неясным.

В целом, считает эксперт ОК-информ, тенденция декларирования доходов российской элитой не изменилась. Зато стало хоть немного зазорно «жить напоказ», и это уже можно назвать большим достижением.

Дмитрий Гавра, политолог:

- Нужно сразу сказать - социально-политических пространств для чиновников и депутатов, свободных от рисков обвинения в коррупции, сегодня практически не осталось. По сути, это означает, что сегодня для большинства из них гораздо лучше декларировать доходы и имущество, чем не декларировать. Даже в случае, если в декларацию попадают некие объекты, способные вызвать у общественного мнения вопросы, а то и неудовольствие.

Вполне очевидно, что наше властное сообщество - если верить декларациям - за истекший год не стало сильно богаче. Доходы у большинства политиков и депутатов уменьшились, но это связано, разумеется, не с их обеднением. А скорее с тем, что многие депутаты и чиновники со временем научились перераспределять часть своих активов среди таких своих родных и близких, которые, как правило, не попадают в поле зрения финансовых контролеров, налоговиков и в объективы СМИ.

Понятно, что специального анализа никто пока не проводил, но даже поверхностный взгляд на декларации-2017 дает четкое ощущение того, что у ряда родственников и «родственных структур» высоких чиновников и депутатов активов за последний явно прибавилось. Достаточно вспомнить более чем 100-миллионный годовой доход супруги пресс-секретаря президента Татьяны Навки - при относительно скромной зарплате ее мужа.

«Доходы у большинства политиков уменьшились, но это связано не с их обеднением. А скорее с тем, что многие научились перераспределять часть активов среди родных и близких, которые не попадают в поле зрения финансовых контролеров».

Кроме того, есть и такие проверенные способы «поделиться активами», как передача в доверительное управление, передача собственности или имущества в распоряжение общественной организации и трастового фонда. Такие активы тоже, как правило, не попадают под определение активов для обязательного раскрытия в декларации. Это говорит не только и не столько о «дьявольской хитрости чиновников». На мой взгляд, это говорит о том, что власть понимает и принимает определенные правила игры, и они должны соблюдаться - пусть даже порой формально. Радует уже тот факт, что показное богатство и показное потребление перестают быть «в тренде», перестают быть нормой для людей, выполняющих властные функции.

Не так давно все мы были свидетелями сразу нескольких «новостных бомб», связанных с изъятием сокровищ у нескольких российских губернаторов: часов, драгоценностей, картин, гор наличности и т.д. Сюда можно отнести и сахалинского Александра Хорошавина, и экс-главу Коми Гайзера, и экс-губернатора Кировской области Никиту Белых, и еще целый ряд не менее видных фигур. При этом наличные деньги и другие активы присутствовали там в количествах, в сотни раз превышающих ранее задекларированные ими объемы.

В этой связи возникает вопрос - а куда смотрели институты финансового контроля, налоговые органы и т.д.? Им что, это несоответствие между реальным и декларируемым богатством было не очевидно? Эти огромные суммы, хранившиеся коррупционерами дома «под матрасом», на дачах или у членов семьи, ясно показывают - не такие уж эти хорошавины и гайзеры были искушенные люди, чтобы обводить вокруг пальца финансовых контролеров. Скорее всего, многое просто «не хотели» находить, прятали глаза и смотрели сквозь пальцы. И вот в этом, на мой взгляд, самый нехороший симптом.

То есть получается, что при всей декларируемой государством «финансовой прозрачности» чиновников у одних можно найти «лишнее», а у других - взять и не найти. И что у нас в России очень многие вопросы до сих пор решаются в рамках так называемой «кампанейщины». Вот есть кампания по поиску скрытых доходов и тотальному разоблачению коррупции - и в ее рамках коррупционеров разоблачают одного за другим. Потом началась кампания, допустим, по проверке дипломов чиновников на предмет их подлинности - и сразу же обнаруживаются поддельные или «плагиатные» дипломы у десятков чиновников. А завтра, допустим, государство объявит кампанию по запрету быть чиновниками и депутатами для тех, кто плохо знает русский язык. Написал, скажем, государственный диктант с кучей ошибок - значит, надо тебе покидать свой пост. А послезавтра придумают еще какую-нибудь кампанию…

Все это отвлекает и общество, и самих госслужащих, и при этом на глубинном уровне проблем не решает. При таком подходе те же антикоррупционные шаги носят спорадический, почти случайный характер. Поэтому от «кампанейщины» нужно уходить как можно скорее.

«С чем спорить трудно, так это с тем, что в России профессия госслужащего, чиновника продолжает восприниматься как способ дополнительного обогащения».

Разумеется, итоги публикации деклараций о доходах высшими чиновниками неизбежно породили разговоры о том, что «коррупция цветет пышным цветом» и «бесконечно далеки они от народа». Но здесь хотелось бы напомнить, во-первых, о презумпции невиновности. И, во-вторых, о преднамеренном разжигании социальной розни. Но вот с чем спорить трудно, так это с тем, что в России профессия госслужащего, чиновника продолжает восприниматься как способ дополнительного обогащения. Конечно, в том или ином виде этот стереотип присутствует практически во всех обществах - по крайней мере, если говорить о развивающихся странах. Да и коррупция - отнюдь не чисто российское явление, оно присутствует почти во всех странах.

Однако в России сегодня общественная атмосфера такова, что, отдавая ребенка куда-нибудь в Академию госслужбы или Университет МВД, родители думают не только о том, что их чадо будет служить государству, но и получит тот или иной вид «окормления». В этом, на мой взгляд, корень проблемы. Ведь во власть в России люди приходят не из безвоздушного пространства - они приходят из бизнеса, оптовой торговли, строительства и других сфер, в которых есть бытовая коррупция и понимание того, что обмен услуг или статуса на деньги – это вещь более чем приемлемая и допустимая.

Поэтому «праведный гнев обывателя», направленный против чиновников, решающих вопросы «на земле», порой направлен в том числе и против себя. Мы все недавно видели снятие с должности и арест губернатора бедной Удмуртии, который за огромные «откаты» строил «золотые» мосты и никому не нужные дороги. И в данном случае обыватель возмущается не только из-за того, что это нарушение правил игры или попрание общественной морали. Он возмущается еще и потому, что он просто-напросто сам не попал на это место. И здесь уместно вспомнить поговорку «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива».

Или высказывание одного коллеги-социолога, который по результатам исследований выдал парадоксальную фразу: «Почему в России нельзя победить коррупцию? Да потому что народ не поддержит». Сотни тысяч россиян чуть ли не ежедневно сталкиваются с какими-то проявлениями бытовой, самой что ни на есть «низовой» коррупции - какими-то мелкими подношениями в ЖЭКе, школе, при общении с ГИБДД, и большинство из нас даже коррупцией-то это не считает. Поэтому-то странно и выглядит бурное возмущение некоторых, возникшее при виде деклараций высших чиновников РФ. Да, сравнения с размерами МРОТ или средних пенсий доходы элиты все равно не выдерживают. Но и каких-то немыслимых богатств у наших власть имущих в декларациях все же не прописано.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Антонина, студентка, 20 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика